«Этот памятник нанесет рану демонам». В Кишиневе обсудили проект «Небесной колонны»
6 мин.

«Этот памятник нанесет рану демонам». В Кишиневе обсудили проект «Небесной колонны»


Столичная мэрия вынесла на общественное обсуждение проект памятника «Небесная колонна», который планируется установить на Рышкановке. Он представляет собой 24-метровый обелиск с пятью крестами на вершине. Впрочем, на первых общественных слушаниях речь о самом памятнике не шла. Пришедшие на мероприятие чиновники, деятели культуры и представители церкви горячо обсуждали советское прошлое и необходимость противостоять сатане. За дискуссиями наблюдала корреспондент NM МАРИНА ШУПАК.

Автор проекта, 61-летний скульптор Тудор Ботин предлагает установить памятник на Московском проспекте, в месте, где он, заметно расширяясь, упирается в улицу Студенческую. Посреди проспекта разбит небольшой газон с несколькими елями. Вот там, как считает автор, должна стоять «Небесная колонна», символизирующая «движение нашей веры». По словам Ботина, в поддержку его проекта уже подписались около 700 человек.

Запрос в мэрию Кишинева с просьбой разрешить установить в столице «Небесную колонну» Ботин направил шесть лет назад. В июле этого года мэр Дорин Киртоакэ отреагировал на запрос и распорядился организовать публичные слушания по проекту, как того требует закон. Ботин пригласил на них коллег по цеху, друзей и разместил объявление о готовящемся мероприятии в газете Literatura și Arta.

Информация о «Небесной колонне» дошла и до соцсетей, где раскритиковали и памятник, и его идею. Впрочем, на слушания, которые состоялись накануне, никто из «интернет-критиков» не пришел. Зато пришли коллеги и друзья Ботина. Скульптор поименно называл каждого входящего — в большинстве это были очень пожилые люди: доктора наук, академики, скульпторы, поэты. Все они говорили о таланте и религиозности Ботина, поэтому мероприятие больше походило на его творческий вечер, чем на публичные слушания.

Впрочем, как выяснилось, приглашенные Ботиным гости и не собирались дискутировать. «Мы пришли сюда с благородной целью — поддержать “Небесную колонну”», — заявил с трибуны сотрудник издания Literatura și Arta Виктор Челан и обернулся. Позади него стоял двухметровый макет памятника. Зал взорвался овациями. Тудор Ботин смущенно промокнул лоб платком и взял слово.

«Мы видели [в Кишиневе] памятники солдатам, военной технике, но не видели символа жертвы — креста. Все наши [художественные] работы — не христианские, а я попытался привнести в наш город христианскую работу», — рассказал скульптор. «Движение нашей веры», по его словам, будет воплощено через «путь на Голгофу» с ликом Христа в нижней части обелиска, распятие — в средней части и пять крестов на вершине. «Напрасно мы называем себя христианским народом, если у нас за спинами нет креста», — заключил Ботин.

Присутствующие священнослужители его горячо поддержали. Священник Бессарабский митрополии Анатолие Гончар сказал, что памятники «танкам и гранатам» устанавливались в Кишиневе в советский период, когда не было места крестам. А «Небесная колонна», считает он, не просто восстановит историческую справедливость, но еще и станет «уникальным памятником румынского христианского пространства». «Нужно освободить нашу веру», — воскликнул он и перекрестился.

За ним перекрестился и секретарь представительства Бессарабской митрополии в Кишиневе Иоан Косой. Он тоже посетовал, что в Кишиневе «только машины и здания и вовсе нет христианских памятников». Косой рассказал, что был в Москве и там все по-другому: «Мне понравился царь-колокол и памятник Кириллу и Мефодию».

Бывший депутат парламента Ион Хадыркэ, взяв слово, выразил уверенность, что «Небесная колонна» станет для кишиневцев «местом медитаций» и приблизит Кишинев к облику европейских городов. А чтобы пять крестов были видны и вечером, «хорошо бы установить подсветку», предложил Хадыркэ. «Забыл уточнить: она будет, будет», — заверил Ботин.

Участники обсуждений увидели в проекте Ботина не только европейский дух, но и воспитательный потенциал. «Кишиневцы на рассвете будут смотреть на кресты и креститься, а школьники, курящие на троллейбусной остановке, даже не посмеют зажечь сигарету, взглянув на эти кресты», — полагает доктор медицинских наук Иоан Данилэ.

Вопросы к Ботину были только у гражданского активиста Виталия Возного. «Сколько денег понадобится на установку памятника?», — поинтересовался он у скульптора на русском языке. Ботин начал отвечать тоже на русском, но зал загудел. «На румынском отвечайте ему», «У нас государственный язык румынский», — закричали из зала. Ботин перешел на румынский и сказал, что ему понадобится около 700 тыс. леев, собрать которые он надеется как пожертвования православных верующих.

«Этот памятник нанесет рану демонам». В Кишиневе обсудили проект «Небесной колонны»

Возной собрался задать очередной вопрос, но зал вновь загудел. «Сел на место быстро!», «Закрой рот!», «Ты не прокурор!», «Это был не по делу вопрос!» «Ты что, не христианин?», — закричали Возному. Но он все же продолжил и пригрозил вице-претору Рышкановки Василе Мереакре добиться признания сегодняшних слушаний недействительными, так как не были соблюдены все процедуры Закона о транспарентности. «Процедуры он захотел! А когда нас депортировали, кто соблюдал процедуры?», — крикнул кто-то из зала.

Накалившуюся обстановку охладил директор неправительственной организации «Дьякония» Игорь Белей («Дьякония» осуществляет социальную миссию Бессарабской митрополии в Молдове. — NM). Белей предложил потребовать, чтобы деньги на установку «Небесной колоны» были выделены из городского бюджета. «В городе тратятся большие деньги на покраску [советских] танков. Почему бы деньги налогоплательщиков не потратить на христианский памятник? 80% жителей города — христиане», — сказал он. Зал зааплодировал. Белей также поблагодарил Возного за замечания, «которые помогут избежать проблем на следующих этапах».

Восстановленное в зале спокойствие неожиданно вновь было нарушено. «Меня зовут Виталие Лисник, я представляю группу атеистов Кишинева. Нас около трех тысяч человек и нас беспокоят кресты», — сказал взошедший на трибуну мужчина. Публика была ошарашена. «А что вас радует?», — спросил кто-то из зала. «Прогресс», — улыбнулся Лисник. Ответ, судя по реакции зала, был неправильным.

Несколько человек повскакивали со своих мест. «Уберите его с трибуны!», «Антихрист!», «Пусть на сатанистских собраниях выступает!», — закричали из зала. Лисник покинул трибуну сам и стал снимать происходящее на видео. Один из мужчин, активно требовавших «убрать» атеиста с трибуны, накинулся на Лисника, пустив в ход кулаки. Рядом стоящая женщина отобрала у Лисника мобильный телефон. «Так ему и надо», — загудели православные верующие. Лисник стал отбиваться. Святые отцы и вице-претор наблюдали за происходящим молча. «Сатанисты продолжают бороться с Христом, но небеса все видят», — пригрозил пожилой мужчина, мотая головой.

 

Лисник, отбившись, предпринял очередную попытку подойти к микрофону, но тут выбежал мужчина средних лет и выхватил у него микрофон из рук. Им оказался председатель Союза художников Думитру Болбочану. «Этот памятник должен быть. Это памятник для всего народа Бессарабии!», — воскликнул он, победоносно подняв руку. Зал взорвался аплодисментами.

Тудор Ботин воспользовался настроением зала и предложил завершить слушания. «Этот памятник нанесет рану демонам», — сказал он, бросив взгляд на Лисника. «Но крест еще никто не побеждал», — заверил он.

«Правильно. А вообще надо составить список жителей города, выступающих за и против памятника. Пусть Господь всех знает», — предложил один из присутствующих коллег скульптора.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: