«Граждане Молдовы должны жить в нормальной стране». Интервью NM c главой делегации ЕС Петером Михалко
14 мин.

«Граждане Молдовы должны жить в нормальной стране». Интервью NM c главой делегации ЕС Петером Михалко

NM решил подвести итоги года с главой делегации Евросоюза в Молдове Петером Михалко. В интервью NM он рассказал о впечатлениях от работы правительств Майи Санду и Иона Кику, новом прокуроре, жизни в Кишиневе и условиях получения Молдовой денег от ЕС.

x

«Люди не должны ехать за этим счастьем в Кишинев»

Вы возглавили делегацию КС в Молдове чуть больше двух лет назад. Как вам живется в Кишинев?

В Кишиневе живется приятно. Для меня это уже знакомый город. Первый раз я приехал сюда 25 лет назад. То, что я говорю на румынском и русском языках, помогает общаться с людьми на улицах, в магазинах и по работе.

Город изменился в лучшую сторону с тех пор?

Раньше жизнь была тяжелее. Я помню, как город часами оставался без электричества. Были проблемы с инфраструктурой, но сейчас это наладилось. Пришли инвесторы, которые смогли что-то улучшить. Но не везде это получилось. Кишинев еще не догнал столицы, которые раньше начали процесс преобразований, сумели привлечь инвестиции и создать хорошие условия для жизни людей.

Но дело не только в Кишиневе. Надо стремиться к высокому уровню жизни во всей стране. В столице всегда условия получше и удобств побольше, чем в других местах. А важно, чтобы условия были и в регионах, чтобы люди могли жить хорошо и находить счастье для себя и своих близких в родном селе или городе, а не ехать за этим счастьем в Кишинев.

Есть страны, где это удалось сделать. Для этого нужно хорошее управление делами на местном уровне, инвестиции, проекты и их реализация в регионах,  чтобы они развивались.

А что мешает навести порядок в Кишиневе?

Навести порядок надо во всех населенных пунктах. Потому что  в 21 веке люди все-таки требуют хороших условий для жизни. А столица всегда выживет, у нее всегда будут выше стандарты.

В то же время все города заслуживают хороших магазинов и хороших услуг. Люди не должны ехать в столицу за товарами и услугами.

«Результатом реформ должна стать система юстиции, которой доверяют граждане»

Какие у вас взаимоотношения с новым правительством? Встречались ли вы с Ионом Кику после его назначения премьер-министром?

Да, встречался, когда после назначения премьером он провел встречу со всем дипкорпусом. Налаживаем контакты и с министерствами, и с новыми министрами. Знал некоторых из них и раньше.

Молдова — это страна, которая связана с ЕС Соглашением об ассоциации. И есть много задач и обязательств, которые надо выполнять. Мы об этом говорим и будем говорить. Потому что благодаря выполнению этих задач жизнь молдавских граждан должна стать лучше.

После назначения правительства Кику вы выразили обеспокоенность. Эта обеспокоенность осталась?

Обеспокоенность, которую мы тогда выразили, была связана с тем, что правительство Майи Санду, которое начало реформы и проявило в этом большую политическую волю, вынуждено было уйти из-за такой приоритетной реформы как реформа юстиции и назначение генпрокурора. Обеспокоенность в этой связи была обоснованной, и мы продолжаем с большим вниманием следить за реформой юстиции, включая судебную систему, прокуратуру и назначение генпрокурора.

Об этом мы говорим с новым правительством. И эта необходимость перемен к лучшему остается в наших дискуссиях.

Все говорят о реформе юстиции, которую надо продолжать. А по каким критериям вы оцениваете прогресс в этой сфере?

Есть давно обговоренные меры, и мы требовали их выполнения и от предыдущих правительств. Речь, например, идет об отмене испытательного срока для судей в начале их мандата. Это плохая практика и влияет на независимость судей именно в начале их мандата. Есть и другие необходимые изменения. Например, статьи 307 в Кодексе юстиции, в которой говорится об ответственности судей за их решения. Судей нельзя наказывать за принятые решения, кроме случаев, когда доказано, что они намеренно приняли незаконное решение.

Сейчас есть перспектива изменить в лучшую сторону работу Высшего совета магистратуры. Это тоже часть реформы. Все дальнейшие изменения и назначения в судебной системе должны быть транспарентными. Тут важно, чтобы весь процесс был прозрачным, чтобы в нем участвовали все, кого он касается.

И тут качество должно быть самым главным критерием реформы. Не так важна скорость, потому что она приводит к ошибкам. Результатом должна стать система юстиции, которой будут доверять граждане.

Что вы можете сказать о работе Генпрокуратуры? И как вы оцениваете нового генпрокурора Стояногло?

Я виделся с новым генпрокурором. Но после одной встречи и такого недолгого периода его работы преждевременно давать какие-то оценки. Молдова нуждается в независимом и неподкупном генпрокуроре, который сам хочет изменить работу прокуратуры. Надо многое изменить, чтобы искоренить коррупцию и сделать всех равными перед законом, чтобы граждане увидели, что юстиция служит им.

А как вы прокомментируете резкое изменение решений в отношении некоторых осужденных или подозреваемых по громким делам? Речь о Юрие Болбочану, Андрее Транге, Валентине Ешану, Павле Григорчуке и других.

Я бы не объединял их в один список. Все эти дела индивидуальны. Но, если говорить об изменениях, то после июньских событий изменялась атмосфера в обществе. И, я думаю, что это некоторым образом почувствовали и в судебной системе, и в прокуратуре. Например, у Молдовы большая проблема с предварительными арестами. В случае с Ешану было важно изменить ситуацию, потому что это было нарушением прав человека — речь шла о чрезмерной мере пресечения. Это констатировали и многие международные институты.

Важно отметить, что [после июньских событий] начались расследования коррупционных практик в судебной системе, в системе прокуратуры. Там коррупция, кажется, уже достигла такого уровня, который делал невозможным нормальное функционирование системы юстиции. Поэтому меры должны быть радикальными и глубокими.

То, что начались расследования [о коррупции в системе], это очень важно, они должны продолжаться. Важно, что Высший совет магистратуры (ВСМ) принял решения, позволившие начать уголовное преследование судей, которые, наверное, участвовали в этих схемах. И что попытки, которые могли заблокировать работу ВСМ, были сведены на нет. Эта структура должна играть важную роль в реформе юстиции.

Важно и то, что происходит в системе прокуратуры. Вы видели, что начались проверки, в той же Антикоррупционной прокуратуре. Главное, чтобы те, кто начал расследование, особенно тех случаев, когда коррупция происходит на высоком уровне, могли работать без какого-либо давления. Чтобы эти расследования не остановили, чтобы людей не сняли или не перевели на другие должности. Поэтому мы внимательно наблюдаем за сменой руководства определенных госорганов, чтобы те, кто в прошлом был связан со схемами и коррупцией, не возвращались в систему, чтобы им не позволили возобновить эти практики прошлого.

«Правительство Санду проявило большую политическую волю в проведении реформ»

У вас есть опасения, что хорошие начинания могут остановить?

Важно, чтобы они не остановились. Поэтому каждый случай мы тщательно отслеживаем, и, если появляются какие-то сомнения, мы сразу говорим с властями. Потому что повторение того, что было, неприемлемо.

А как вы относитесь к идее иностранных инвесторов, работающих в Молдове, ввести в Молдове внешнее управление юстицией, назначить иностранного генпрокурора?

Идеи о том, что кто-то другой должен прийти и навести порядок, постоянно появляются. Каждая страна должна дать своим гражданам систему юстиции, которой они могут доверять и на которую могут положиться. Так что и в Молдове это надо сделать, и это должны сделать молдавские власти и политики, которых для этого избрал народ. Внешние партнеры могут поддержать. Но навести у себя порядок Молдова должна сама. Потому что представьте себе: кто-то придет и наведет порядок, а потом, когда он уйдет,  что будет дальше? Система должна быть самостоятельной и работать так, как надо. В других странах получается, должно и здесь получиться.

Реформа юстиции — одно из главных условий, на которых Молдова может рассчитывать на продолжение макрофинансовой помощи ЕС. Это значит, что помощь могут вновь приостановить?

Для получения макрофинансовой помощи нужно выполнить конкретные условия, которые касаются отдельных областей, в том числе реформы юстиции. Есть также предусловия политического характера, часть которых касается соблюдения принципов правового государства. Речь о той же судебной системе, соблюдении прав граждан и гражданских свобод. И это ЕС будет оценивать до принятия решения об очередном транше.

А когда следующий транш?

Минимальный срок очередного транша — через три месяца. Но перед этим институты Еврокомиссии проведут оценку.

Получается, оценка будет в январе или в феврале?

Это будет тогда, когда для этого созреют условия.

Экс-премьер Майя Санду заявляла, что макрофинансовую помощь остановят, потому что правительство Кику не справится и не выполнит все условия. У вас есть такие опасения?

Пока еще рано об этом говорить. Мы наблюдаем за первыми шагами правительства, за тем, как будут продолжаться реформы.

В чем, по-вашему, разница между программами правительств Санду и Кику?

Программа правительства Санду была сосредоточена на самых больших трудностях и проблемах. Правительство Санду проявило большую политическую волю в проведении реформ, в том числе, предусмотренных Соглашением об ассоциации с ЕС, и старалось изменить обстановку в Молдове к лучшему. Граждане это почувствовали. Например, местные выборы прошли совсем в другой атмосфере, чем предыдущие. Люди не чувствовали давления, не было такого использования админресурса. Это все запомнили. И это должно стать стандартом, который не стоит нарушать.

Это увидели и зарубежные партнеры, которые возобновили финансирование, что помогло спасти ситуацию с бюджетом, потому что казна была в очень плохом состоянии.

Если мы говорим о нынешней ситуации, то все усилия и начатые реформы должны продолжаться. Сейчас очень важно, чтобы все политические силы в Молдове работали на единой основе — Соглашения об ассоциации с ЕС.
Нынешнее правительство одни называют миноритарным, другие технократическим, третьи говорят о коалиции. Надо оценить шаги, которые будут сделаны, надо подтвердить выполнение требований Соглашения об ассоциации. Должны быть шаги в направлении реальных реформ.

А вы пытались спасти правительство Санду?

У дипломатов другая роль: говорить, налаживать контакты с главными политическими силами, знать об их позиции, доносить нашу позицию, чтобы развивалось сотрудничество. У нас было много контактов и встреч, на которых мы обсуждали эти позиции и искали решение проблем. Вопросов было много, но разрешить их, к сожалению, оказалось невозможно. Говорю «к сожалению», потому что амбициозный процесс реформ, который начался, должен продолжаться. И по-прежнему должна быть сильная политическая воля в этом вопросе. Для страны это остается важным.

Был ли кто-то от делегации ЕС или других посольств в парламенте, когда отправляли в отставку правительство Санду?

Я даже не знаю, был ли кто-то из дипломатов. Я бы не входил в эти детали. Насколько я помню, все случилось очень быстро, этого вопроса не было в повестке парламента. Сама программа появилась за несколько часов до начала заседания.

Что касается повестки работы законодательного органа, надо восстановить принятую ранее практику, когда законопроекты публикуют заранее, то есть улучшить транспарентность. Чтобы общество могло видеть, чем занимается парламент, чтобы могли высказать мнение о проектах закона. Есть стандарты, которые не стоит терять.

«Правовая реформа — ключевой вопрос на пути прогресса»

Как европейские бизнесмены оценивают инвестиционный климат в Молдове? Высказывают ли опасения на будущий год?

Они тоже пытаются следить за ситуацией. Конечно, они хотят быть уверенными в безопасности своих инвестиций. Но важна система юстиции и судебная система, а не сугубо экономические факторы. Это еще раз доказывает важность реформы системы правосудия. Это фундаментальные вещи для общества. Все остальное потом.

То есть налоги и административные правила их меньше волнуют, чем юстиция?

Да, это так. Правовая реформа — ключевой вопрос на пути прогресса, которого Молдова должна добиться, как это сделали страны Центральной и Юго-Восточной Европы. Тем более что после открытия зоны свободной торговли с ЕС и доступа на европейский рынок Молдове стало легче привлечь инвестиции.

Соглашение о свободной торговле с ЕС действует уже пять лет. Но Молдова так и не может экспортировать животноводческую продукцию. В чем проблема?

Проблема должна решаться через Нацагентство безопасности пищевых продуктов (ANSA). Именно это ведомство должно сделать возможным экспорт этой продукции с помощью внедрения системы сертификации. Определенную работу должны выполнить министерства. Мы тоже ждем, чтобы экспорт стал возможным.

То есть проблема не в бизнесе и не в продукции, а в госорганах?

Пока да. Я уверен, что бизнес сможет очень быстро решить для себя эту проблему, как только госорганы создадут им для этого условия. Потому что модернизацию можно провести с помощью грантов, различных проектов и т.д. Бизнес обычно очень оперативен. Но, если нет возможности как таковой, то все ждут. И, кстати, качество молдавской продукции постоянно улучшается, и инвестиции для запуска экспорта животноводческой продукции понадобятся небольшие.

Как власти объясняют эту ситуацию с ANSA?

Ситуация в госорганах была очень неприятной, вплоть до конца первой половины этого года. Это, кстати, тоже касается политической воли, иногда она приобретает очень конкретную форму. Например, когда речь идет о создании лаборатории сертификации или облегчения бизнесу получения разрешений. Это надо сделать. Это в интересах страны и людей, которые работают на экономику страны.

Налогово-бюджетная политика на 2020 год предусматривает отмену минимальных розничных цен на сигареты. Оппозиция была против. Что вы об этом думаете?

Есть определенные категории товаров, которые всегда очень важны с точки зрения госбюджета и выполнения условий различных соглашений. Подакцизные товары — это везде контролируемая группа товаров, потому что приносит большую долю бюджетных доходов. Это важно с точки зрения здоровья населения. И с сигаретами в Молдове было связано очень много случаев и схем контрабанды, которые ущемляют госбюджет. Должен быть четкий контроль.

То есть отмена минимальных цен приведет к нехорошим последствиям?

Будем надеяться, что нет. Возвращение практик прошлого было бы очень, ну очень неприятным. И мы должны об этом говорить с властями.

«Власти не смогут отделаться декларациями»

Последние переговоры по приднестровскому урегулированию в формате «5+2» едва не сорвались. Отношения с Приднестровьем обострились?

В разное время возникают разные моменты в общении. Будем надеяться, что процесс урегулирования продолжится, и стороны найдут решения для открытых вопросов. За последние годы мы видели все же больше прогресса, решены такие вопросы, которые, казалось, невозможно было решить.

Мы накануне предвыборного года. Какую роль, по вашему мнению, в нем сыграет геополитика?

Позиция Евросоюза не основывается на геополитическом подходе. Для нас важно, чтобы Молдова придерживалась тех правил, о которых мы договорились в Соглашении об ассоциации, и чтобы ситуация в стране на самом деле улучшалась.
Мы продолжим и дальше диалог со всеми политическими силами и со всеми гражданами. Мы хотим знать, что они думают о реформах и о нас, о Евросоюзе, который оказывает довольно большую помощь стране. Если мы вкладываем большие средства, например, в строительство дорог, мы хотим, чтобы люди об этом знали.

Есть проекты, которые реализуют вовремя, другие — с большими задержками, но будем стараться, чтобы все было как следует.

Кого ЕС поддержит на предстоящих в следующем году выборах президента?

Роль дипломатов не в том, чтобы оказывать кому-то поддержку во внутриполитической жизни страны. Мы поддерживаем прогресс в нашем сотрудничестве, в выполнении целей, которые ЕС и Молдова установили и приняли. Важно, чтобы политики это понимали. И мы рады, когда они делают как можно больше для достижения этих целей.

То есть миноритарное правительство Кику вас не смущает?

Мы уже много раз доказывали, что поддерживаем реальное выполнение реформ, тот самый принцип условности. Если условия не выполняются, приостановим помощь, как уже было. От наших партнеров мы всегда  хотим видеть прогресс.

Но власти могут формально подходить к выполнению реформ.

Нет, что вы! Есть тщательная оценка, и [власти] не смогут отделаться декларациями. Это быстро проверяется реальной жизнью.

Ваша реакция на заявление Кику о том, что в то время как из молдавских банков выводили миллиарды, еврокомиссары хвалили Молдову, была довольно жесткой. Мажет ли сейчас повториться подобное?

Я отреагировал так, как должен был. Граждане Молдовы хорошо знают, что ЕС здесь, чтобы помогать, и знают, что он сделал и делает в Молдове. Нам важно, что о нас говорят наши партнеры, и мы всегда будем это учитывать и с вниманием к этому относиться.

А условия для того, чтобы ситуация с миллиардом не повторилась, должны создавать ответственные за это госорганы. В Молдове уже многое сделали для стабилизации банковской системы. Но нужны и другие шаги, и тут надо еще много работать. Важно сосредоточиться на борьбе с коррупцией, потому что она сделала возможной кражу миллиарда. А прокуратура должна принимать правильные решения, потому что расследовать кражу миллиарда столько лет…
Тогда будем говорить о выполнении условий.

Сплошные условия…

Нет, речь о взятых Молдовой обязательствах [в рамках Соглашения об ассоциации], а также об ожиданиях граждан. Не мы хотим этого, а граждане Молдовы хотят жить в нормальной стране, где будет невозможна кража миллиарда.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: