СПЕЦПРОЕКТ NM
Век Унири
Как Бессарабия объединилась с Румынией в 1918-м и возможно ли это сегодня
Через 100 лет тема объединения Бессарабии с Румынией продолжает разделять молдавское общество. Одни считают Унирю 1918 года панацеей от всех бед и готовы повторить ее спустя столетие. Другие уверены, что это была катастрофа, а если попытка повторится, готовы чуть ли не «браться за оружие» для защиты государственности Молдовы. NM решил добавить оттенков в эту черно-белую картину и рассказать о фактах без оценок и агитации.

1
Бессарабский вопрос
Датой зарождения «бессарабского вопроса» можно считать 16 мая 1812 года. В этот день Российская и Османская империи подписали Бухарестский мирный договор, положивший конец Русско-турецкой войне 1806–1812 гг. Согласно документу, Турция уступала России восточную часть Молдавского княжества, которое находилось под османским господством. Границу между Россией и Турцией провели по реке Прут, а территория Пруто-Днестровского междуречья стала называться Бессарабией.
Остальная часть Молдавского княжества осталась под османским господством, и в 1859 году объединилась с другим дунайским княжеством — Валахией, составив будущее королевство Румыния, провозглашенное в 1881 году. Османская империя лишилась контроля над этими территориями несколькими годами ранее — в 1878 году после очередной Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Интересно, что именно Россия сыграла решающую роль в обретении Румынией независимости.
Впоследствии договор 1812 года и дальнейшие события вокруг Бессарабии получили в российской и румынской историографии разное, зачастую прямо противоположное толкование.
Современные румынские историки говорят, что Бессарабию тогда насильственно вырвали из румынского пространства и русифицировали, но она сохранила национальное самосознание и ждала часа возвращения «домой».
Российские историки указывают, что в 1812 году не было никакой Румынии, а Бессарабии посчастливилось на полвека раньше освободиться от османского ига, после чего область активно развивалась в составе Российской империи и сумела сохранить исконную молдавскую идентичность, оставшись вне процесса формирования румынского национального проекта и государства.
* Данные приведены с теми обозначениями национальностей, как они фигурировали во Всероссийской переписи населения 1897 года. Гагаузов тогда не считали отдельной национальностью и записывали частично как болгар, частично — как турок. А великоруссы, малоруссы (украинцы) и белоруссы считались частью триединого русского народа.

2
Прелюдия Унири
Известная фраза из дневника Николая Второго, написанная в день отречения, хорошо передавала положение дел в Российской империи после начала в 1914 году Первой мировой войны. Вот только касалось это не только окружения и личности правителя, но и состояния всего государственного аппарата страны.

К 1916 году на огромной по территории и числу живших в ней народов империи начался тотальный кризис. Армия, рядовой состав которой состоял из вчерашних крестьян, не видела смысла продолжать войну. Государственная дума 5-го созыва состояла в массе своей из депутатов, оппозиционных правительству и его политике.
Прелюдия Унири
Известная фраза из дневника Николая Второго, написанная в день отречения, хорошо передавала положение дел в Российской империи после начала в 1914 году Первой мировой войны. Вот только касалось это не только окружения и личности правителя, но и состояния всего государственного аппарата страны.

К 1916 году на огромной по территории и числу живших в ней народов империи начался тотальный кризис. Армия, рядовой состав которой состоял из вчерашних крестьян, не видела смысла продолжать войну. Государственная дума 5-го созыва состояла в массе своей из депутатов, оппозиционных правительству и его политике.
Самое сильное политическое движение — «эсеры» (социалисты-революционеры, идейные последователи «народовольцев) не было представлено в Думе, зато активно физически уничтожало государственных чиновников. К 1916 году они убили 37 губернаторов, несколько министров и даже родного дядю императора. Неофициально в партии — почти миллион человек.
В Бессарабской губернии — в то время пограничной — схожая политическая ситуация. Активное население поддерживает эсеров и «Бунд» — этническую еврейскую партию, близкую к ним по взглядам. При этом в Кишиневе тогда — не меньше 40% населения еврейского происхождения (оценки расходятся). В Бессарабии пока еще вообще нет официально существующих молдавских этнических партий, союзов и т.д., но первые группы уже собираются.

Будущий Сфатул Цэрий формируется вокруг газеты Basarabia. Она выходила с перебоями один год — в 1906-07, но ее закрыли из-за недовольства властей и хронических финансовых проблем. Именно она первой открыто говорит об идее панрумынского национального проекта, в который включалась и Бессарабия.

В Basarabia печатаются будущие первые лица Сфатул Цэрий — Пан (Пантелеймон) Халиппа, Ион Пеливан, Ион Инкулец. В текстах газеты «румыны», «молдаване», «бессарабцы» — синонимы, без четких разделений. Выделяется Алексей Матеевич, которого интересуют только проблемы «бессарабцев». У него даже псевдоним — «Кынтарец Басарабян», и, похоже, румынскими идеологическими вопросами он не интересуется.

Главное реальное требование, выдвигаемое газетой — румынский-молдавский язык (писалось в двух вариантах) в школах и церкви. В остальном Basarabia де-факто поддерживает главный лозунг эсеров — «Земли и воли!».

В одном из номеров газеты выдвигается идея создания «сфатул провинчиал супериор» — автономного местного комитета самоуправления. Фактически именно эта группа людей, объединившаяся вокруг, прямо скажем, не самой популярной газеты края, впоследствии сформирует органы власти.

К 1917 году губерния серьезно страдает от прифронтового положения, которое усугубляется общей деградацией страны. Армия румынского фронта начинает разваливаться на глазах. Бедой губернии становятся дезертиры, чаще всего — вооруженные. В городах порядок еще сохраняется, а вот селам приходится тяжело. Система управления деградирует с каждым днем, не выполняя свою базовую функцию — защищать.

В соседней Румынии, правда, положение еще хуже: большая часть страны, включая Бухарест, оккупирована немецкой и австрийской армией. Ставка правительства и короля находится в Яссах. Румынская армия практически уничтожена, все держится на российских армиях «Румынского фронта».

К 1917 году большевики уже активно агитируют за прекращение боевых действий. Но здесь они еще слабы, а пользующиеся влиянием эсеры считают, что армия должна существовать. Поэтому фронт не разваливается окончательно.

3
Процесс
1917 год. В стране — Февральская революция. Генералитет империи выступает за отречение Николая (современные исторические ремейки в стиле «жизнь за царя», мягко говоря, не историчны).
Один из военачальников, имевших наибольшее влияние на Николая, — генерал Михаил Алексеев, на тот момент командующий армией. Его решением командующим Румынским фронтом назначен генерал Дмитрий Щербачев. Главная задача — держать оборону и не дать армии развалиться.

Фактически, Щербачев получил в формальное управление и части румынской армии. Уже тогда ему приходится договариваться с румынской администрацией, но цели у них одни — если фронт рухнет, немецкая и австрийская армия уничтожат и Румынию, и Бессарабию.

Генерал Дмитрий Щербачев
В Кишиневе в октябре 1917 проходит «Военно-молдавский съезд». Теоретически он должен был представлять всех офицеров и солдат молдавского происхождения. Но фактически в условиях полного хаоса и неспособности Временного правительства хоть как-то организовать армию, никто никого на съезд не делегировал.

В Кишинев с согласия высшего командования съезжаются молдавские солдаты и офицеры. Почти все — из Румынского фронта или из большого Одесского гарнизона. Армейское командование смотрит на все сквозь пальцы — пусть делают что хотят, лишь бы не дезертировали. Съезд, около 600 человек, принимает резолюцию о создании Верховного совета Бессарабии (Сфатул цэрий) и автономии края в составе Российской республики.
Там же намечена структура совета:
140 представителей от Бессарабии
и еще 10 от левого берега Днестра
При этом первоначально Сфатул Цэрий должен был стать де-факто исполнительной властью — временным правительством с ограниченными полномочиями. Но в результате стал гибридом законодательной власти, то есть парламента, издающего законы (и при этом, не избранного), и исполнительной власти — «Совета директоров», созданного решением СЦ.
Сфатул Цэрий сделал несколько важных заявлений. Среди них:
1
Защитить все свободы, добытые революцией (свободу совести, печати, объединений и т. д.).
2
Запрет смертной казни.
3
Равные права всем народам республики.
Очень скоро, впрочем, эти декларации СЦ забудутся.

4
Люди
Председателем Сфатул Цэрий стал Ион Инкулец — самая противоречивая фигура этого времени.
Выпускник Кишиневской духовной семинарии и физмата Петербуржского университета, активный публицист явно националистической газеты Basarabia, при этом член «модной» партии эсеров с более чем пятилетним стажем, преподаватель физики в Петербурге, и депутат того самого Петроградского совета, с которого началась Февральская революция, активный ее участник.

После создания Временного правительства назначен его представителем в Бессарабии. И вот парадокс: он использует свой официальный статус, чтобы стать главой СЦ, и одновременно посылает сигналы в Петроград о том, что все в порядке, что это только автономия, и возглавляет ее он — официальный представитель центрального правительства.
Его взгляды резко меняются после Октябрьской революции. Во-первых, Инкулец теряет свой статус «представителя центра» — большевики низложили Временное правительство. А ему, формальному эсеру, с ними и говорить не о чем: большая часть эсеров и большевики уже стали врагами.

Тем временем меняется и ситуация вокруг Бессарабии. Воинские части российской армии начинают украинизироваться: солдат и офицеров украинцев в разы больше, чем молдаван. В ноябре украинская Центральная рада провозглашает независимость Украинской республики. Молдавская в то время автономная республика в составе непонятно чего (подчинялись Российской республике, которой уже нет) остается в подвешенном состоянии.

Инкулец сохраняет пост председателя СЦ, но что он фактически может? «Винтовка рождает власть», — скажет несколько позже по схожему поводу Мао Цзэдун. Но как раз винтовок, равно как и верных частей, у самоназначенного председателя нет.

В дело вступает генерал Щербачев. Он тоже все потерял из-за второй революции, но использует свое влияние и умение договариваться для того, чтобы комитет Румынского фронта не признал правительство большевиков и отказался им подчиняться. Генералу нужна легитимность не меньше, чем председателю СЦ.

Щербачев поддерживает Центральную раду и получает от нее назначение командующим уже Украинским фронтом (это бывший Румынский фронт и Одесский гарнизон). В этом статусе он начинает переговоры с германской и австро-венгерской армиями. Война уже потеряла всякий смысл, да и обе империи рушатся на глазах. Заключается перемирие, а после этого при поддержке румынских частей Щербачев проводит «санацию» частей, разоружая тех, кто «подозревается в большевизме».
Тем временем Пан Халиппа, коллега Иона Инкульца еще по газете Basarabia, пытается договориться с премьером Румынии Александру Маргиломаном о «защите Бессарабии». Ион Пеливан в статусе «директора иностранных дел» и Пан Халиппа в статусе вице-председателя СЦ — пожалуй, самый убежденные сторонники объединения с Румынией.

Сам Инкулец и председатель директората Пантелеймон Ерхан сначала попытались договориться с Одесским гарнизоном, затем с генералом Щербачевым. Но переговоры провалились: военные, вероятно, не видели смысла передислоцировать свои части, когда мало понятно, кто кому подчиняется. Тем более что власть Сфатул Цэрий практически не распространяется дальше Кишинева.

На севере Бессарабии власть перехватывают Советы. Большинство там — у большевиков и некоторых согласных с ними эсеров. Они представляют новую центральную власть — Совет народных комиссаров. В определенной степени их поддерживает крестьянство. Бельцкий сьезд постановляет «не признавать власть Сфатул Цэрий» и признает власть большевистского правительства.
Бывшая уже Бессарабская губерния в ноябре-январе 1917-18 гг. похожа на мозаику: такая же многообразная, с множеством элементов и такая же хрупкая. Гражданская война не начинается только потому, что нет реальных центров силы. Советы только набирают силу после «санации». Директорат и Сфатул Цэрий с трудом контролируют центр. Да и то — внутри самого СЦ полный разлад: часть депутатов находятся в Яссах, часть просто прячется по домам, часть — пытается договориться с бывшей российской армией.

Конфликт идентичностей, вырвавшийся на волю, когда исчез центр силы, пытавшийся привести регион к «общему знаменателю», будет преследовать Бессарабию/Молдавскую республику/Молдову всю ее историю. Мозаика языков, культур, традиций, даже геополитических предпочтений с годами меняла форму, но не суть.
Известный ученый, профессор Оксфордского университета Чарльз Кинг в своем исследовании «The Moldovans: Romania, Russia, and the Politics of Culture» замечает, что именно такое положение страны, находящейся на пересечении орбит влияния Румынии и России, как бы она ни называлась, и сформировало внутренне противоречивую бессарабско-молдавскую конструкцию идентичности. Это психология «фронтира» — вечного пограничного состояния.

Кинг замечает, что любой национализм здесь, по сути, воображаемый, поскольку создает «воображаемый образ нации», а жители междуречья Прута и Днестра не способны уже вместиться ни в один «идеальный образ».
ПАНТЕОН УНИРИ
Василе Строеску
(11 ноября 1845, с. Тринка, Бессарабия — 13 апреля 1926, г. Бухарест, Румыния) — филантроп и меценат, почетный президент Молдавской национальной партии (1917). После Унири, как старейший депутат, открывал созыв парламента Великой Румынии (1919) и в течение нескольких недель председательствовал в нем.
Унаследовав несколько имений общей площадью 25 000 гектаров в Бессарабской губернии, Василе Строеску предлагает на собственные деньги построить в Бессарабии православные церкви. Но с условием, что службы там должны проходить на румынском языке. Получает отказ от царских властей. Тогда Строеску жертвует деньги на развитие румынской культуры в Молдове и Трансильвании. В общей сложности в Румынии на средства мецената построили более 200 школ и 96 церквей.

Финансировал выходившие в Бессарабии румыноязычные националистические газеты Basarabia и Cuvânt moldovenesc.

В апреле 1917 года, когда была образована Молдавская национальная партия, Василия Строеску избрали ее почетным президентом. От активного участия в Сфатул Цэрий он тогда отказался, хотя мог стать одним из лидеров: «Боже упаси! Я ненавижу любую политику. Я никогда не участвовал в политике и не намерен. Политика — самое подлое занятие людей. Оставьте политику в покое и позаботьтесь о румынской культуре».

20 декабря 1919 года Учредительное собрание Румынии ратифицировало безусловное объединение Бессарабии с Румынией. Отчет разработал Василе Строеску. Позже, однако, стал критиком объединения, осуждая политику румынского правительства в Бессарабии.
Константин Стере
(1 июня 1865 года, с. Чирипкэу, Бессарабия — 26 июня 1936 с. Буков, Румыния) — публицист, писатель, политик, теоретик «попоранизма» — течения в Румынии конца 19-го — начала 20 вв., близкого к русскому либеральному народничеству.
Учась в Кишиневе в лицее для дворянских детей, становится сторонником российского народнического движения. За революционную деятельность его арестовали и приговорили к многолетней ссылке в Сибирь. После окончания ссылки возвращается в Бессарабию и уезжает в Яссы. Оканчивает юридический факультет Ясского университета, позднее становится его ректором.

В 1906 году в Бессарабии помогает изданию газеты Basarabia. В ней публикует программу с требованием предоставить автономию Бессарабии, создать для управления краем «Совет страны» (Сфатул Цэрий), провести земельную реформу.

Стере сыграет решающую роль в процессе Унири. Приехав в Кишинев 24 марта 1918 года, до 27 марта он много встречается с политиками и депутатами Сфатул Цэрий, убеждая их в необходимости объединения Бессарабии с Румынией.

Историческая речь Стере на заседании Сфатул Цэрий 27 марта 1918 года, по свидетельствам очевидцев, повлияла на мнение голосующих в пользу объединения. В апреле 1918 года Константина Стере избрали президентом Сфатул Цэрий.
Ион Пеливан
(1 апреля 1876 года, с. Рэзень, Бессарабия — 25 января 1954 года, г. Сигет, Румыния) — журналист, политик, соучредитель первой румыноязычной газеты Basarabia, член Сфатул Цэрий, дипломат.
Окончил Богословскую семинарию в Кишиневе и поступил на юридический факультет Дерптского университета (Эстония). Там его как активного члена бессарабского кружка «Землячество» (Рământenii) арестовали и депортировали на Север России.

Позже в Бессарабии вместе с Константином Стере основывает первую румыноязычную газету Basarabia (1906-1907). В 1917 году участвует в создании Молдавской национальной партии. Также был членом бюро Сфатул Цэрий, который позднее и возглавил. Всегда был последовательным сторонником Унири, и в этом смысле был идеологом, а не колебался в зависимости от обстоятельств, как некоторые другие политики того времени.

27 марта 1918 года проголосовал за объединение с Румынией. Занимал множество руководящих постов: депутат Сфатул Цэрий в Кишиневе (1917-1918 гг.), министр иностранных дел двух правительств Демократической республики (1917-1918 гг.), министр юстиции (1919-1920 гг.), представитель Румынии на Мирной конференция в Париже (1919-1920 гг.).
Ион Инкулец
(5 апреля 1884 года, с. Рэзень, Бессарабия — 18 ноября 1940 года, г. Бухарест, Румыния) — политик, президент Сфатул Цэрий, министр, член Румынской академии.
Окончив Духовную семинарию в Кишиневе, поступил на физико-математический факультет Дорпатского университета (Эстония), но перевелся в Санкт-Петербургский университет. В апреле 1917 года Ион Инкулец вернулся в Бессарабию как посланник президента Временного правительства Александра Керенского во главе группы из 40 бессарабцев, чтобы «углубить завоевания Февральской революции». Но, после того как большевики захватили власть в Петрограде, Инкулец стал сторонником объединения с Румынией.

Был депутатом Сфатул Цэрий, а 21 ноября 1917 года избран его председателем. В этом качестве подписал решение Сфатул Цэрий от 27 марта 1918 об объединении Молдавской Демократической Республики с Румынией.

Осенью 1919 года была сформирована Крестьянская партия Бессарабии, которую возглавили Ион Инкулец и Пан Халиппа. Оба политика также вошли в правительство в Бухаресте. Инкулец позже выполнял функции министра общественного здравоохранения, министра внутренних дел, министра связи и вице-президента Совета министров при правительстве Румынии во главе с Ионом Г. Дукой.
Дмитрий Щербачёв
(18 февраля 1857 г., Российская Империя — 18 января, 1932, Ницца, Франция) — русский военачальник, генерал от инфантерии, видный деятель Белого движения, командовал Румынским фронтом во время Первой мировой войны, при его содействии в Бессарабию вошли румынские войска, а позже Бессарабия присоединилась к Румынии.
Военная карьера Дмитрия Щербачева развивалась довольно стремительно. После многих успешных военных операций во время Первой мировой войны, 5 апреля 1915 года генерала Щербачёва назначили командующим 11-й армией на Карпатах.

В апреле 1917 г. Щербачёва назначили помощником командующего армиями Румынского фронта. Фактически он сосредоточил в своих руках все управление. Вскоре именно он разработает план наступления Румынского фронта, который должен был стать частью общего наступления союзников Антанты.

Однако после Октябрьской революции Щербачёв фактически отказался подчиняться новой власти. Генерал прилагал все усилия, чтобы навести порядок в революционно настроенных войсках и не допустить развала фронта. Например, насильно разоружал «части, зараженные большевизмом» и отправлял их домой пешком.

Тем временем немецкое наступление поставило Румынию и Бессарабию на грань катастрофы. 26 декабря 1917 года представители Сфатул Цэрий обратились к румынскому правительству с просьбой стабилизировать ситуацию в Бессарабии — остановить анархию и уберечь ее от возможной украинской оккупации. Генерал Щербачев согласился ввести в Бессарабию румынские войска. Но вскоре пожаловался французскому генералу Анри М. Бертло, что румынские войска вели себя с Бессарабией, как с покоренной страной.

Активно поддерживал Белое движение. В июне 1919 года он прибыл в Екатеринодар в ставку Деникина. Там ему удалось склонить главнокомандующего к признанию верховной власти адмирала Колчака. Однако в 1920 году из-за разногласий с генералом Врангелем Щербачев отказался от военных должностей и уехал в Ниццу. Там он жил на пенсию, назначенную ему румынским правительством.
Александр Маргиломан
(27 января 1854 года, г. Бузэу, Румыния — 10 мая 1925 года, г. Бузэу, Румыния) — премьер-министр Румынии, министр юстиции, финансов, внутренних дел, затем и иностранных дел. В Кишиневе присутствовал на голосовании членов Сфатул Цэрий за объединение Бессарабии с Румынией.
Будучи адвокатом, начинает политическую карьеру, войдя в число учредителей Конституционной партии, которая позже объединится с Консервативной партией. Во время правления консерваторов в Румынии (1910- 1913 гг.) становится министром финансов и разрабатывает внушительный пакет законов.

Маргиломан был ярым противником союза с Российской Империей и во время Первой мировой войны выступал за нейтралитет Румынии. Однако влияние либерального премьер-министра Иона И. Братиану на короля Фердинанда было сильней, и Румыния вступила в войну на стороне Антанты.

Приход большевиков к власти в России и начало войны изолировали Румынию на военном фронте. Ион И. (Ионел) Брэтиану не захотел заключать постыдное для страны перемирие, и Александр Маргиломан взял на себя эту ответственность, став премьер-министром.

27 марта 1918 года, когда члены Сфатул Цэрий проголосовали в Кишиневе за объединение Бессарабии с Румынией, Маргеломан присутствовал в зале и заявил: «От имени румынского народа и короля Румынии с глубоким волнением и гордостью принимаю решение Сфатул Цэрий. Со своей стороны заявляю, что отныне Бессарабия навсегда объединяется с Румынией».
Ионел Брэтиану
(20 августа 1864 г. имение Флорика, Объединенное княжество Валахии и Молдовы — 24 ноября 1927 г., г. Бухарест, Румыния) — румынский либеральный политик, пять раз занимал пост премьер-министра Румынии, дважды министр иностранных дел, дважды министр обороны и трижды министр внутренних дел.
Ионел Брэтиану был сыном премьер-министра Румынии Иона К. Брэтиану. В 1909 году становится президентом Национально-либеральной партии и министром внутренних дел Румынии. К началу Первой мировой войны, несмотря на то, что еще в 1883 году его отец подписал секретный договор с Австро-Венгрий о союзе Румынии с Центральными державами, Ионел Брэтиану, координировавший к тому времени внешнюю политику страны, одобряет подписание 18 сентября 1914 года в Петрограде «Соглашение Сазонов-Диаманди» («Acordul Sazonov-Diamandi») между Румынией и Россией.

Согласно договору, Россия обязалась гарантировать и защищать территориальную целостность Румынии и признать ее права на территории Австро-Венгрии, заселенной румынами, в обмен на нейтралитет Румынского королевства в войне. 4 августа 1916 года были подписаны соглашения о сотрудничестве с членами Антанты, которые в случае победы тоже признали бы объединение Трансильвании и Буковины с Румынией.

Однако большевистская революция в России и наступление немецких войск привели к тому, что в январе 1918 года Ионел Брэтиану сдает свой мандат, отказавшись подписать позорный мир с центральными державами. Это сделал за него Александр Маргиломан.

Тем не менее Ионел Брэтиану, которого называли «некоронованным королем», сохранил влияние на политическую жизнь Румынии. Также он был одним из самых ярых идеологов национального единства румын. Во время Парижской мирной конференции именно Ионел Брэтиану возглавлял румынскую делегацию, изложив притязания Румынии на Бессарабию. Он убедил Великие державы в том, что Бессарабия должна остаться в составе Румынии.

5
Объединение
В первые дни января 1918 года несколько румынских частей, освободившихся с румынского фронта после заключенного перемирия, переходят Прут. Генерал Щербачев согласен с этим — формально, это делается «для защиты фронтового тыла». Для Щербачева румынская армия по-прежнему союзник, в отличие от Советов.

Сфатул Цэрий первое время хранит гробовое молчание. А вот местные Советы сопротивляются с оружием в руках, причем в дело вступают уже советы Кишинева и окрестностей. Бои идут в районе современного Гидигичского водохранилища.
Инкулец и Ерхан протестуют от имени СЦ и директората и обращаются к представителю Франции с просьбой о поддержке. Румынская сторона вынуждена официально высказаться, и выпускает заявление о том, что войска вводят только для сохранения порядка, в первую очередь, для защиты железных дорог.

16 января Кишинев взят, а через несколько дней арестовали и расстреляли представителей крестьянских Советов, включая депутатов Сфатул Цэрий Рудьева и Прахницкого. В СЦ тем временем продолжались нескончаемые дискуссии, в основном, между сторонником «румынского пути» Халиппой и парой Инкулец-Ерхан, которые пытались повлиять на румынскую администрацию. А Бендеры-Тигина и Бельцы все еще воюют с румынской армией.
Тем временем нарком иностранных дел нового советского правительства Лев Троцкий выражает официальный протест против ввода румынских частей румынскому представителю в Петрограде. Румыния не реагирует, и 13 января Советское правительство разрывает все отношения с Румынией и высылает посольство.
В ночь на 24 января СЦ провозглашает независимость, связав это с объявленной чуть ранее независимостью Украинской республики.

Спустя некоторое время сторонники объединения составляют большинство. Удален Ерхан, новым формальным главой директората (впрочем, ничего не решавшего) стал соратник Халиппы Думитру Чугуряну. Инкулец, по свидетельству соратников, принимает ситуацию как должное и, скорее, торгуется, чем сопротивляется.
Представленный 27 марта 1918 года проект объединения на условиях автономии провоцирует в Сфатул Цэрий бурную дискуссию. Предлагается голосовать тайно, но в итоге решают, что голосование будет открытым и поименным, после чего представители почти всех национальных общин в СЦ отказываются голосовать. Лишь трое — все представители украинской общины в Сфатул Цэрий — голосуют против. В итоге, решение принимается 86 голосами «за» при 3 «против» и 36 воздержавшихся.
Представленный 27 марта 1918 года проект объединения на условиях автономии провоцирует в Сфатул Цэрий бурную дискуссию. Предлагается голосовать тайно, но в итоге решают, что голосование будет открытым и поименным, после чего представители почти всех национальных общин в СЦ отказываются голосовать. Лишь трое — все представители украинской общины в Сфатул Цэрий — голосуют против. В итоге, решение принимается 86 голосами «за» при 3 «против» и 36 воздержавшихся.
В своих воспоминаниях Инкулец потом напишет, что у него не было особенного выбора: за несколько дней до голосования на совещании в Яссах румынский премьер Александру Маргиломан «неожиданно» поставил перед молдавскими представителями вопрос об объединении, и двое его коллег — Чугуряну и Халиппа — согласились. Инкулец пишет, что «ничего не оставалось, я решил просить условия». Однако фактически никакие условия сохранения автономии выполнены не были.
9 апреля румынский король Фердинанд подписывает акт об объединении, и в тот же день назначает Инкульца и Чугуряну министрами. Король также создает новый «совет министров для управления Бессарабией» под руководством Петру Казаку, хотя старый совет, формально возглавляемый Чугуряну, никто официально не распускал. Председателем СЦ назначают Константина Стере, который до исторического голосования очень много сделал для провозглашения объединения. СЦ пока ещё как-то работает. Например, принимает и обсуждает аграрную реформу.
25-26 ноября СЦ созывают для голосования за объединение без всяких условий и автономии. Кворума нет, 36 депутатов — «за», решение принято. Кроме того, было объявлено, что вскоре состоятся всеобщие выборы, и все желающие от Бессарабии могут участвовать как кандидаты в депутаты парламента и сенаторы. СЦ официально ликвидирован, и больше никому не нужен: оппозиция из него уже ушла, и он исполнил свою роль «легализатора».

6
После Унири
Оценки событий 1918 года различными историками диаметрально расходятся. С точки зрения российской историографии, тогда Бессарабию оккупировала Румыния, а голосование Сфатул Цэрий за объединение происходило нелегитимно и «под дулами румынских пулеметов». Для румынских историков это, напротив, торжество исторической справедливости и реализация национального идеала — «Великого объединения».
Так или иначе, но Советская Россия не смирилась с утратой Бессарабии и в межвоенный период регулярно поднимала вопрос о ее возврате. Благоприятные обстоятельства для этого сложились после подписания 23 августа 1939 года советско-германского договора о ненападении, получившего название Пакт Молотова — Риббентропа. Секретный протокол к документу, кроме прочего, предполагал вхождение Бессарабии в состав СССР.

Подписание договора о ненападении между СССР и Германией.
26 июня 1940 года Москва выдвинула Румынии ультиматум о передаче Бессарабии СССР в течение 48 часов. К 28 июня румынские войска без единого выстрела покинули Бессарабию, и на эту территорию беспрепятственно вошли части Красной армии. Сторонники румынской версии истории называют это второй российской оккупацией Бессарабии. Адепты советской и российской историографии — освобождением Бессарабии от румынской оккупации.
После присоединения Бессарабии к Советскому Союзу на большей ее части была образована Молдавская ССР. В состав МССР также вошла территория Приднестровья, бывшая до тех пор частью Украинской ССР. Взамен УССР получила южную часть Бессарабии. В процессе распада Советского Союза в 1991 году Молдавия провозгласила независимость и стала суверенным государством — Республикой Молдова.

7
Можем повторить?
На очередной исторической развилке, связанной с распадом СССР, в Молдове снова активизировались унионистские настроения. Многие деятели национального возрождения конца 80-х — начала 90-х воспринимали молдавскую независимость как временное решение — переходный этап к объединению с Румынией. Даже Декларацию о независимости РМ, по свидетельству нескольких участников тех событий, первоначально задумывали как первый шаг к объединению «двух румынских государств». Государственным флагом Молдовы стал идентичный румынскому триколор, а гимном — румынский «Deşteaptă-te, române!» («Пробудись, румын!»)
В Кишиневе проходили многотысячные митинги сторонников Народного фронта — самой влиятельной тогда политической силы, открыто выступавшей за объединение с Румынией. Тон задавали деятели культуры. Правда, от европейской политической культуры многие из них были весьма далеки. Поэтому эмоций не сдерживали: с трибун нередко звучали откровенно ксенофобские призывы. И, хотя на заре движения за национальное возрождение и независимость в его рядах были и представители нацменьшинств, со временем проект объединения с Румынией стал восприниматься как направленный против «нетитульной» части молдавского общества.
Митинг Народного фронта Молдовы. И. Зенин/РИА Новости
Так или иначе, в 1991 году Молдова все же была в шаге от объединения с Румынией. По утверждению румынского дипломата Аурела Преды, автора книги «Мемуары некоего дипломата» и одного из соавторов Декларации о независимости РМ, в августе 1991 года первый президент Молдовы Мирча Снегур через посредников передал румынскому лидеру Иону Илиеску предложение объединить две страны. Сам Снегур якобы видел себя вице-президентом объединенной Румынии.
Ответа на свою инициативу, рассказывает Преда, Снегур не дождался. А, когда в декабре президент Молдовы получил приглашение на саммит в Алма-Ате, где планировалось подписание соглашения о создании Содружества Независимых Государств (СНГ), он повторно связался с президентом Румынии. И после продолжительного ожидания ему якобы передали ответ: «Господин Снегур, вы должны полететь и подписать договор об СНГ».

Эту версию подтверждает и бывший пресс-секретарь минобороны Румынии, военный журналист Ион Петреску. Он добавляет, что еще в 1990 году по просьбе Михаила Горбачева президент Франции Франсуа Миттеран попросил румынского президента «не допустить оплошности». «Так было остановлено объединение Бессарабии с Матерью-Родиной», — утверждает Петреску.

И Снегур, и Илиеску, правда, эту версию событий в один голос опровергают. Бывший руководитель Румынии сказал, что «тогда были смутные времена, и подобное было невозможно». Первый президент Молдовы также уверяет, что «проблема объединения на уровне глав государств не обсуждалась».

В последующие несколько лет на фоне ухудшения экономической ситуации и вооруженного конфликта на Днестре популярность и влияние унионистов на политику в РМ значительно снизились.
На парламентских выборах 1994 года победила левоцентристская Аграрно-демократическая партия Молдовы, набравшая 43,18% голосов, а последователи Народного фронта получили лишь 7,53%.
В том же году была принята Конституция Республики Молдова, где государственным языком значился «молдавский язык на основе латинской графики». А государственным гимном вместо «Deşteaptă-te, române!» стала композиция «Limba noastră» («Наш язык») на стихи Алексея Матеевича. Идея объединения Молдовы с Румынией на многие годы переместилась на периферию молдавской политики.


Новый импульс унионистской идее придало вступление Румынии в Евросоюз1 января 2007 года. В Молдове тогда у власти были коммунисты, однако, еще в 2002 году они объявили стратегический курс на евроинтеграцию. Успех соседней Румынии сделал ее привлекательным примером для Молдовы. И румынский президент Траян Бэсеску, будучи убежденным унионистом, умело разыграл эту карту.
Во второй половине 2006 года он выступил с инициативой «совместного вхождения» Румынии и Молдовы в ЕС. По сути, под этим подразумевалось присоединение РМ к Румынии. Позже, уже после окончания своего президентского мандата, Бэсеску признался, что предлагал молдавскому президенту Владимиру Воронину объединить две страны и даже пост президента единой Румынии. Воронин факт такого разговора подтвердил. Впрочем, уточнил, что он с негодованием отверг предложение.
Тем не менее в 2007 году появился ажиотажный спрос на получение жителями Молдовы румынского гражданства, которое позволяло свободно ездить по Европе. В очередь за румынским паспортом теперь становились не только идейные «бессарабские румыны», но и представители нацменьшинств, порой даже не владеющие румынским языком. В Бухаресте сообщали примерно о 700 тыс. заявлений, поданных молдавскими гражданами.

Траян Бэсеску позже заявил, что за время его президентства румынское гражданство получили около полумиллиона молдаван.

На какое-то время унионизм из маргинального политического течения стал модным трендом. При сменившей у власти коммунистов проевропейской коалиции унионистские движения получили возможность выйти из подполья и легализоваться на политическом поле. В стране регулярно проходили марши за объединение с Румынией. Но, лишившись четкого оппонента в лице коммунистической власти, унионисты потеряли и важную составляющую своей деятельности — протест. На каком-то этапе выступления унионистов стали обыденностью, уже не несли прежнего драйва и, казалось, выпали из тренда.

Сами же власти, хоть и называли себя проевропейскими и выступали за сближение с Румынией, но представлять их в роли убежденных унионистов могли разве что агитаторы Партии социалистов. В действительности же, как и все предыдущие руководители Молдовы, нынешние в первую очередь заботились об укреплении собственной власти, и не собирались отказываться от нее в пользу Бухареста и «румынской идеи».
Впрочем, хотели они того или нет, но делу унири «проевропейские» власти в какой-то мере все же помогли. После олигархических войн, нескончаемых политических и коррупционных скандалов, кражи миллиарда и краха евроинтеграционных надежд объединение с Румынией многие снова стали воспринимать если не как панацею, то, по крайней мере, как меньшее зло. По крайней мере, до следующего исторического витка.
Впрочем, хотели они того или нет, но делу унири «проевропейские» власти в какой-то мере все же помогли. После олигархических войн, нескончаемых политических и коррупционных скандалов, кражи миллиарда и краха евроинтеграционных надежд объединение с Румынией многие снова стали воспринимать если не как панацею, то, по крайней мере, как меньшее зло. По крайней мере, до следующего исторического витка.
Согласно «Барометру общественного мнения» за май 2018 года, за объединение с Румынией на референдуме готовы проголосовать 24% граждан, 57% — против. При этом с 2005 года число сторонников Унири выросло в четыре-пять раз.
Почему День Унири отмечается 1 декабря?
Присоединение Бессарабии к Румынии 27 марта 1918 года вовсе не стало ни точкой, ни даже центральным эпизодом "Великого объединения".

Главное событие Унири произошло 1 декабря 1918 года в городе Алба-Юлия в Трансильвании. Там прошло Великое национальное собрание, где было принято решение о вхождении Трансильвании в состав Румынского королевства.

Именно присоединение Трансильвании стало завершающим эпизодом создания «Великой Румынии». По сравнению с 1917 годом, Румыния выросла почти вдвое — и по территории, и по населению.

Что предшествовало этому?

И как «сложились звезды»?

Корреспонденты NM отправились в Алба-Юлию, чтобы восстановить историческую картину тех событий: как они видятся из Румынии? И возможно ли подобное объединение сегодня?

На вопросы NM подробно и откровенно ответил глава секции истории Национального музея Унири в Алба-Юлии Тудор Рошу.
Сколько было Унирь?
Хотя в 2018 году отмечается столетие «Великого объединения» 1918 года, это была не первая историческая попытка Унири.
Первое историческое объединение дунайских княжеств было совершено валашским господарем Михаем Витязул (Храбрым) в 1600 году. С мая по октябрь он объединил под своей властью все три части современной Румынии. Получил титул Domn al Ţării Românești, al Ardealului și a toată Țara Moldovei. Но был убит в результате заговора уже летом 1601 года.

Кстати, город Алба-Юлия не случайно выбрали в 1918 году для проведения конгресса Объединения. Именно в этом историческом центре Трансильвании Михай Храбрый короновался как правитель трех княжеств.


Первое объединение уже в новой истории Румынии — это Unirea Principatelor, в январе 1859 года. Тогда Александру Иоан Куза (изначально — военный министр Молдавского княжества), избирается сначала господарем Молдавского, а затем — Валашского княжества. В 1861 году в виде «Объединенного княжества» государство было признано Османской империей как ее вассал. Название «Румыния» официально установлено 21 (9) мая 1879 года.
В Кишиневе, кстати, в честь этого исторического события названа одна из площадей в районе Буюканы — Piata Unirii Principatelor.

И, наконец, «Великое объединение» 1918 года. Оно состояло из трех последовательных объединительных процессов: присоединение Бессарабии 27 марта (9 апреля) 1918 года, присоединение Буковины — 14 (28 ноября) 1918 года и присоединение Трансильвании 1 декабря 1918 года. Именно последнее событие в Румынии отмечают, как День Великой Унири.
В заключение корреспонденты NM задали два вопроса людям на улицах
в Алба-Юлии и в Кишиневе.
Кто сделал Унирю 100 лет назад?
Кто мог бы сделать Унирю сегодня?
Вот что из этого получилось.
Текст: Александр Макухин, Евгений Шоларь, Екатерина Кожухарь
Видео: Сергей Рошка
Оформление: Татьяна Булгак
Фото: wikimedia.org, cotidianul.ro, runivers.ru, ziarullumina.ro, adevarul.ro, dacoromania.net, denvistorii.ru, ria1914.info