Вторник 6 декабря 2016
$ 20.2266 21.6394

«Кто представляет большую опасность для страны: гагаузы, или те, кто ограбил банки?»

В Экономической академии 3 декабря прошли дебаты по теме «Насколько автономна Гагаузская автономия», организованные НПО «Пилигрим-Демо» и «Клубом дебатов» при поддержке посольства Великобритании в Молдове. Дебаты вышли за рамки обозначенной темы — их участники обсуждали, что именно необходимо изменить в Молдове, чтобы повысить эффективность власти.

Дебаты предварила минута молчания в память об Андрее Паниче — постоянном члене «Клуба дебатов». Он трагически погиб 29 ноября в горах под Брашовом. Модератор Серджиу Чиботару сообщил о решении создать фонд имени Андрея Панича, из которого будут финансироваться ежегодные соревнования по дебатам.

Основная дискуссия велась между лидерами условной оппозиции и условными же представителями власти — премьером и членом правительства. В роли оппозиционеров выступили частые и участники дебатов Лучия Апроду и Еуджен Фуркулицэ. Оппонировали им такие же опытные спорщики — «премьер-министр» Думитру Алайба и «член правительства» Аркадие Котруцэ.

Дебаты почти сразу вышли за рамки обозначенной темы. Первым слово взял премьер Алайба. «Проблемы Гагаузии такие же, как и везде: коррупция, недостаток инвестиций, некачественное образование, — начал он. — Какой из этого выход? Нужно демонополизировать партийную систему страны. Как? Нужно упростить процесс регистрации партий. Почему нужно упростить? Потому что сейчас для регистрации нужно собрать 5 тыс. подписей, причем у жителей половины районов страны. Это барьер».

Оппозиция принялась атаковать. «Скажите, сколько у нас партий?», — спросила Апроду, от возмущения встав с места. «Сорок четыре партии, двадцать из которых — продажные», — не задумываясь ответил премьер. «Лидер оппозиции» Еуджен Фуркулица сказал, что проблему он видит не в процедуре регистрации партий, а в отсутствии подотчетности народных избранников гражданам и в наличии чрезмерного количества мэрий в стране. Он предложил провести две реформы: электоральную, чтобы Молдова перешла на мажоритарную избирательную систему и территориальную, чтобы сократить количество мэрий в стране.

«Благодаря этому мы сможем лишать избранников депутатского мандата через местные референдумы. Они в таких условиях будут голосовать не по указке своих фракций, а в соответствии с волей людей», — заверил Фуркулица.

Слева направо: «оппозиционеры» Лучия Апроду и Еуджен Фуркулица, модератор Серджиу Чиботару, представители «правительства» Аркадие Котруца и Думитру Алайба

Затем оппоненты перешли к дискуссии. Аркадие Котруца первым делом согласился с одним из предложений. «Мы за территориальную реформу», — начал он, но тут же оговорился, что «номинальное голосование Молдове не нужно». По его мнению, мажоритарная избирательная система непрактична, поскольку Кишинев, к примеру, в парламенте будет представлен десятью депутатами.

Затем Котруца перешел к аргументированию основной позиции правительства — облегчению процесса регистрации партий. «Люди из Гагаузии не должны собирать подписи в половине районов страны», — заявил он. Зрители одобрительно забарабанили по партам. «Если партии могут существовать без демократии, то демократии без партий — нет», — эмоционально продолжил Аркадие Котруца, посетовав на то, что «в Молдове не хватает веселья». К примеру, отметил он, в Белоруссии есть партия любителей пива, а в Молдове — нет.

«Кто будет финансировать малочисленные партии, из трех человек?» — возмутилась Апроду. «Сами и будут», — ответил представитель правительства, вызвав смех в зале.

Лучия Апроду перевела дебаты в интерактивное русло. «Кто из присутствующих родом не из Кишинева?» — обратилась она к аудитории. В ответ поднялось около 20 рук. «Как жизнь в селе изменилась за последние 10 лет?» — продолжила Апроду. «К худшему», — ответили из зала. «Мы хотим, чтобы не только Кишинев развивался, чтобы развивались регионы от Вулканешт и до Бричан», — заявила оппозиционерка. Для этого, подчеркнула она, люди из регионов должны быть представлены в большой политике и мажоритарная избирательная система им в этом поможет.

Модератор предложил присутствующим высказаться за ту или иную позицию. Студент Руслан Макар никого не поддержал, сообщив, что хочет создать «партию неспокойных и талантливых людей» и попросив гагаузов его поддержать. Андрей Русановски высказался в пользу оппозиционеров, посетовав на то, что в Молдове редко выигрывают независимые кандидаты. Юлия Кирницки вступилась правительство, заявив, что «в Молдове нет ни одной региональной партии: гагаузов, болгар».

В какой-то момент слова попросила студентка, представившаяся Романицей. «Может, я кого-то обижу, но зачем создавать партии вместе с людьми [гагаузами], которые не уважают территорию, на которой живут?» — спросила девушка. Тема была активно подхвачена. «Это неправда!» — возразили в один голос сразу несколько человек. «Мы все граждане этой страны, мы все ответственны», — заметил модератор. Руслан Макар попросил Романицу быть осторожней в выражениях.

Глава «Пилигрим-Демо» Михаил Сиркели тоже обратился к Романице: «Какие различия между молдаванами и гагаузами? Да, мы говорим на разных языках. Но мы все граждане этой страны. Мы живем тут более 200 лет. И мы также берем взятки, к сожалению. Скажите, кто представляет большую опасность для страны: гагаузы, или те, кто ограбил банки?» По мысли Сиркели, чем больше в Молдове будет автономий — тем лучше: это повысит эффективность власти на местах.

Валериу Паша обратил внимание присутствующих на то, что после обретения Молдовой независимости ею руководят только молдаване. «Руководил бы ром или еврей, его бы сразу свергли. Мол, что этот чужак себе позволяет, — заметил он. — А так мы выбираем молдаван — своих — и терпим им. Не надо бояться представителей нацменьшинств, у них такие же проблемы, как у нас».

Юлия Кирницки спросила Романицу, сколько раз она была в Гагаузии. Девушка ответила, что несколько. «Все проблемы от незнания. Как люди приветствуют друг друга по гагаузски? Каких гагаузских писателей вы знаете? Незнание друг друга — это наша проблема», — заявила она.

Заключительный раунд дебатов открыл премьер Алайба: «Мы хотим, показать, что в Молдове можно выиграть выборы без денег. Да, это возможно. Теоретически». Оппозиционер Фуркулица настаивал на том, что нынешняя избирательная система не позволит честным и умным людям прийти во власть.

Споры прекратил модератор, предложив проголосовать за понравившуюся команду. «Я не считал, но визуально могу сказать, что победило правительство», — сказал Чиботару. «Точно так и в парламенте считают», — пошутил кто-то в зале.

Марина Шупак

 

Этот материал относится к циклу статей «Развитая автономия — Развитое государство», публикуемых в рамках проекта «Поддержка диалога между органами власти в Автономно-территориальном образовании Гагаузия», реализуемого «Пилигрим—Демо» при поддержке посольства Великобритании в Кишиневе и через Фонд предотвращения конфликтов, содействия стабильности и безопасности. Мнения, изложенные в данной статье, являются авторскими и не обязательно отражают точку зрения правительства Великобритании.