Анвар Ал-Бунни — NM: «Передавать информацию СМИ — это все, что могут себе позволить правозащитники в Сирии»
2 мин.

Анвар Ал-Бунни — NM: «Передавать информацию СМИ — это все, что могут себе позволить правозащитники в Сирии»


В ноябре в Дублине проходил ежегодный форум правозащитников, организуемый фондом Front Line Defenders. Одним из докладчиков на форуме был сирийский адвокат и правозащитник Анвар Ал-Бунни, который провел пять лет в тюрьме и был признан «узником совести». Корреспондент NM Марина ШУПАК поговорила с АЛ-БУННИ о роли СМИ и правозащитных организаций в делах политзаключенных.

В чем заключалась ваша правозащитная деятельность в Сирии?

В Сирии неправительственные организации не могут работать, поэтому я сконцентрировался на мониторинге нарушений прав человека, а также проведении исследований в этой области. Результаты своей деятельности передавал журналистам. В Сирии это все, что могут себе позволить правозащитники.

Почему вас арестовали?

Начиная с 1995 года я был активным адвокатом, правозащитником. Меня арестовали в мае 2006 года, сразу после того, как Европейский союз основал тренинговый центр по правам человека в Сирии, где меня назначили директором. Меня обвинили в распространении ложной информации, которая ведет к деморализации общества, приговорили к пяти годам лишения свободы и обязали выплатить штраф в сумме $2 тыс. Я отсидел весь срок и вышел на свободу в мае 2011 года.

Как СМИ отреагировали на ваш арест?

Внимание к нему привлекли Amnesty International и Human Rights Watch, а также тренинговый центр. Сирийская пресса контролируется государством, поэтому о моем аресте там мало говорилось. А вот реакция международного сообщества была очень быстрой. Арабские и мировые СМИ в течение часа распространили информацию, затем от международных, местных и американских правозащитных организаций начали поступать заявления, осуждающие мой арест.

Это вам помогло?

Помогло мне лично, помогло перенести тяжелые условия заключения. Но что касается приговора то… Знаете, сирийским властям наплевать на критику в области прав человека.

Вам что-то известно о деле молдавской «группы Петренко»? 30 депутатов ПАСЕ назвали этих семерых молдавских оппозиционеров политическими заключенными, однако реакции национальных и международных правозащитников по этому делу не было.

К сожалению, мне о нем неизвестно. Я не знаю, что происходит в Молдове, какая там ситуация с правами человека и активистами. Я следил за «революцией роз» в Грузии, «оранжевой революцией» на Украине и, конечно, «кедровой революцией» в Ливии, но понятия не имею о ситуации Молдове.

После освобождения вы переехали в Германию в целях безопасности. Чем сейчас занимаетесь?

Я продолжаю правозащитную деятельность, продолжаю оказывать юридическую поддержку тем, кто находится в Сирии. Я продолжаю работать ради изменений, которые, надеюсь, произойдут в Сирии.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: