Воскресенье 11 декабря 2016
$ 20.1319 21.7093

Роман Шолда: «При попытках получить нормальную работу в Москве сталкиваешься с такими предрассудками, каких я в Китае не встречал»

  • Роману Шолда в Китае было комфортней, чем в Москве
    Фото: NewsMaker
    Роману Шолда в Китае было комфортней, чем в Москве

Уроженец Дондюшан, переводчик Роман Шолда уехал в Китай в 20-летнем возрасте и прожил там 13 лет. После учебы на филологическом факультете Пекинского университета языка и культуры Роман работал переводчиком в международных компаниях в Пекине и в Гуанчжоу. Сейчас он фрилансер в Москве, говорит на румынском, русском, английском и китайском языках. В интервью NM он рассказал о том, сильно ли отличается жизнь и работа в России и в Китае.

— Как вы оказались в Китае и почему?

— После окончания второго курса я выиграл грант на год обучения в Китае в рамках программы правительства Китая. Я тогда учился в Государственном университете Молдовы в первой группе переводчиков английского и китайского языков. Я поехал в Пекинский университет языка и культуры (BLCU). После окончания гранта я подал запрос на продление финансирования, но получил отказ. Тогда я начал работать и самостоятельно оплачивать свое обучение. Преподавал английский и от случая к случаю зарабатывал деньги, снимаясь в передачах, фильмах. Жил в так называемых dormitory (молодежный хостел.— NM), в которых условия могут быть такими, как в гостинице или общежитии: с одной ванной на площадку — в зависимости от стоимости. Но цены вполне доступные.

— Дорого жить и учиться в Китае?

— До 2005 года я платил порядка $2,4 тыс. за уровень. В их системе образования год поделен на два уровня. Лишь на первом году обучения обязательно посещать большинство курсов, в остальном же достаточно посещать около половины курсов, чтобы набрать минимальные баллы, необходимые для получения диплома. Поскольку я был гуманитарием, то и программа у меня была более легкая, по сравнению со студентами точных наук, и больше свободного времени. За последние несколько лет цены очень сильно выросли, но вместе с этим растет и уровень жизни.

— Вы никогда не чувствовали дискриминацию?

— Я бы не сказал, что я как-то ощущал дискриминацию. Сейчас в Москве у меня куда большие проблемы с получением разрешения на работу из-за того, что я гражданин Молдовы. Можешь быть курьером, официантом, рабочим — это пожалуйста, но при попытках получить нормальную работу сталкиваешься с такими предрассудками, каких я в Китае не встречал. Там если ты специалист, хорошо знаешь свое дело, то работай. Есть несколько моментов, в которых очень быстро разбираешься. Как правило, китайцы работают в китайских компаниях, а иностранцы — в иностранных компаниях. Если китайцы нанимают иностранца, то он, вне всякого сомнения, является уникальным специалистом. Нанимают, как правило, на короткий срок — максимум на два года. В то же время международные компании предпочитают брать на работу иностранцев, а китайцев нанимают исключительно для неквалифицированной работы.

— А в Китае сложно получить разрешение на работу?

— Получить рабочую визу очень просто. По сути, любую визу получить просто. И потом бизнес-визу можно в любой момент обменять на рабочую.

— Есть ощущение, что китайское общество довольно закрыто по отношению к иностранцам. Так ли это?

— На самом деле Китай полон иностранцев. Есть улицы компактного проживания русских, индусов, корейцев, европейцев. Это не гетто, а, скорее, просто свойственная людям склонность собираться в общины. Большинство из них даже не пытаются как-то интегрироваться, некоторые даже не говорят ни по-китайски, ни по-английски, и никого это не волнует. Если же говоришь по-китайски, тогда еще проще, хотя есть места, куда иностранцы не допускаются. Во многих местах есть таблички «Иностранцам и животным вход запрещен». Однажды я не смог войти в бассейн лишь потому, что я иностранец. В то же время китайцы умеют оставаться как бы бэкграундом для жителей других стран, никто не приглашает тебя интегрироваться, чтобы лучше себя чувствовать. Иностранцев никоим образом не затрагивает политическая ситуация в стране, если, конечно, они не японцы. Иностранцы живут как бы параллельно с местными жителями. Среди моих приятелей были американцы, китайцы, немцы, и никого не интересовало, откуда ты, какой религии или расы. В Китай приезжают авантюристы, у многих есть предрассудки и страхи, а те, кто рискует, те, как правило, авантюристы.

— Что было сложнее всего принять в Китае?

— Сначала у меня был настоящий культурный шок. Китайцев нужно либо принять, либо игнорировать. С точки зрения европейцев, они довольно странные, потому что думают иначе — не так, как мы. Китайцы не плохие, у них просто иное отношение ко многим вещам. Ни хорошее и ни плохое, а совершенно другое. Это создает ощущение, что ты особенный. Сначала было очень трудно принять китайский способ бытия. Простые люди не утруждают себя излишней чистоплотностью, в порядке вещей прийти куда-то грязным, чавкать, сплевывать или сморкаться в общественных местах, за исключением разве что молодого поколения, более образованного и воспитанного. Если попытаться дать им какую-то обобщенную характеристику, то это было бы «шумные». Два китайца в поезде, ресторане, самолете, где угодно — это всегда очень шумно.

— Правда, что в Китае очень много работают?

— Нет. В офисе работают с 9.00 до 18.00, а в полдень, особенно в государственных компаниях, предусмотрен двухчасовой перерыв. На заводах люди работают в три смены и без выходных. Зато у них восьмичасовой рабочий день, а производственный процесс не останавливается, потому что рабочих очень много. Кроме того, в Китае очень много праздников. В честь Дня Китая не работают пять дней, по поводу 1 мая — три дня, на Новый год — две недели. Праздников просто море.

— Система соцзащиты у них социалистическая?

— Для китайцев существует три основных ценности, в следующем порядке: еда, деньги, а потом семья. Традиционное пожелание можно перевести как «Всех благ и много денег». В Китае пожилых родителей содержат их дети. Все платят социальные взносы, но лишь некоторые служащие государственного сектора получают пенсии. У них считается нормой, что молодежь работает, а бабушки с дедушками растят внуков и живут за счет своих детей.
В 2013-м мы уехали в Москву, родной город моей жены, потому что не хотели отдавать своего ребенка в китайскую школу. Международные школы там довольно дороги, а китайские не занимаются развитием мышления и индивидуальности у детей, они требуют зубрежки!

— Вы бы хотели вернуться в Китай?

— Моя жена хотела бы вернуться больше, чем я. Для нее там эмоционально было проще, потому что никого не интересует твоя религия, твои обычаи, как ты одеваешься, что делаешь. Никто не оценивает тебя по внешнему виду или по происхождению. Мой друг из Молдовы, вернувшийся домой после окончания университета, пожил здесь год и вернулся в Китай, и он не один такой, кто привязался к этой стране. Основываясь на моем опыте, могу сказать, что самое сложное — это выдержать первые полгода, потом адаптируешься. Там очень много возможностей, много международных компаний, много интересных открытий.