Спецпроект NM
Замерзший Днестр
25 ноября 2003 года было сорвано подписание плана урегулирования приднестровского конфликта, получившего известность, как «Меморандум Козака». Ни до, ни после этого позиции Молдовы и не подконтрольного Кишиневу Приднестровья ни разу не сблизились настолько, чтобы всерьез обсуждать объединение двух берегов Днестра. NM решил вспомнить, какие ключевые документы, направленные на урегулирование конфликта, были за 25 лет подписаны или приняты участниками переговорного процесса, и какова их судьба.
1992 год
Соглашение «О принципах урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдовы»
• прекращение огня и разведение войск сторон
• миротворческая операция
• создание Зоны безопасности
• временное российское военное присутствие (части 14-ой армии, далее – ОГРВ)
• Молдова и Приднестровье — стороны конфликта
• недопустимость санкций и блокад
• устранение препятствий передвижению товаров, услуг и людей
21 июля 1992 года в Москве тогдашними президентами Молдовы и РФ Мирчей Снегуром и Борисом Ельциным в присутствии приднестровского лидера Игоря Смирнова было подписано соглашение «О принципах урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдовы».

Соглашение предполагало немедленное и полное прекращение огня и разведение вооруженных сил «конфликтующих сторон» - Молдовы и Приднестровья. В документе также говорилось о недопустимости любых санкций и блокад и необходимости устранения любых помех на пути движения товаров, услуг и людей.

Кроме того, соглашение запустило миротворческую операцию на Днестре, которая продолжается по сей день. В ней участвуют контингенты России, Молдовы и Приднестровья. Российские официальные лица часто называют операцию «уникальной»: те, кто раньше воевал друг с другом, теперь в «голубых касках» стоят на одних и тех же блокпостах.
В ст. 4 также регламентируется вопрос о дислоцированных на левом берегу частях российской 14-ой армии. Российским военным предписано соблюдать нейтралитет, а «вопросы о статусе армии, порядке и сроках ее поэтапного вывода будут определены в ходе переговоров между Российской Федерацией и Республикой Молдова».

27 июля 1992 года начала работать Объединенная контрольная комиссия. Она приступила к разъединению конфликтующих сторон, появилась Зона безопасности на Днестре, ситуацию в которой контролируют миротворческие силы.

Численность миротворческих контингентов поэтапно снижалась. В 1992 году на службу в Зоне безопасности заступили 3100 российских миротворцев и по 1200 молдавских и приднестровских. К 2017 году их число значительно сократилось: в российский контингент входит 441 миротворец, в молдавский – 453, в приднестровский – 490. К участию в операции также присоединилась Украина – она представлена десятью военными наблюдателями.

В последние годы Кишинев последовательно выступает за изменение формата миротворческой миссии. Молдавские власти считают, что военная составляющая операции исчерпала себя, и действующий миротворческий формат надо заменить на гражданскую миссию под международным мандатом.

Тирасполь и Москва этому противятся. Там считают, что миротворческую операцию можно преобразовать, лишь когда стороны продвинутся в определении политического урегулирования конфликта.

Части 14-й армии РФ позже трансформировали в Оперативную группу российских войск (ОГРВ), они до сих пор находятся в Приднестровье, несмотря на требования Кишинева вывести их. В 1999 году на Стамбульском саммите ОБСЕ Россия взяла на себя обязательства по выводу войск и вооружений из региона и приступила к нему, однако так и не довела эту работу до конца. Молдова не рассматривает ОГРВ в контексте миротворческой операции и не признает за ней никакого официального статуса.

Устранение препятствий на пути передвижения товаров, услуг и людей также остается одним из наиболее острых вопросов переговорной повестки и спустя 25 лет после подписания соглашения.
1997 год
Меморандум об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем. («Московский меморандум»)
● «Общее государство»
● Право Приднестровья на самостоятельную внешнеэкономическую деятельность ● Неприменение мер давления и угроз применения силы
● Россия и Украина – страны-гаранты соблюдения договоренностей
8 мая 1997 года в Москве тогдашний президент Молдовы Петр Лучинский и лидер Приднестровья Игорь Смирнов при участии президентов России и Украины и в присутствии действующего председателя ОБСЕ подписали Меморандум об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем.

В нем говорится, что стороны строят свои отношения «в рамках общего государства в границах Молдавской ССР на январь 1990 г.» При этом Кишинев и Тирасполь берут на себя обязательства не прибегать к применению силы или угрозы силой.
Другим новшеством, прописанным в меморандуме, стало то, что Россия и Украина наделяются статусом «стран-гарантов» соблюдения достигнутых договоренностей и будущего статуса Приднестровья.

Приднестровье, согласно документу, принимает участие в осуществлении внешней политики Республики Молдова по вопросам, затрагивающим его интересы. За регионом также закрепляется право самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической, научно-технической и культурной областях.

Впоследствии, да и по сей день Петра Лучинского жестко критикуют в Кишиневе за подписание меморандума. Сторонники более жесткого подхода к урегулированию считают, что Кишинев тогда пошел на неоправданные уступки Тирасполю.

Приднестровье, в свою очередь, регулярно ссылается на Московский меморандум, обвиняя Кишинев в нарушении положений документа, связанных со свободной внешнеэкономической деятельности и неприменением мер давления и угроз.

В Тирасполе до сих пор старательно подчеркивают статус России и Украины как стран-гарантов в переговорном процессе. В то же время Кишинев и другие участники переговоров (ОБСЕ, ЕС, США) предпочитают не использовать эту формулировку, считая ее устаревшей и неактуальной после формирования официального переговорного формата «5+2».
2002-2003 гг.
Создание Совместной конституционной комиссии по разработке Конституции объединенного федеративного государства
● Федеративное государство

● Пятисторонний формат

2-3 июля 2002 года в Киеве прошла пятисторонняя встреча экспертов (Молдова, Приднестровье, Россия, Украина и ОБСЕ). По итогам встречи был принят «Киевский документ», определяющий принципы и механизмы создания объединенного федеративного государства Молдовы и Приднестровья.

Для реализации этой идеи весной 2003 года была создана Совместная конституционная комиссия (СКК), призванная разработать проект и конституцию будущего федеративного государства. Работу комиссии регламентировали постановления, принятые парламентом Молдовы и Верховным советом Приднестровья.

Тирасполь делегировал в СКК семь человек во главе с тогдашним вице-спикером Верховного совета Евгением Шевчуком. Молдавскую делегацию в комиссии возглавил парламентский адвокат Ион Крянгэ. В работе принимали участие наблюдатели-эксперты от России, Украины и ОБСЕ.

Работа Совместной конституционной комиссии шла очень медленно ввиду серьезных разногласий между приднестровскими и молдавскими экспертами. К осени деятельность СКК фактически зашла в тупик и заседания прекратились.

Идея федеративного государства позже получила развитие в виде «Меморандуме Козака».
2003 год
Меморандум об основных принципах государственного устройства объединенного государства («Меморандум Козака»)
● Федеративная Республика Молдова
● Асимметричная федерация (федеральная территория и субъекты федерации — Приднестровье и АТО Гагаузия) ● Нейтральное демилитаризованное государство
● Государственные языки – молдавский и русский
● Военно-гарантийной присутствие России до 2020 года

Летом 2003 года, когда созданная Кишиневом и Тирасполем Совместная конституционная комиссия работала над новым Основным законом будущей федерации, тогдашний президент Молдовы Владимир Воронин попросил российского лидера помочь активизировать процесс урегулирования давнего конфликта. «Мы готовы быть гибкими»,— пообещал он российскому коллеге. И Владимир Путин согласился.

Разработку документа об объединении Молдовы поручили замглаве кремлевской администрации Дмитрию Козаку, имевшему репутацию жесткого переговорщика. Текст готовился в обстановке строжайшей секретности. Российские эксперты во главе с Дмитрием Козаком поочередно посещали Кишинев и Тирасполь, согласовывая меморандум с конфликтующими сторонами.

К ноябрю 2003 года Дмитрий Козак вышел на финишную прямую. Первым документ 12 ноября постранично завизировал Игорь Смирнов. Он делал это в Кремле – в кабинете Козака. Подпись Владимира Воронина появилась на каждой странице меморандума два дня спустя — 14 ноября.

Воронин внес в документ некоторые правки. Самое существенное изменение касалось размещения в Молдове военно-гарантийного воинского контингента России. В целом молдавский президент не был против российских военных. Но сократил срок их предполагаемого пребывания на молдавской территории с 49 лет до 17. То есть до 2020 года.
К 25 ноября все было готово к подписанию меморандума. Подписать его Владимир Воронин и Игорь Смирнов должны были в присутствии президента Путина. В Кишинев уже прибыли охрана Владимира Путина и российская пресса. Все рухнуло в одночасье. Владимир Воронин проинформировал Дмитрия Козака о том, что не станет подписывать документ, во-первых, из-за пункта о военном присутствии России, а во-вторых, без его одобрения Евросоюзом, США, ОБСЕ и Советом Европы.

Об этом же он заявил по телефону Владимиру Путину. Перед зданием администрации президента в то утро митинговали противники подписания меморандума — они жгли российские флаги и портреты Путина. Визит президента России отменили.
Согласно самой распространенной версии, Владимир Воронин отказался подписывать «меморандум Козака» из-за беспрецедентного давления Запада. О том, правильно ли Воронин тогда поступил, спорят до сих пор. Одни считают, что упустили шанс объединить страну, другие называют это единственно верным решением.

Итогом неподписания меморандума стало небывалое охлаждение отношений Молдовы с Россией и сближение Кишинева с Западом. Владимир Воронин объявил курс на евроинтеграцию и вел им страну вплоть до 2009 года, пока не лишился власти.
2005 год
«План Ющенко» и закон «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)»
● Автономный статус для Приднестровья
● Свободные выборы в Верховный совет Приднестровья
● Демократизация и демилитаризация Приднестровья ● Трансформация миротворческой миссии
● Вывод российских войск
● Подключение к переговорам ЕС и США
22 апреля 2005 года президент Украины Виктор Ющенко огласил план улаживания приднестровского конфликта, получивший название «План Ющенко». Главным его отличием от Меморандума Козака было то, что «план Ющенко» не конкретизировал, будет ли общее государство Молдовы с Приднестровьем федеративным или унитарным, а фактически предполагал для Приднестровья статус широкой автономии. В нем также не было положения о военно-гарантийном присутствии войск РФ.

План включал, в частности, проведение демократических выборов в Верховный совет Приднестровья под международным контролем, развитие в регионе демократии и многопартийной системы, трансформацию миротворческой миссии в международный механизм под эгидой ОБСЕ. Документ также предполагал расширение формата переговоров с привлечением представителей Евросоюза и США.

Ключевую роль в разработке «Плана Ющенко» сыграли тогдашний секретарь Совбеза Украины Петр Порошенко и занимавший в то время пост советника президента Молдовы Марк Ткачук.
Документ в целом благосклонно восприняли все участники переговоров. ЕС и США получили статус наблюдателей в рамках переговорного процесса (в результате переговорная пятерка преобразовалась в формат «5+2», действующий до сих пор). Однако весной 2006 года Киев и Кишинев ввели новый порядок транзита товаров через приднестровский участок границы. В Тирасполе это назвали блокадой. Вскоре переговорный процесс в формате «5+2» был заморожен.

22 июля 2005 года парламент Молдовы единогласно принял закон «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)». Закон предоставлял Приднестровью статус автономии, предполагал проведение демократизации и демилитаризации Приднестровья и предусматривал вывод из региона российских войск.

Принимая документ, парламентарии позаботились о его защите. Для внесения изменение или дополнений в закон необходимы голоса трех пятых депутатов.

В Кишиневе документ представили как промежуточный акт реализации «Плана Ющенко». В Тирасполе его назвали «односторонним актом». 17 сентября 2006 года власти Приднестровья провели референдум, более 90% участников которого высказались за независимость от Молдовы и курс на вхождение в состав России.
Таким образом, стороны вернулись на исходные крайние переговорные позиции. И остаются там до сих пор. О «Плане Ющенко» больше почти не вспоминали, а закон 2005 года так фактически и не работает. При этом Тирасполь и Москва до сих пор считают его одним из главных препятствий для начала переговоров о статусе Приднестровья и политическом урегулировании конфликта.
2006-2008 гг.
Пакетный подход
● Приднестровье — республика с полномочиями широкой автономии
● Сохранение унитарного статуса Молдовы
● Демилитаризация Молдовы
● Постоянный статус нейтралитета, закрепленный на международном уровне
● Трансформация миротворческой операции в миссию гражданских наблюдателей
● Признание результатов приватизации и прав собственности в Приднестровье
● Квота в 20 мест в парламенте Молдовы для Приднестровья
После резкого охлаждения молдавско-российских отношений, последовавшего после срыва «Плана Козака» и достигшего пика в 2005 году, к середине 2006 года молдавское руководство начинает усиленно искать встреч с руководством России и, прежде всего, с ее президентом Владимиром Путиным.

Встреча на высшем уровне Воронин-Путин произошла 28 ноября 2006 года. На ней Воронин представляет так называемый пакетный подход Молдовы к разрешению приднестровского конфликта. Он включает такие положения: статус республики для Приднестровья с широкой автономией, меры доверия, демилитаризацию Молдовы, сохранение нейтрального статуса страны, трансформацию миротворческой миссии, признание приднестровской собственности, выделение для Приднестровья квоты в 20 мест в парламенте Молдовы, систему гарантий.

Москва весьма благосклонно принимает предложения Кишинева. Молдавско-российские встречи на высшем уровне начинают проходить все чаще. Для обсуждения приднестровской проблемы и нормализации молдавско-российских отношений в Кишинев регулярно приезжал секретарь Совбеза РФ Юрий Зубаков.

Позже Воронин неоднократно говорил в СМИ о Пакетном подходе, но как оформленный документ его так и не опубликовали. К предварительно озвученным пунктам позже добавлялись другие. В марте 2008 года в интервью «Коммерсанту» дал понять, что Молдова вдобавок готова выйти из ГУАМ — организации, которую в Москве называли антироссийской.

В том же интервью Воронин впервые в деталях рассказал, что представляет собой Пакетный подход. В него, по словам Воронина, входили четыре документа.
1
Во-первых, закон 2005 года «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)».
2
Во-вторых, разработанный на основе этого документа закон о самом статусе, где «расписано все: какие права, какие обязанности, какая форма правления будет введена в Приднестровье после объединения Молдовы в единое государство».
3
Третьим документом – в развитие этого закона – был механизм гарантий того, что Кишинев и Тирасполь обязуются выполнять и этот закон, и «дорожную карту» к нему. То есть график того, когда и какие меры следует реализовать. «Там прописано, когда произойдет объединение денежных систем, установление единых таможенных органов по всему периметру Республики Молдова и многие другие вещи», – рассказывал Воронин.
4
Четвертым документом, чуть позже пополнившим пакет предложений Кишинева, стала декларация о признании постоянного нейтралитета Молдовы. Этот документ должны были подписать все стороны, которые участвуют в переговорном процессе в формате «5+2», за исключением Приднестровья. То есть Молдова, Россия, Украина, США, ЕС и ОБСЕ.
В марте 2008 года Владимир Воронин был настроен очень оптимистично. Из его заявления можно было сделать вывод, что Молдова снова станет единой со дня на день.
«Что касается отсчета времени, то, я думаю, сейчас можно сказать, что он пошел в обратную сторону, и скоро должен настать тот день, когда мы окончательно разрешим этот вопрос. Те отношения, которые сегодня сложились между нами и Россией, являются главным основанием для того, чтобы я выражал оптимизм, который уже невозможно скрывать», – говорил он.
Документ, по задумке Воронина, должен был быть подписан до конца 2008 года. «А потом начинается реализация "дорожной карты". Если к парламентским выборам 2009 года мы решим приднестровский вопрос, будет очень хорошо. В парламент в таком случае попадут депутаты от Приднестровья», – строил планы Воронин.

Этим планам не суждено было реализоваться. Тирасполь инициативы Кишинева раскритиковал и предложил сторонам подписать Договор о дружбе и сотрудничестве, являющийся, по сути, договором между двумя равноправными государствами.
24 декабря 2008 года президент Владимир Воронин и лидер Приднестровья Игорь Смирнов встретились в Тирасполе. Воронин официально передал Смирнову пакет предложений Кишинева. Этим, впрочем, результаты встречи ограничились: нормального диалога не получилось, договориться о возобновлении переговоров в формате «5+2» не удалось, стороны условились продолжать консультации в формате «2+1» (Молдова, Приднестровье, Россия) и назначили следующую встречу на середину марта 2009 года.
2009 год
Протокол Смирнов-Воронин-Медведев
● Трансформация миротворческой операции «по итогам» приднестровского урегулирования
18 марта в Москве состоялась встреча молдавского президента Владимира Воронина, приднестровского лидера Игоря Смирнова и президента России Дмитрия Медведева. По итогам встречи было принято совместное заявление. Стороны договорились продолжать прямые контакты и создать условия для возобновления переговоров в формате «5+2» уже в первой половине 2009 года. Они подтвердили важность формата «5+2» и выразили признательность Москве за посредничество в переговорах.

Ключевым же пунктом документа стало то, что «стороны отмечают стабилизирующую роль нынешней миротворческой операции в регионе и исходят из целесообразности ее трансформации в операцию, гарантирующую мир, под эгидой ОБСЕ по итогам приднестровского урегулирования». Это означало согласие Кишинева на то, что российские миротворцы останутся в регионе до нахождения окончательного способа решения конфликта.

В Москве также согласовали проведение в ближайшие недели двусторонней встречи Воронина и Смирнова в Тирасполе. Встреча, однако, так и не состоялась из-за отказа молдавской стороны.

Встреча Воронина, Смирнова и Медведева в Москве и принятие ими совместного заявления состоялись за три недели до парламентских выборов в Молдове. Впоследствии Владимира Воронина жестко критиковали за подписание этого документа в разгар предвыборной кампании и особенно за уступку в части сохранения российских миротворцев до урегулирования конфликта.

Заявление вызвало крайне негативную реакцию и на Западе. В окружении Воронина позже предполагали, что именно принятие московского заявления от 18 марта стало спусковым механизмом для «бархатного» отстранения Воронина от власти, начавшегося с апрельских событий 2009 года. Никаких подтверждений этому, впрочем, нет.

В Кишиневе неохотно вспоминают о совместном заявлении от 18 марта 2009 года. В январе 2010 года тогдашний вице-премьер по реинтеграции Виктор Осипов заявил в эфире TV7, что это заявление и заложенные в нем принципы «принимаются во внимание молдавской стороной, но не рассматриваются в качестве полноценной договоренности в рамках переговорного процесса». Он назвал документ «проявлениям неопытности молдавской дипломатии», а факт его появления, по словам Осипова, был связан с предвыборной кампанией, которая проходила тогда в Молдове.

Прерванные в 2006 году переговоры в формате «5+2» возобновились лишь в конце 2011 года.
2010 год
Мезебергская инициатива
● Приднестровское урегулирование как «история успеха» в отношениях России и Запада
5 июня 2010 года в немецком Мезеберге тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев и канцлер Германии Ангела Меркель подписали меморандум о создании комитета Россия-ЕС по вопросам внешней политики и безопасности. Одной из его задач было объявлено урегулирование приднестровского конфликта.

Более того, именно решение проблемы Приднестровья должно было стать пилотным и образцовым проектом российско-германского взаимодействия и демонстрации способности Москвы и Запада договариваться и конструктивно решать важные международные вопросы. Приднестровское урегулирование должно было заложить основу для разрешения целого комплекса важных для Москвы вопросов в отношениях между Россией и ЕС и создания новой архитектуры безопасности в Европе.
«Можно было бы здесь соединить усилия, для того чтобы попытаться разрешить Приднестровский конфликт, имею ввиду оживление той работы, которая у нас существует в формате «5+2», с привлечением всех сторон этого формата и с привлечением тех, может быть, новых дополнительных возможностей, которые создал бы вот этот самый форум по безопасности Россия – Евросоюз», – сказал по итогам встречи Медведев.
Мезебергская инициатива вызвала массу критических отзывов на обоих берегах Днестра. В Кишиневе говорили о российско-германской договоренности чуть ли не как о новом «Пакте Молотова-Риббентропа», возрождении «Меморандума Козака» и намерении федерализировать и «приднестровизировать» Молдову.

Без восторга Мезебергскую инициативу встретили и в Тирасполе. Близкие к властям эксперты и общественники выступили с критикой в адрес Москвы, обвинив Медведева в намерении «сдать» Приднестровье.

С возвращением в Кремль Владимира Путина в мае 2012 года внешняя политика России ужесточилась, отношения с Западом охладились и о Мезебергской инициативе больше почти не вспоминали.

Тем не менее, первая с 2002 года попытка сближения позиций Москвы и Запада в вопросе Приднестровья придала определенный импульс процессу урегулирования в 2010-2011 гг. В частности, по итогам консультаций участников процесса урегулирования в Москве 22 сентября 2011 года Кишинев и Тирасполь договорились возобновить официальные переговоры в формате «5+2».
Переговоры без статуса
После 2010 года никто из участников переговоров больше не предлагал новые модели урегулирования приднестровского конфликта (если не считать предложения о «цивилизованном разводе», которое тогдашний приднестровский лидер Евгенией Шевчук сделал в 2013 году на Баварской конференции). Переговоры в формате «5+2» то возобновлялись, то снова замораживались. Велись они о чем угодно, но не о вопросах статуса Приднестровья.

С приходом в 2009 году к власти в Молдове партий, называющих себя проевропейскими, Кишинев уже ничего не предлагал для политического урегулирования, утратив инициативу в этом процессе.

В ноябре 2015 года едва покинувший тогда пост премьера Молдовы Валерий Стрелец сделал сенсационное признание. Он заявил, что у Кишинева попросту нет четкой модели и видения политического урегулирования.
«У нас был и «меморандум Козака», и вариант Ющенко, все что угодно, только не собственный сценарий, кроме закона 2005 года об особом правовом статусе Приднестровья, который не работает и не будет работать», — сказал экс-глава кабмина.

Он добавил, что обсуждал приднестровскую тему с коллегами в правительстве: «Мы говорили, слава богу, что приднестровцы пока отказываются обсуждать вопросы из так называемой «третьей корзины»: вопросы политического характера и вопросы безопасности (предполагают урегулирование конфликта на Днестре на основе особого статуса для Приднестровья.— NM). Потому что, если бы они завтра сказали: «Хорошо, мы готовы обсуждать наш статус. Что вы предлагаете?» — мы бы попали впросак, честно говоря».
Примерно так и вышло. В какой-то момент международные участники переговоров начали настойчиво требовать от Кишинева представить собственное видение и модель урегулирования. Оказалось, что готового проекта нет, и молдавские власти срочно занялись его разработкой.

Вице-премьер по реинтеграции Георгий Бэлан обещал представить концепцию урегулирования конфликта и статуса Приднестровья в начале 2017 года. Этого, однако, не произошло. В конце 2017 года, отвечая на вопросы об этом, в Кишиневе говорили, что план «почти готов», но не факт, что его представят общественности.

Впрочем и в узком кругу переговорщиков о предложениях Кишинева до сих пор ничего не слышали. В канун намеченной на 27-28 ноября встречи в формате «5+2» спецпредставитель Украины по приднестровскому урегулированию Виктор Крыжановский в очередной раз напомнил Кишиневу о задолженности.

Он рассказал, что в ходе недавнего визита в Тирасполь жестко настаивал на переходе к обсуждению статуса Приднестровья в составе Молдовы и получил ответ, который поставил его в тупик: «Они говорят: мы готовы говорить о статусе, но нам нужен документ. «Какой вы нам предлагаете статус?» Я немного растерялся, оказалось, что ни у кого пока нет картины, каким должен быть этот статус».

«Я в Кишиневе говорю: давайте ускоряйтесь, надо положить что-то на стол переговоров. Иначе аргументы действительно сильные, что у нас нечего обсуждать. Пробуксовочка идет... Я сказал, что лично готов работать над документом столько, сколько надо», - добавил украинский дипломат.

Тем временем молдавские чиновники и политики много говорят о желании урегулировать конфликт, а представители гражданского общества рассуждают о геополитике и «красных линиях» в урегулировании.

На встречах переговорщиков в разных форматах продолжают говорить о более важных вопросах — признании приднестровских дипломов, автомобильных номерах, проблемах школ, фермеров, телефонной связи, уголовных делах и т.д. Иногда даже о чем-то договариваются: на минувшей неделе открыли мост через Днестр, назвав это историческим событием.

Ехать подано. Премьер Молдовы и глава Приднестровья запустили движение по мосту через Днестр
При этом в последние годы никто даже не пытался предложить жизнеспособный вариант устройства общего государства для двух берегов Днестра. Образ общего будущего и модель примирения Молдовы и Приднестровья уже много лет не становятся ни частью переговорной повестки, ни предметом серьезных общественных дискуссий на двух берегах Днестра.
Текст: Евгений Шоларь
Оформление: Татьяна Булгак