Суббота 10 декабря 2016
$ 20.1319 21.7093

Юрие Филип: «Я всегда остерегался утверждать, что есть некий картель»

  • Изображение
    Фото: logos.press.md

Страховой рынок Молдовы в последнее время стал поставщиком скандальных новостей. Больше всего конфликтов было в сфере выдачи полисов «Зеленая карта» — о монополизации в этом сегменте открыто заявляли некоторые страховщики. Корреспондент NM ИННА КЫВЫРЖИК поговорила с вице-председателем Национальной комиссии по финансовому рынку (НКФР) ЮРИЕ ФИЛИПОМ о том, что происходит в сфере страхования, существует ли в этом сегменте картельный сговор, и о проблемах в компании Asito.

«Не исключено, что они хотят отсечь нежелательных конкурентов»

— Страховой рынок последние два года сотрясают скандалы. Компании Moldcargo и Grawe Carat Asigurari исключались из системы «Зеленая карта», потом боролись за возвращение в нее. Целая эпопея. Какова сейчас ситуация на страховом рынке?

— Мы считаем, что ситуация более-менее стабильная. Да, несколько упала динамика роста. В предыдущие годы мы фиксировали постоянный рост страхового рынка в пределах 10-15%, а по итогам девяти месяцев этого года динамика роста упала до 6%. Но, исходя даже из поверхностного анализа, такое снижение вполне объяснимо и оправданно, поскольку в целом экономическая ситуация в стране в этом году была достаточно сложная. Осложнилась геополитическая и региональная обстановка, что повлияло на коммерческие потоки, в том числе на транспорт, и это отразилось на страховом рынке. С другой стороны, нельзя не признать, что ситуация на страховом рынке характеризуется также определенными сложностями во взаимоотношениях между участниками рынка.

— Последнее, насколько я понимаю, стало поводом для решения правительства внести под свою ответственность поправки в ряд законов. Эти поправки лишили Нацбюро страховщиков автотранспортных средств (Biroul national al asiguratorilor de autovehicule — BNAA), объединяющее участников рынка, права принимать и исключать страховые компании из системы «Зеленая карта». Это право теперь у НКФР.

— Решение о внесении изменений было принято после случаев, когда страховщика не принимали в систему или исключали из нее, хотя он соответствовал всем критериям, позволяющим выдавать международные полисы «Зеленая карта». Это происходило потому, что члены BNAA, которое до принятия поправок решало вопросы принятия в систему и исключения из нее, не голосовали по тем или иным соображениям. Это была нездоровая ситуация, потому что доля рынка «Зеленой карты» порядка 20-30%. Получается, что некая общественная организация имела полномочия регулятора рынка и решала, допускать на него того или иного игрока или нет. Во всех странах эти полномочия у госорганов. После поправок НКФР выдает два типа лицензий: на внутреннее (ОСАГО) или на внутреннее и внешнее автогражданское страхование (ОСАГО и «Зеленая карта»).

— После внесения поправок кто получил право выдавать полисы «Зеленая карта»?

— Две компании: Moldcargo и Moldova Astrovaz, переоформили лицензию в сентябре 2014 года с получением такого права с нуля. Шесть компаний — Moldasig, Asito, Grawe Carat Asigurări, Donaris VIG, Klassika Asigurări, Victoria Asigurări — переоформили лицензии, внеся лишь технические изменения, так как являлись полноправными членами бюро на момент вступления в силу поправок в законе. При этом, будучи исключенной в сентябре 2013 года, Grawe Carat Asigurări восстановила свое право через суд в начале года. Стоит отметить, что ко второму типу лицензии более высокие требования, связанные с финансовыми возможностями и способностью страховых компаний покрыть внешнюю гарантию.

— НКФР приняла постановление, обязавшее всех страховщиков в течение 15 дней перечислить разницу в целях пополнения финансовой гарантии Совету бюро «Зеленая карта». Оно вступило в силу 12 декабря. Что это значит и с чем это связано?

— Постановление было принято после того, как Совет бюро «Зеленая карта» в Брюсселе направил нам и в BNAA уведомление о необходимости увеличить финансовую гарантию нашего бюро с $2 млн до €4,25 млн и продлить период мониторинга еще на три года. Обычно эти требования Совет выдвигает к своим членам с транзитным статусом. В случае с BNAA произошла несколько специфическая ситуация. Дело в том, что в 2009 году, когда BNAA стало полноправным членом Совета бюро, было принято решение продлить требования к финансовой гарантии и ввести период мониторинга из-за проблемных ситуаций, которые не урегулированы до конца, это в первую очередь финансовая стабильность компаний и приднестровский конфликт.

Тогда сумма внешней финансовой гарантии была установлена в виде исключения на уровне $2 млн, хотя, согласно регламенту Совета бюро, сумма гарантии должна была быть больше. Сейчас сумма гарантии установлена согласно регламенту. Соответственно, средства для гарантии должны быть предоставлены равными долями всеми восемью молдавскими страховыми компаниями, которые имеют соответствующую лицензию. Поначалу доля каждой компании составляла $500 тыс., а сейчас возросла до €531 тыс.

— Кто-то увеличил?

— У нас есть информация, что все компании в состоянии покрыть разницу, но проверкой займемся после истечения срока, указанного в постановлении НКФР.

— Решение об увеличении срока мониторинга связано с конфликтами вокруг исключения страховых компаний из системы «Зеленая карта»?

— Частично да, так как это влияет на стабильность BNAA. В официальных документах Совет бюро также ссылается на еще нерешенный приднестровский вопрос.

— Председатель админсовета BNAA, директор страховой компании Moldasig Виталие Бодя говорил мне в интервью, что инициатива об увеличении финансовой гарантии исходила со стороны молдавского моторного бюро. Не странно ли это?

— Получается, что инициатива исходила от наших же. Я, честно говоря, немного удивлен. Вроде красивый жест: Молдова хочет показать, что мы еще большую гарантию предоставляем. Но это как идти в банк за кредитом. Банк требует предоставить залог в размере 700 тыс. леев при кредите 1 млн леев, а заемщик в ответ: «Нет, я вам на 2 млн леев оставлю залог». Зачем? Зачем свои активы отвлекать вместо того, чтобы их инвестировать в развитие новых продуктов, в расширение бизнеса, направлять на дивиденды? Страховым компаниям придется отвлечь из бизнеса в нынешние непростые времена дополнительно около 2,5 млн леев. Это как бы мертвый груз. К тому же, по требованию Совета бюро, гарантия должна быть выдана международным банком с соответствующим рейтингом, которая стоит немало. Правда, Совет бюро принимает гарантию и в виде депозита на счету одного из международных банков с рейтингом, но ставки по таким депозитам, естественно, ниже, чем в Молдове.

— Господин Бодя говорил, что эти деньги должны быть размещены в молдавских банках. Не чревато ли это негативными последствиями, учитывая сложившуюся ситуацию на банковском рынке?

— Я вам сказал, что предусматривает последнее требование Совета бюро об увеличении финансовой гарантии, в том числе требования к банку. Эти деньги могут быть размещены в молдавских банках, но, по-моему, лишь в условиях, когда эти банки дадут гарантию международному банку, который, в свою очередь, станет гарантом перед Советом бюро. Но в сложившейся ситуации на банковском рынке, о которой вы говорите, это сложная задача. Не исключаю, что, когда просили увеличить гарантию, надеялись, что часть будет размещена в зарубежном банке, а основная сумма — в наших банках. Но получилось не так.

— В чем подвох? Нет ли попытки отсечь кого-то от рынка «Зеленой карты»?

— Не исключено, что они хотят отсечь нежелательных конкурентов. Я раньше остерегался говорить, что исключения отдельных страховых компаний из BNAA связаны с конкурентной борьбой. Но, к сожалению, это так.

«То, что они действуют в унисон, это однозначно»

— Grawe Carat, которую BNAA лишил права выдавать полисы «Зеленая карта» в сентябре прошлого года, говорила о картельном сговоре между Moldasig, Asito и Victoria Asigurari. Вы, как регулятор, можете говорить о согласованных действиях?

— Чтобы говорить о согласованных действиях, нужно иметь доказательства, что они где-то собираются и договариваются. То, что они действуют в унисон, это однозначно. Дело в том, что после изменения правил принятия в BNAA и исключения из него в НКФР посыпался шквал предварительных заявлений (по закону перед обращением в суд на госучреждение сначала нужно направить в учреждение предварительное заявление с претензиями.— NM). На данный момент их поступило около двадцати. Начали они поступать в октябре-ноябре. Я всегда остерегался утверждать, что есть некий картель и согласованность действий. У нас не было оснований или доказательств. Но, учитывая предварительные заявления, поданные в НКФР, можно говорить о том, что компании действуют в унисон. Тексты заявлений практически идентичны, тематика одна и та же. Заявители — три страховых компании: Moldasig, Asito, Victoria Asigurari, а также BNAA (председатель BNAA Виталий Бодя возглавляет Moldasig.— NM).

— С чем они не согласны?

— Во-первых, с тем, что НКФР выдала лицензии компаниям Moldcargo и Moldova Astrovaz. BNAA и три страховые компании считают это незаконным. Во-вторых, они требуют лишить Grawe Carat лицензии, считая нарушением то, что эта компания через суд вернула себе полисы «Зеленая карта» (BNAA долго не выдавало Grawe Carat бланки, хотя та их оплатила.— NM). Третий конфликт связан с тем, что в сентябре-ноябре руководство BNAA приняло ряд сомнительных решений об изменении бланков «Зеленой карты» и печатании их за рубежом, хотя законодательство предусматривает печатание таких бланков только по договору с госпредприятием Statisitca. BNAA распределило бланки между четырьмя компаниями: Moldasig, Asito, Victoria Asigurari и Donaris VIG, и НКФР была вынуждена в срочном порядке запретить оборот этих бланков до выяснения законности решений BNAA. Названные страховщики и бюро не согласны с нашими действиями и заявляют о якобы участившихся случаях фальсификации бланков.

— А они участились?

— У нас нет таких данных. А BNAA не проинформировало нас ни об участившихся случаях, ни о необходимости принятия каких-то мер по борьбе с данным явлением. Во время разбирательства мы запросили эти данные у бюро, и, по предварительной информации, в последнее время не было каких-то существенных выплат по фальшивым «Зеленым картам». У нас есть данные погранполиции, согласно которым за этот год выявлены 75 случаев подделки. Речь в основном идет о фальсификации периода действия карты или марки автотранспорта. Мы склоняемся к тому¬, что такого рода фальсификации происходят с участием представителя страховщика или страхового посредника, но расследованием занимаются компетентные органы.

— Что еще не устроило заявителей?

— Решение НКФР о расчете страховых премий, решение о расчете износа запасных частей при установлении реального ущерба в случае ДТП, регламент о системе бонус-малус (система предоставления скидок в зависимости от истории страховых случаев: в случае их отсутствия предоставляется скидка.— NM).

— Почему?

— Решением о страховых премиях была уменьшена стоимость «Зеленой карты». А решением об износе были установлены правила, при которых пострадавшие в ДТП могут получить возмещения, более реально соответствующие действительности. Что касается системы бонус-малус, то эта тема давно является предметом дискуссии. Следует признать, что применение коэффициента, согласно регламенту комиссии от 2008 года, непрактично — значение коэффициента приходится пока вводить вручную: на основании информации, предоставляемой заявителем страхования. Дело в том, что, чтобы информационная система применяла коэффициент автоматически, страховым компаниям следует онлайн вносить в систему информацию по страховым случаям, а это, как выяснилось, не происходит пока в полном объеме. Вопрос уже почти решен, и в самом ближайшем будущем бонус-малус будет работать автоматически.

— Кто-то из страховщиков, недовольных деятельностью НКФР, дошел до суда?

— Есть два решения по выдаче лицензий [на продажу «Зеленой карты»] компаниям Moldcargo и Moldova Astrovaz. Суд столичного сектора Центр в прошлый понедельник вынес обеспечительную меру по приостановлению на время судебного разбирательства решения НКФР о лицензировании Moldcargo. Фактически компания пока не может выдавать полисы и участвовать в работе бюро. Странно, что другой судья по аналогичному иску против Moldova Astrovaz отказал в обеспечительной мере. Среди обращений с претензиями к НКФР есть одно от Asito. Его я считаю как минимум странным. Предварительное заявление направлено лично председателю НКФР Артуру Герману. Asito считает, что именно он ответственен за то, что комиссия не применила вовремя меры к Euroasig Grup (находится в процедуре несостоятельности.— NM). Asito аргументирует свои претензии тем, что не может получить от Euroasig 500 тыс. леев, а ее претензии сводятся к бездействию председателя. Любопытно, что, когда рассматривалась ситуация в Euroasig, господин Герман еще не был главой НКФР.

— Какова сумма претензий?

— В совокупности более 21 млн леев.

«Сегодня есть основания ввести специальное управление в некоторых компаниях»

— С чем может быть связана эта атака на НКФР?

— Предположений может быть много. Может, попытка дестабилизировать ситуацию, заблокировать работу Нацкомиссии, арестовать счета. Может, они опасаются изменения структуры большинства в бюро. Его собрание давно не проводилось. Кроме того, следует поменять устав бюро — он утратил силу еще в ноябре. Но они этого не делают.

— В бюро говорят, что не принимают устав, так как не получили вашего ответа.

— Речь идет не об ответе, а об официальном заключении. В законе прописано, что мы должны визировать проект устава, следовательно, и поправок к нему. Без нашего заключения BNAA не вправе его регистрировать. Мы изучили представленный проект и вынесли еще в октябре массу замечаний к изменениям в уставе, не соответствующим закону, в том числе концептуальным.

К примеру, одно из замечаний относится к изменению касательно права бюро не выдавать бланки «Зеленой карты» отдельным страховщикам. В законе же четко написано: формуляры выдаются по запросу компании. Кстати, проект был отправлен к нам на предварительное изучение, не будучи утвержденным собранием членов бюро. Соответственно, мы не могли вынести какое-то официальное решение, так как не была соблюдена в первую очередь процедура утверждения поправок, а потом из-за разногласий по существу. Мы ждем проект устава, утвержденного собранием членов бюро, но собрание почему-то не было созвано этими тремя страховщиками. Подозреваем, что в силу определенных причин, связанных с увеличением количества членов бюро после решений НКФР.

— Помимо отсутствия устава в бюро еще и директора нет.

— Это нас беспокоит. У них нет исполнительного директора уже полгода, назначен только временно исполняющий обязанности. В свое время через такую же ситуацию проходило украинское бюро. И там происходили очень неприятные события: в итоге бюро осталось без денег — их фактически украли. Мы опасаемся аналогичного сценария в Молдове.

— Главой BNAA хотели назначить гражданина Украины. Это не насторожило регулятора, учитывая, что иностранных граждан сложнее привлечь к ответственности?

— Наше законодательство не ограничивает занятие руководящих должностей в компаниях иностранными гражданами. Теоретически их привлечь к ответственности можно, но попробуй его найти.

— Какие меры предпринимает регулятор для предотвращения осложнения ситуации на рынке? Есть ли воля и рычаги для решения проблем?

— Я сказал вначале, что с точки зрения работы рынка и интересов потребителей ситуация более-менее стабильна. Наибольшие проблемы сегодня возникают с деятельностью Asito. Это уже не секрет. Из всех жалоб по невыплате страхового возмещения большинство приходится на эту компанию. Нет ни дня, чтобы к нам не поступало жалоб. Складывается ощущение, что они намеренно тянут с выплатами, чтобы не трогать депозитные счета в банках, которые приносят проценты. Но доходы, заработанные на доверии потребителя, как правило, дорого обходятся. Мы отслеживаем ситуацию и постоянно проводим контроль.

В то же время мы сталкиваемся с тем, что законодательство недостаточно проработано. Хотя страховой сектор по сути своего функционирования сравним с банковским сектором, у нас нет таких же полномочий, как у регулятора банковского рынка. Нацбанк одномоментно сменил руководство и ввел специальное управление в двух банках (Banca de Economii и Banca Sociala.— NM). Жизнь показывает, что такую практику нужно применять и на страховом рынке. Как и банковский сектор, страховые компании работают с деньгами населения, а не с собственными средствами. Поэтому широкие полномочия регулятора оправданны, ведь регулятор должен защищать деньги населения. Сегодня есть основания ввести специальное управление в некоторых компаниях.

— В каких?

— Я не буду их называть. Если бы была такая возможность, то могли бы ввести в Euroasig Grup. Тогда можно было бы спасти эту компанию или, по крайней мере, большую часть активов, которые стали бы дебиторской массой в случае банкротства.

Инна Кывыржик