«Если власть пойдет против народа, то, наверное, будут протесты». Живое интервью NM с Майей Санду
7 мин.

«Если власть пойдет против народа, то, наверное, будут протесты». Живое интервью NM с Майей Санду

В первом выпуске предвыборного спецпроекта NM «Кто следующий?» кандидат в президенты от партии «Действие и солидарность» ( PAS) Майя Санду рассказала о том, в каких отношениях она сейчас с Андреем Нэстасе, почему голосование приднестровцев на выборах вызывает у нее вопросы, на чью поддержку рассчитывает во втором туре и где намерена брать деньги на реализацию своих предвыборных обещаний.

x

О президентстве без парламентского большинства

Работать должен и парламент, и правительство, но давайте начнем с президента. Когда в администрации президента будет нормальный человек, который работает на людей, шансы сделать все необходимое будут выше.

Я не говорю, что это легко, потому что следующий этап — это очистка парламента, назначение правительства, которое сможет хорошо выполнять свою работу. Это только начало. Я не говорю, что за полгода все станет хорошо и красиво, но этого времени достаточно, чтобы люди увидели, что страна движется в правильном направлении.

Сейчас это очень важно. Многие не верят, что тут может произойти что-то хорошее, людям надо дать надежду.

После президентских выборов нужно будет найти решение. Большинство людей понимают, что этот парламент был выбран по правилам [экс-лидера Демпартии Владимира] Плахотнюка и не представляет волю народа, но действовать нужно по закону.

В стране, где все так сложно, парламент на каникулах, потому что туда его отправил Додон. А нам нужен функциональный парламент, который работает на людей. Те партии, у которых болит сердце за страну, должны это понимать. Да, не через месяц, но через два-три месяца мы должны найти способ провести досрочные выборы.

Об отношениях между PAS и DA и о втором туре

И я, и Андрей Нэстасе (лидер партии «Платформа Достоинство и правда» (DA) — NM), мы оба хотим построить справедливое и функциональное государство. Чтобы у порядочных людей в этой стране появилась возможность хорошо жить. Есть граждане, которые считают, что Андрей Нэстасе должен стать президентом, и есть те, кто считает, что президентом должна стать я.

Первый тур покажет, у кого больше шансов, и после этого мы будем работать вместе. Нам надо работать вместе, чтобы победить на президентских выборах, а потом работы еще больше — надо очистить парламент.

Если сейчас все говорят, что Додон — это плохо для страны, что страну нужно избавить от него, мы надеемся, что все люди, которые так считают, призовут голосовать за нас во втором туре, и  процесс очистки страны мы сможем начать с администрации президента.

О голосовании приднестровцев

Давайте вспомним, что было в 2016 году, что произошло в феврале 2019. Мы все знаем, что те выборы были сфальсифицированы, и это горький опыт. Если бы у нас было сильное государство, и можно было верить, что МВД не допустит покупки голосов, что ЦИК на 100% будет защищать голоса граждан. Но мы помним, как Плахотнюк с Додоном в 2016 году использовали эти институты власти, а затем Плахотнюк их использовал в 2019 году. Исходя из этого горького опыта, мы должны что-то предпринять. На встречах избиратели спрашивают нас: на выборах будет то же, что раньше, или это будут свободные и честные выборы?

До 2016 года из Приднестровья на выборы приезжали несколько тысяч человек, и никаких вопросов не было, а на предыдущих президентских выборах уже было 16 тысяч, и была информация о том, что люди получали деньги за голосование. В 2019 году таких людей было еще больше.

В 2016 после выборов я обратилась в полицию, но мне ответили, что избиратели из Приднестровья, и полиция там ничего не контролирует. Тогда я обратилась в суд, но там мне сказали, что это не их проблема, и направили в Конституционный суд (КС). Но в КС нам сказали, что все-таки нужно было решение суда. В конце концов, все государственные учреждения сказали нам, что ничего не могут сделать.

Да, у нас есть наблюдатели, но в Приднестровье мы ничего не можем сделать. В 2019 году я пыталась разговаривать с людьми, которые приехали голосовать. Я не против того, чтобы граждане с левого берега голосовали, но они не должны делать это за деньги. Я спрашивала их, что вы знаете о молдавской политике, а они отвечали, что она им не интересна. То есть, понятно, что большинство этих людей приехали, потому что им дали деньги.

Покупка голосов происходит и на правом берегу, найти это очень сложно. Мы предложили создать горячую линию, по которой граждане могли бы сообщать о таких случаях, и мы могли как-то реагировать. Это всем должно быть интересно.

Тираспольский режим не разрешает мне поехать в Приднестровье и проводить агитационные мероприятия. Даже при том, что у людей там нет информации о кандидатах, на прошлых выборах они знали обо мне из политической литературы Додона. Можете себе представить, что там было обо мне написано?

Кроме того, граждане с правого берега будут с опаской смотреть на граждан с левого берега. Это плохо. До сих пор приднестровский конфликт был проблемой на уровне политических элит, ни у кого не было вопросов, а сейчас все больше людей боятся, что на результаты выборов будут влиять купленные голоса.

Когда я стану президентом, люди с левого берега Днестра смогут голосовать, никто не будет чинить им никаких препятствий. Мы хотим, чтобы жители обоих берегов Днестра стали ближе друг другу. Но сегодня это реальная проблема, и мы должны о ней говорить.

При Плахотнюке людей возили автобусы «Наташа»  и приехать могли только те, кому заплатили за голосование, остальные на этих автобусах приехать не могли.

О результатах выборов и протестах

Если у нас будут честные и свободные выборы, то все будет мирно, и мы всегда этого хотели. Даже когда протестовали против Плахотнюка, мы доказали, что можем протестовать мирно.

Игорь Додон знает, что за него проголосует намного меньше людей. Люди знают, что он ничего не сделал за четыре года. Все будет зависеть от того, как власть себя поведет. Если власть пойдет против народа, то, наверное, будут протесты.

Вы сами видите: у нас экономический кризис, треть предприятий на грани банкротства. Есть серьезные проблемы. Если выборы будут нечестными, это может подтолкнуть к протестам тех, кто ждет помощи от правительства, но не получает ее.

Я не знаю, что сделают люди, но я знаю, что они хотят честных и свободных выборов. Как они будут реагировать, что собирается сделать власть… Мы говорим о сценариях, о которых еще рано говорить.

О зарубежных политтехнологах

У меня в штабе работают только граждане Республики Молдова, но часто приходят люди с советами и рекомендуют обратить на что-то внимание. Очень много волонтеров работает по стране, их видно и на Facebook. Есть много граждан, которые очень хотят, чтобы мы победили, чтобы честные и порядочные люди могли хорошо жить в Молдове.

О русском языке в жизни и в школах

Три года назад я немного занималась с преподавателем русского языка, хотя и очень мало. Продолжать не получилось, и я стала слушать больше подкастов на русском языке, пыталась вспомнить русский язык, чтобы говорить с людьми.

Что касается изучения русского языка в школах с румынским языком преподавания, в свое время после дискуссий с родителями школьников было принято решение сделать его факультативным. Это было требование родителей. Многие из них говорили, что хотят, чтобы их дети учили русский язык, но в то же время считают, что у них должен быть выбор. В других странах у детей и родителей есть этот выбор. Даже после того, как мы изменили закон, во многих школах выбирают для изучения русский язык. Иногда это происходит, потому что нет условий для изучения другого языка, но выбор — это нормально, люди должны иметь возможность выбирать.

О деньгах на предвыборные обещания

Даже с дырой в бюджете, которую мы унаследовали, мы сумели найти деньги, чтобы повысить социальные выплаты, зарплаты и пенсии для некоторых категорий граждан. В своей программе я предлагаю увеличить минимальную пенсию до 2000 леев, потому что это порог бедности, и очень многие граждане получают пенсию, которая ниже этого порога. Мы посчитали, что для этого понадобится больше 3 млрд леев. Это большая сумма, но генпрокурор сказал, что только из Metalferos украли больше миллиарда леев. Поэтому важно остановить коррупцию, и тогда деньги найдутся. С другой стороны, необходимо, чтобы экономика заработала, потому что это единственный устойчивый источник роста пенсий, зарплат и поступлений в бюджет. Если понадобится, я найду эти деньги вне страны, но нам нужно срочно увеличить размер пенсии, потому что у людей нет времени ждать 2-4 года, пока у нас поднимется экономика, и мы из собственных доходов сможем повысить пенсии.

Пенсии — не прямые обязательства президента, но президент не может этим не заниматься. Также я предлагаю увеличить освобождение от налогов для семей с детьми. Кроме того, я начала диалог с ЕС, чтобы создать фонд для пожилых людей, которым некому помочь. Из этого фонда мы могли бы оплачивать медпомощь для таких людей, питание и прочее.

Партнеры по развитию не дают деньги на пенсии, но дают на бюджетную поддержку. Сейчас соцфонд не покрывает все выплаты, и дефицит финансируется из госбюджета. Да, на несколько лет у нас дефицит будет больше, но, если мы получим поддержку извне, часть этой поддержки уйдет в соцфонд.

***

21 октября NM вышел в прямой эфир с новым проектом! В прямом эфире кандидаты в президенты Молдовы отвечают на вопросы корреспондента NM Александры Батановой. Первым гостем нашей новой студии стала кандидат в президенты от партии «Действие и солидарность» Майя Санду. Завтра, 22 октября, в 21:00 у нас новый гость — кандидат в президенты от «Нашей партии» Ренато Усатый. Следите за нашими эфирами.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: