6ºC Кишинёв
Четверг 18 октября 2018

«Виновата не система, люди добрые. Кто образует эту систему?». Что выявило расследование смерти Никулины Булат

Офис народного адвоката 19 января представил отчет о расследовании смерти 20-летней жительницы Дрокии Никулины Булат. Девушка страдала хроническим заболеванием и умерла, после того как ей вовремя не оказали медицинскую помощь. Правозащитники считают, что эта ситуация — еще одно свидетельство серьезных проблем в здравоохранении. В минздраве между тем утверждают, что причиной этого трагического случая были не системные проблемы, а человеческий фактор. 

Что произошло

В ноябре 2017 года издание Ziarul de Garda написало о 20-летней жительнице села Дрокия Никулине Булат. Она рано осиротела и осталась без финансовой поддержки. Сначала жила у бабушки, потом — с сестрой. Последние 10 лет из-за проблем с почками девушка постоянно проходила диализ в Институте матери и ребенка в Кишиневе. Из-за осложнения болезни в брюшной полости у нее скапливалась жидкость.

21 октября в больнице Дрокии врачи обнаружили у нее брюшной асцит, но помочь на месте не смогли и отправили в Бельцы. Никулина самостоятельно приехала в бельцкую больницу, где ее прооперировали — удалили жидкость из живота и зашили, а затем отправили домой. Находясь дома, девушка несколько раз вызывала скорую, но каждый раз ее отказывались госпитализировать и не оказывали помощь, несмотря на тяжелое состояние.

Министерство здравоохранения и социальной защиты вмешалось в ситуацию только после того, как о ситуации рассказала газета Ziarul de Garda. Минздрав организовал транспортировку Никулины Булат в больницу скорой помощи в Кишиневе. Однако болезнь зашла слишком далеко, начался некроз тканей, и в ночь со 2 на 3 ноября Никулина Булат умерла.

newsmaker.md/rus/novosti/nuzhny-ne-prosto-otstavki-vinovnye-dolzhny-ponesti-ugolovnoe-nakazanie-filip-dal-n-34460
 

Премьер-министр Павел Филип тогда заявил, что «не нужно серьезного расследования, чтобы понять, кто виноват в этом случае», и пообещал, что виновные понесут уголовное наказание. Премьер дал чиновникам неделю, «чтобы установили всех, кто имеет к этому отношение». «Нельзя отправлять домой человека, который плохо себя чувствует. Тут речь о человеческом облике. Мне кажется, тут у нас кризис. На этот раз мне нужны не просто отставки. Я хочу, чтобы виновные понесли уголовное наказание», — заявил Филип.

Что выявило расследование правозащитников

Народный адвокат Михаил Которобай после публикаций в издании Ziarul de Garda решил провести собственное расследование случая Никулины Булат. Специальный отчет, составленный по итогам расследования, направят в парламент и в парламентскую комиссию по правам человека. По мнению Которобая, речь идет о комплексных проблемах в здравоохранении, о которых говорили уже не раз. 

В связи с этим народный адвокат намерен повторно предложить профильной парламентской комиссии принять закон, предусматривающий наказания за врачебные ошибки. Которобай также сообщил, что вскоре при офисе народного адвоката создадут специальный совет, в который войдут эксперты в области здравоохранения.

В своем отчете правозащитники, кроме прочего, оценили, насколько выполнялось право гражданина на социальную защиту. Как рассказала глава отдела расследований и мониторинга офиса народного адвоката Светлана Русу, ежемесячно Булат получала пособие по инвалидности 540 леев, 180 леев на содержание и ежегодные компенсации расходов на транспорт до больницы в размере 552 леев. В среднем ежемесячная помощь не превышала 1400 леев. В то время как в первой половине 2017 года прожиточный минимум в Молдове был 1866 леев.

В 2017 году Булат вообще отказали в социальной помощи. Ответственные органы одобрили только компенсацию за отопление в холодный период года — с ноября 2017 по март 2018 года. Булат находилась на учете социальных служб в селе Мандык, хотя в последнее время больше жила в селе Дрокия.

Как рассказала Русу, Булат не могла самостоятельно передвигаться, и поэтому ей был нужен персональный ассистент. В конце 2016 года ей его предоставили, однако вскоре от этой услуги девушке пришлось отказаться. По закону согласие на персонального ассистента автоматически лишает человека финансовой помощи. Русу добавила, что в 2017 году 2277 человек получили помощь персональных ассистентов. Но еще 4279 людей с различными ограничениями и заболеваниям стоят в очереди на эту услугу.

Пациентам до 18 лет диализ в Молдове проводят только в Институте матери и ребенка в Кишиневе. 9,5 лет Булат ездила на эту процедуру из Дрокии дважды в неделю. Затраты на общественный транспорт компенсировали только ей, но не человеку, который ее сопровождал. Только в 2017 году Булат побывала в Кишиневе 85 раз.

Консультант офиса народного адвоката Елена Чернэуцану считает, что в случае Булат нельзя говорить о системной проблеме медицины. По ее словам, хуже всего в ее ситуации повели себя врачи скорой помощи и семейные медики.

Семейные врачи не знали, куда она переезжала и ни разу не навещали ее, хотя девушка стояла на учете с серьезной степенью инвалидности с 2004 года. Впервые Булат посетил семейный врач из Дрокии только 1 ноября после публикаций в прессе. Тогда оказалось, что пациентка была уверена, что ей поможет только диализ и отказывалась обращаться к семейным врачам. В офисе омбудсмена считают, что это свидетельствует о том, что больную плохо информировали другие врачи. Кроме того, подчеркнула Чернэуцану, во время одного из визитов социального работника в 2016 году выяснилось, что Булат страдает от сильных болей, но при этом у нее нет всех необходимых лекарств.

В последние 10 дней жизни к Булат неоднократно вызывали скорую. Она отказывалась от госпитализации, и ее сразу отпускали домой. При этом, уверяла Чернэуцану, врачи не объясняли ей возможных последствий и серьезность ее состояния. Кроме того, врачи скорой помощи не сообщали об этих вызовах семейному доктору, хотя обязаны это делать, согласно медицинскому протоколу. Кроме того, Булат не оказали паллиативную помощь.

Правозащитники считают, что скорая помощь, больницы и семейные врачи действовали абсолютно автономно друг от друга, хотя должны оперативно обмениваться информацией о состоянии пациентов. Кроме того, эксперты офиса народного адвоката отметили неэффективное общение врачей с пациенткой и недостаточность ее информирования. Правозащитники также считают, что необходимо пересмотреть законодательную норму о том, что в случае предоставления персонального ассистента человек лишается финансовой помощи.

В отчете уточняется, что сейчас дело Булат рассматривает Генеральная прокуратура по статье о небрежности и нарушении правил оказания медицинской помощи.

К каким выводам пришли в минздраве 

На презентации отчета омбудсмена присутствовал госсекретарь министерства здравоохранения, труда и социальной защиты Борис Гылка. Он поздравил правозащитников с хорошей работой и заявил, что 80% информации из их отчета повторяет данные внутреннего расследования министерства. Гылка подчеркнул, что чиновники решили не представлять его раньше, чем будут известны результаты судебно-медицинской экспертизы.

Он отметил, что министерство начало расследовать это дело 2 ноября, после публикаций в прессе. По словам Гылки, впервые в специальную комиссию министерства вошел и «журналист независимого издания» — главный редактор Ziarul de Garda Алина Раду. «Признайте, министерство было полностью открыто в этом деле», — призвал госсекретарь.

Комиссия выяснила, что Булат и после совершеннолетия разрешили продолжать делать диализ в Институте матери и ребенка (по регламенту, там проводят процедуры для детей до 18 лет). Гылка считает, что врачи учли психологическое состояние пациентки и разрешили ей это, хотя она могла ездить на процедуру в Бельцы — ближе к дому.

Он подчеркнул, что у Булат было генетическое заболевание. Такая же болезнь стала причиной смерти ее матери. «У каждого организма есть запас прочности, и он постепенно приближался к концу. Наверняка, она могла еще пожить, но мы не можем сказать, сколько. Неделю, месяц или два. Безусловно, недосмотр ускорил ее уход из жизни», — сказал Гылка.

При этом он призвал обратить внимание на то, что врачи, проводившие ей диализ, «посвятили 10 лет этой пациентке», а при ее состоянии — это «успешная работа». Вмешательство хирургов, подчеркнул Гылка, могло только временно ослабить течение болезни. Он также заявил, что при частой смене места жительства пациент сам должен сообщать семейному врачу о месте своего проживания.

«Не подумайте, что я пришел защищать дрокиевских врачей. Из трех семейных врачей только Анджела Гангалюк из Дрокии действовала профессионально, мы  поблагодарили ее от имени министерства», — сказал Гылка. При этом он признал, что когда Булат ночью привозили на скорой, врачи должны были убедить ее остаться до восьми утра под присмотром медиков (это предполагает регламент). Кроме того, Гылка признал, что в Дрокии нет специальных машин для транспортировки пациентов в другие больницы.

Гылка уточнил, что минздрав имеет право наказывать только работников тех больниц, которые напрямую подчиняются министерству. Больницы в Дрокии и Бельцах подчиняются местным властям. Им министерство направило отчет комиссии со своими рекомендациями.

Тем не менее Гылка объявил, что хирург из бельцкой больницы получит выговор за недостаточное информирование пациентки. Дисциплинарное наказание ждет и хирурга из Дрокии: его действия еще изучают. Гылка отметил, что он уже получил выговор по другой жалобе.

Выговор получат и два врача Института матери и ребенка, которые обследовали Булат во время ее последнего визита 31 октября. По словам госсекретаря, тогда  у пациентки уже была «терминальная стадия», и врачи должны были настоять на паллиативной помощи.

Подытоживая, Гылка заявил, что «министерство сожалеет» о случившемся. «Но здесь виновата не столько система здравоохранения, сколько человеческий фактор. Виновата не система, люди добрые. Кто образует эту систему?», — задал риторический вопрос Гылка, добавив, что «в обществе есть проблемы с ответственностью».

Автор : Ольга Гнаткова

Партнерские ссылки