Понедельник 24 июля 2017
$ 18.1223 21.1007

«В каком темпе вы поднимались по ступеням Генпрокуратуры?». Репортаж NM с финальных слушаний по делу «группы Петренко»

Рассмотрение дела «группы Петренко» близится к концу. 23 мая в столичном суде сектора Рышкановка начались слушания показаний обвиняемых. Но не всех. Некоторых «за неуважение к суду» судьи исключили из процесса вплоть до вынесения приговора. С подробностями из зала суда корреспондент NM МАРИНА ШУПАК.

«А мне уже не важно, что вы мне тут скажете»

Пустые скамейки в зале, у входа — сотрудник полиции, не отрывающий взгляд от мобильного телефона. Ничего не говорит о том, что именно здесь развернется финальный этап одного из самых громких еще год назад судебных процессов Молдовы — по делу «группы Петренко». Разве что сами его фигуранты.

Первым для дачи показаний судьи вызвали председателя партии «Наш дом — Молдова» Григория Петренко, но тут же заметили, что другой обвиняемый, Владимир Журат, снимает происходящее на мобильный телефон. Как выяснилось позже, он хотел, чтобы его заметили. «Журат, выключите телефон», — попросила председатель судейской коллегии Анжела Чуботару. «Не выключу», — сковзь зубы ответил Журат. «Ну пожалуйста, выключи. Быстрее же закончим», — взмолился полицейский, охраняющий порядок в зале. Журат продолжал видеосъемку.

Судья пригрозила молодому человеку исключением из судебного процесса. И тут Владимира Журата, который практически никогда не высказывался в суде, прорвало. «Мне только в кайф, если вы меня выгоните. Я хотя бы на работу пойду, семью буду содержать. Я все два года сижу тихо. […] Вы в курсе, что меня увольняют? Я ведь просил не проводить слушания две недели подряд с утра до вечера. А у меня двухмесячный сын, и ему нужны смеси», — кричал обвиняемый.

newsmaker.md/rus/novosti/tsepnaya-reaktsiya-v-chem-obvinyayut-i-kak-zashchishchayut-gruppu-petrenko-17471
 

«Ну рассмотрение дела уже на последнем этапе, — сочувственно отметила судья. «А мне уже не важно, что вы мне тут скажете. Мне важно, что у моего ребенка аллергия и что ему нужны смеси. Почему вам просто не удалить меня из зала? Я хотя бы заработаю денег», — отрезал Журат, продолжая снимать. Судья исключила Журата из процесса, и он с благодарностью вышел.

Днем ранее судья также исключила из процесса вплоть до вынесения приговора Михаила Амерберга за пререкания с судом. Таким образом, ни Амерберг, ни Журат не будут давать показания в суде и не смогут сказать последнее слово перед оглашением приговора. Как только дверь за Журатом закрылась, судьи вернулись к Петренко. «Братишка, ты только не затягивай. Чтоб мы поскорее с этим закончили», — сказал ему один их обвиняемых. Петренко кивнул и начал говорить. Говорил Петренко около двух часов.

«Расшифруйте для протокола надпись ПЛХ ПНХ»

newsmaker.md/rus/novosti/gorodok-svoboden-sud-buyukan-postanovil-ubrat-palatki-s-ulitsy-bolgarskoy-i-prekra-15899
 

По мнению Григория Петренко, дело, возбужденное против него и его соратников — личная месть председателя Демпартии Владимира Плахотнюка за протест активистов партии «Наш дом — Молдова» перед его домом на улице Болгарской. Петренко напомнил, что палаточный «городок свободы», разбитый перед домом Плахотнюка, по решению суда демонтировали в июле 2015 года. 

Затем Петренко подробно описал свою версию случившегося 6 сентября 2015 года, когда он и шестеро его соратников (Михаил Амерберг, Александр Рошко, Владимир Журат, Павел Григорчук, Олег Бузня и Андрей Друзь) были задержаны во время акции протеста у Генпрокуратуры. Их обвинили в организации массовых беспорядков. Полгода они провели в СИЗО, затем суд перевел их под домашний арест и судебный контроль.

Петренко подчеркнул, что партия «Наш дом — Молдова» заранее уведомила мэрию о готовящемся марше. По его словам, в заявке на проведении акции было указано, что марш пройдет от Академии наук до площади Великого национального собрания. «Какими именно улицами мы пойдем, не уточнялось», — сказал Петренко. Он также напомнил, что за день до протеста в офисе партии «Наш дом — Молдова» прошли обыски из-за ложной информации о заложенной бомбе. По его словам, полиция среди прочего сфотографировала палатки с цепями и замками, которые на следующий день протестующие взяли с собой.

В итоге 6 сентября участники акции сделали несколько остановок: у дома Плахотнюка на Болгарской, у министерства внутренних дел, у отеля Плахотнюка Nobil и Нацагентства по регулированию в энергетике.

newsmaker.md/rus/novosti/byl-li-u-protestuyushchih-kontakt-s-dveryu-21722
 

Версия политика о том, что случилось у здания Генпрокарутары, осталась неизменной: он и несколько товарищей решили подняться по ступенькам к входу в здание Генпрокуратуры, чтобы объяснить, зачем здесь нужно протестовать, однако полиция начала оттеснять их со ступенек. Началась давка. Люди падали друг на друга. Двоим понадобилась «Скорая». Дальше, по словам Петренко, протестующие стали разворачивать палатки, «так как палаточный городок — тоже одна из форм протеста».

В какой-то момент, продолжил Петренко, к нему подошел сотрудник правоохранительных органов и сказал, что дает пять минут на то, чтобы протестующие ушли. «По закону, протестующим не могут выдвигать ультиматум. Запретить протест может только суд», — объяснил Петренко тот факт, что он и его соратники не свернули акцию. Вскоре после этого полиция начала демонтаж палаток и арест тех, кого сейчас называют «группой Петренко». Большинство из них были в футболках с надписью «ПЛХ ПНХ». Петренко уверяет, что при задержании полицейские били Амерберга ногами и кулаками, да и сам Петренко получил удары по голове. При этом, отметил он, ушибы, полученные полицейскими, врачи квалифицировали как малозначительные или легкие.

newsmaker.md/rus/novosti/po-sushchestvu-dela-postradavshiy-politseyskiy-zayavil-chto-ne-imeet-pretenziy-k-g-21683
 

Прокуроры тоже стояли на своей позиции. Все их вопросы, адресованные обвиняемому, сводились к тому, что Петренко отрицает факт нападения протестующих на полицейских. «На видеозаписи ясно видно, как протестующие бросают в полицейских древки флагов. Как вы это объясните?», — спросил прокурор Ион Брынза. «Это ваша оценка. Я такого не видел», — отмахнулся Петренко. Некоторые вопросы удивляли и судей. «В каком темпе  вы поднимались по ступенькам Генпрокуратуры?», — поинтересовался у Петренко прокурор Нику Шендря.

У адвокатов обвиняемых был к Петренко только один вопрос. «Расшифруйте для протокола надпись ПЛХ ПНХ, которая была у вас на футболках», — попросил адвокат Роман Аронов. Петренко замялся, улыбаясь. «Эта надпись отражает наше отношение к главному захватчику страны», — сказал он.

newsmaker.md/rus/novosti/u-gruppy-petrenko-poyavilas-gruppa-podderzhki-22488


Во время дачи показаний из зала суда то и дело выходил Сергей Иванчук (он и Сергей Кудинов появились в числе обвиняемых по этому делу спустя несколько месяцев после задержания «группы Петренко»). С каждым разом от Иванчука  все сильнее пахло алкоголем. «Вы выпивали?», — прямо спросила судья. «Да, выпивал. У моей жены мальчик в животе, вот я и пью», — сказал он. Возникла неловкая пауза. Прокурор Нику Шендря прервал ее, предложив вызвать полицию, так как Иванчук мешает судебному процессу, находясь в нетрезвом состоянии.

Петренко же предложил суду выделить дело Иванчука и Кудинова в отдельное судопроизводство, повторив в который раз, что эти двое к «группе Петренко» никакого отношения не имеют. Судьи, посовещавшись, исключили Иванчука из процесса. «Без проблем, выпью еще пива», — сказал Иванчук.

Остальные обвиняемые дадут показания в суде 24 мая. По прогнозам Григория Петренко, 29 мая слушания по делу закончатся, и суд удалится для вынесения приговора.

newsmaker.md/rus/novosti/gosdep-ssha-priznal-delo-gruppy-petrenko-politicheskim-24150


Петренко и его соратников обвиняют в организации массовых беспорядков (ст. 285 Уголовного кодекса РМ). Им грозит лишение свободы на срок до восьми лет. Госдепартамент США признал дело «группы Петренко» политическим.