Пятница 21 июля 2017
$ 18.1307 20.8665

«Вы решили стать на сторону дьявола, а дьявол у нас один — Плахотнюк». Репортаж NM c заседания суда по второму делу Платона

В суде Буюкан 29 июня продолжили рассмотрение еще одного дела против бизнесмена Вячеслава Платона, по которому его тоже обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах. Заседание длилось около шести часов. Адвокаты потребовали признать Платона пострадавшей стороной и отвода судьи. А Платон вновь выступил с обвинительной речью против молдавского правосудия и для подтверждения своих слов обратился к роману Джорджа Оруэлла «1984». За происходящим наблюдала корреспондент NM АЛЕКСАНДРА БАТАНОВА.

Предыдущие попытки  по существу рассмотреть дело Moldasig переносили дважды: первый раз по запросу адвокатов Платона, которые попросили дополнительное время для изучения материалов дела, второй раз  из-за пищевого отравления Платона.

Обвиняемыми по этому делу также проходят Максим Капанжи и Андрей Бахчиванжи. Прокуроры считают, что Платон нанял их для участия в преступной схеме вывода денег со счетов страховых компаний Moldasig, Asito и Alliance Insurance Group.

newsmaker.md/rus/novosti/platon-prigrozil-opustoshit-kaznu-svoimi-iskami-v-espch-reportazh-nm-c-predvaritel-32046
 

На заседании суда 29 июня из трех адвокатов Платона присутствовал только Ион Крецу, который пояснил, что его коллега Эдуард Руденко в отпуске, а Валерий Плешка — на заседании Апелляционной палаты по другому делу. Вячеслав Платон заявил, что рассматривать дело в отсутствии двух его адвокатов нельзя, и ходатайствовал о переносе заседания. Прокурор Александр Черней, однако, отметил, что заседание вполне можно продолжить, так как один из адвокатов на нем присутствует.

Судья Галина Москальчук сказала, что ни Руденко, ни Плешка не подавали заявления о своем отсутствии на заседании и отклонила ходатайство Платона.

Тогда он потребовал отвода судьи. Заседание было прервано. Примерно через 40 минут судья Елена Кожокару была готова рассмотреть это ходатайство. Однако Платон прежде попросил ее запретить бойцам спецподразделения Pantera снимать заседание суда, или же разрешить вести съемку и представителям СМИ. К этому времени в суд приехал адвокат Валерий Плешка.

Платон тем временем рассказал, что во время предыдущего судебного процесса конвоиры сняли на видео его конфиденциальные переговоры с адвокатами. «Прошлый процесс был закрыт для общественности, но [лидер Демпартии Владимир] Плахотнюк в прямом эфире мог следить за тем, что происходит», — заявил Платон. Участники процесса Максим Капанжи, Андрей Бахчиванжи и их адвокаты поддержали просьбу Платона.

Прокурор Александр Черней на это отметил, что во время эскорта конвоиры могут иметь при себе все необходимые технические средства. «Это во время эскорта, а сейчас мы на заседании суда», — возразил адвокат Крецу.

Судья Елена Кожокару удовлетворила просьбу Платона, пояснив, что на заседании суда всем запрещено снимать. После этого Кожокару попросила Платона аргументировать отвод судьи Галины Москальчук.

Платон заявил, что суд «пытается максимально быстро, нарушая все права подсудимого и не обращая внимания на нормы Уголовно-процессуального кодекса и Конституции, рассмотреть это дело». По его словам, обвиняемым, которые находятся под арестом, так и не дали ознакомиться с материалами дела на русском языке в присутствии переводчика. «Суд не предпринял никаких мер, чтобы адвокаты могли беспрепятственно общаться с подсудимым и чтобы в тюрьме ему предоставили переводчика», — пояснил Платон.

Еще один аргумент Платона в пользу отвода судьи — ее решение рассматривать дело в отсутствие двух его адвокатов. Платон обратил внимание на то, что Плешка и Руденко, которых не было на заседании, были подготовлены к процессу, а Крецу  не мог подготовиться к заседанию, так как материалы дела были у его коллег.

«Я попросил перенести заседание, но судья решила продолжать процесс. Такая спешка связана с заданием Плахотнюка побыстрее осудить меня с однозначным тенденциозным обвинительным наклоном», — заявил Платон. Он добавил, что не питает иллюзий насчет отвода Москальчук и заранее знает, какое решение будет принято, как это было и в предыдущем процессе.

Адвокат Крецу сказал, что Москальчук нарушила право Платона на защиту. А прокурор Черней заявил, что не услышал убедительных аргументов в пользу отвода судьи.

Елена Кожокару отказала в отводе судьи Москальчук и вернула  ей дело на рассмотрение. Участники процесса вернулись в кабинет Москальчук, и Платон сразу же ходатайствовал об отводе прокурора. Он аргументировал это тем, что прокурор не собирается выяснять истину, искать виновных и освобождать невиновных. Пытаясь убедить судью, Платон даже обратился к роману Джорджа Оруэлла «1984», напомнив о мыслепреступлении и лицепреступлении, но Галина Москальчук резко прервала речь Платона и призвала его говорить по существу. Платон пытался продолжить, но судья прерывала его вновь и вновь, настаивая, что он говорит не по существу. В итоге Москальчук отклонила ходатайство об отводе прокурора и попросила его зачитать обвинение.

«Но у нас есть еще ходатайство!», — заявил адвокат Крецу.

Судья возмутилась, что сторона защиты затягивает процесс, но Крецу все же передал ей ходатайство о признании Вячеслава Платона пострадавшей стороной в этом деле. Свое ходатайство Крецу объяснил тем, что обвинение считает Платона истинным владельцем компаний Moldasig, Asito и Alliance Insurance Group. Судья приложила ходатайство к материалам дела, решив рассмотреть его позже.

Крецу с этим не согласился и настаивал на том, чтобы его запрос рассмотрели сразу. Москальчук  на это отметила, что суд сам устанавливает регламент заседания. «Я дам вам высказаться сегодня, не затягивайте рассмотрение дела», — сказала судья. Крецу в ответ потребовал ее отвода. На этот раз заявление об отводе судья Елена Кожокару рассмотрела через четверть часа.

Адвокат Плешка попросил, чтобы Кожокару взяла самоотвод, потому что она была в судейской коллегии по первому делу против Платона (20 апреля суд Буюкан приговорил его к 18 годам тюрьмы, признав виновным в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег по делу Banca de Economii).

Платон поддержал своего адвоката, напомнив, что в прошлом процессе судейская коллегия, в которую входила Кожокару, отклонила 21 доказательство стороны защиты, исключила его из процесса, не дав ему возможность «вывести на чистую воду лжеца Шора» и привести свидетелей защиты. «Вы поиздевались над законом и плюнули всему народу в лицо, вы сделали грязнейшую работу, и я прошу вас взять самоотвод. Вы создали прецеденты и отошли от норм закона. Вы решили стать на сторону дьявола, а дьявол у нас один — Плахотнюк», — заявил Платон.

Елена Кожокару ответила, что нельзя просить отвода или самоотвода судьи, который рассматривает отвод другого судьи.

«Я понимаю, что сотрясаю воздух, и законность никто не приглашал для участия в этом процессе, но для истории я выступлю. Было подано ходатайство о признании меня потерпевшей стороной, это логично исходит из нелогичного обвинения. С одной стороны, меня признали владельцем этих компаний, с другой стороны — преступником. Получается, я совершил преступление против самого себя. Прокуроры говорят, что потерпевшая сторона — акционеры, и в то же время утверждают, что акционер — я», — Платон пытался  объяснить ходатайство, которое Москальчук приложила к делу, но не рассмотрела сразу, что послужило поводом для заявления об ее отводе.

Кожокару попросила Платона сесть на место и пригрозила удалением с процесса. Прокурор заметил, что судья не отклонила ходатайство, а решила рассмотреть его позже, поэтому нет оснований для отвода. После этого Кожокару отклонила заявление об отводе Москальчук как необоснованное и вернула ей дело на рассмотрение.

Заседание вновь продолжилось в кабинете Москальчук, где прокурор зачитал обвинение. После этого адвокаты Платона попросили рассмотреть ходатайство о признании его в этом деле потерпевшей стороной. «В этом процессе не указан потерпевший, но он должен быть. Кто же потерпевший? Исходя из того, что меня сделали собственником этих компаний, потерпевший я? То есть я хотел сам у себя похитить деньги, но не знаю, сколько и при каких обстоятельствах. Я считаю, что при такой формулировке обвинения должен быть пострадавший», — поддержал своих защитников Платон.

Прокурор Черней пояснил, что даже если Платону принадлежат акции компаний, о которых идет речь, это не значит, что его надо признать пострадавшим, так как ущерб был нанесен юридическим лицам, а не физическим. Дело, уточнил прокурор, заведено по факту преступных намерений, ущерба не было, и в таком деле не обязательно должна быть пострадавшая сторона.

Судья Москальчук отклонила ходатайство как необоснованное, а адвокаты Платона пообещали обжаловать его в Апелляционной палате.

После этого суд рассмотрел ходатайство прокурора о продлении на 30 суток ареста обвиняемого Андрея Бахчиванжи. Необходимость продления ареста Черней аргументировал тем, что обвиняемый может повлиять на свидетелей.

Адвокат Бахчиванжи Виктор Мазнюк попросил суд заменить меру пресечения на более мягкую, обратив внимание суда на то, что другого обвиняемого, Максима Капанжи, поместили под домашний арест. Он отметил, что его клиент уже семь месяцев находится под арестом, и прокуратура не приводит никаких новых аргументов, объясняющих необходимость жесткой меры пресечения.

«В запросе прокурора не указаны доказательства, в основе ходатайства лежат только заявления, но должны быть доказательства тех рисков, о которых говорит прокурор. Прокуроры хотят, чтобы находясь под арестом, мой клиент сознался в том, чего не совершал», — добавил Мазнюк.

Прокурор ответил, что риски, указанные в его ходатайстве, исходят из материалов уголовного дела, из его сложности, а также из того, что в совершении этого преступления участвовали многие люди.

Судья удалилась для принятия решения, которое объявила через полчаса. Она удовлетворила запрос прокурора Чернея продлить арест Андрея Бахчиванжи на 30 суток и закрыла заседание.

Адвокат Виктор Мазнюк заявил корреспонденту NM, что оспорит решение Москальчук в Апелляционной палате.