Инъекция перестанет действовать. Сергей Трофимов о влиянии экономики США на Молдову после эпидемии
6 мин.

Инъекция перестанет действовать. Сергей Трофимов о влиянии экономики США на Молдову после эпидемии

Экономика США составляет почти четверть мирового ВВП. Для одной пятой всех стран мира именно США — основная страна экспорта. Суммарный размер операций, произведенных в мире с помощью доллара, — самый крупный по сравнению с другими валютами. А Федеральная резервная система США — самая влиятельная экономическая структура в мире. Из-за роста невыплат по ипотечным кредитам американцев в 2008 году весь мир погрузился в рецессию. Это лишь некоторые причины, по которым стоит следить за экономической ситуацией и финансовыми реформами в США. Тогда растут шансы предугадать их влияние на Молдову.

x

Падение рынков

Сейчас мир борется с пандемией коронавируса. Она влечет за собой две большие проблемы — экономическую и проблему здравоохранения. Они зависимы друг от друга. При попытке сфокусироваться на уменьшении распространения заболевания экономика терпит убытки, а, если выдвинуть на первый план решение экономических вопросов, растет число случаев заражения COVID.

Страны по-разному отреагировали на пандемию, но рассмотрим непосредственно США. Сначала власти заявляли, что все под контролем, и никаких серьезных мер принимать не нужно. Затем, когда число заболевших начало увеличиваться быстрее, чем предполагалось, в США ввели чрезвычайное положение, которое предполагало закрытие второстепенных бизнесов и ограничение передвижения граждан.

Американский рынок отреагировал на это негативно. Индексы резко упали, и была активирована первая ступень circuit breaker — ситуации, в которой рынки на 15 минут останавливают торги после падения основного индекса S&P 500 на 7%. В течении последующих двух недель подобная ситуация произошла еще дважды.

Последний раз circuit breaker активировали 12 лет назад, во время кризиса 2008 года.

Такую реакцию рынка спровоцировало множество факторов. Я перечислю тройку основных:

1) Во-первых, инвесторы забеспокоились о фундаментальных показателях компаний. Ограничение передвижения граждан и работы бизнесов, несомненно, уменьшат объем потребления, что, в свою очередь, ухудшит финансовую отчетность большинства компаний.

2) Во-вторых, ограничительные меры спровоцировали волну увольнений, рост безработицы. Это снизит общую покупательскую способность граждан и затруднит дальнейший рост экономики.

3) В-третьих, государству придется спасать эту ситуацию, совершив большие долларовые вливания, которые приведут к падению ставки кредитования и росту инфляции.

Когда власти США заявили, что чрезвычайное положение продлится около двух недель, это спровоцировало первую волну увольнений. Сильнее всех, конечно, пострадали работники сферы обслуживания. Из-за большой текучки кадров решение об увольнении людей, которых в будущем можно будет легко нанять, оказалось логичным для работодателей. Более оптимистично настроенные работодатели начали с мягких мер, например, с сокращения часов.

Вторая волна увольнений произошла после объявления о продлении чрезвычайного положения до конца апреля. Узнав об этом, многие прежде оптимистично настроенные владельцы компаний решили сократить расходы, и случилась вторая волна увольнений. Сейчас известно о 22 млн заявлений на выплату пособия по безработице. И мы не говорим о тех, чью зарплату урезали как минимум на период карантина.

Чтобы каким-то образом взять ситуацию под контроль, государство выделило на разрешение кризиса $2,2 триллиона, и предполагается, что эта сумма может достигнуть шести триллионов. Деньги пойдут на покупку банковских t-bills, кредиты крупным компаниям, помощь малому бизнесу, пособия по безработице, чеки на $1200 гражданам, заработавшим в прошлом году менее $99 тыс., и прочие расходы, которые должны стимулировать экономику.

В 2008 году бюджет подобного пакета спасения экономики, подписанный президентом Бараком Обамой, составил менее одного триллиона долларов.

Последствия эмиссии

Отличительной чертой президентства Дональда Трампа является его отношение к фондовому рынку. Для него рост финансовых индексов — один из основных показателей его успешной работы. Поэтому многие из принимаемых им мер фокусируются на позитивном отклике инвесторов. Во многом из-за этого пакет предложенных экономических мер положительно восприняли на фондовом рынке. Сейчас акции вновь поднялись на 20% по сравнению с недавним «дном», которого индексы достигли в марте. Создается ощущение, что рынок бросило в жар после озноба. Реакция рынка на действия правительства США исказила соотношение стоимости активов к фундаментальным показателям. Сложность высчитывания рисков превратила фондовые рынки в крупнейшие онлайн-казино. Опасность грядущего падения по-прежнему висит в воздухе.

Инвесторы сейчас разделились на два лагеря: тех, кто считают, что все экономические неурядицы уже реализованы в текущей низкой цене, и тех, кто считает, что мы на пороге рецессии, если не долгой экономической депрессии.

Рынок напоминает уставшего спортсмена, которому вкололи допинг, и после непродолжительного эффекта инъекция перестанет действовать. Из-за огромной эмиссии ($2,2 триллиона плюс потенциальное увеличение стимула до $6 триллионов) доллар ослабнет, увеличив инфляцию.

Теоретически подобное обстоятельство должно увеличить экспорт и укрепить экономику. Но в ситуации дорогостоящей рабочей силы и дешевой нефти, крупнейшим производителем которой является США, должный эффект  может и не произойти. Хотя существует вероятность, что слабый доллар убедит компании вернуть производства из Китая в США, обезопасив себя от возможных новых торговых тарифов.

А что насчет Молдовы?

Назревает, конечно, вопрос, а как это повлияет на Молдову? При такой значительной эмиссии доллара США укрепляются другие валюты по отношению к доллару, и, следовательно, покупка американских товаров становится выгодней. Для Молдовы этот факт вряд ли произведет значительный эффект. По итогам 2019 года лишь чуть более 1% молдавского импорта приходилось на США.

Серьезным же ударом по экономике Молдовы может стать сокращение денежного потока, поступающего в Молдову от мигрантов. В 2019 объем денежных переводов из США составил $95 млн, или 7,7% общего объема. А это месячный объем поступлений, например, в марте 2020 года. Представьте, что было бы, если бы в Молдову целый месяц не приходили бы деньги от мигрантов из-за рубежа — это резко ослабило бы лей.

Еще одна проблема — возможное сокращение американских инвестиций и инвестиций в целом или даже их отток из развивающихся стран, к которым относится и Молдова. Об этой проблеме недавно говорила и глава МВФ Кристалина Георгиева. По оценкам фонда, за время с начала кризиса, вызванного пандемией, инвесторы вывели более $80 млрд из развивающихся стран, ослабив их и так слабые экономики.

Но основная проблема будет исходить от общего снижения потребления во всех странах, в том числе в Молдове. Большинство бизнесов в Молдове, к сожалению, — это не автомобиль, который можно остановить и после небольшой паузы продолжить движение, а, скорее, велосипед, педали которого надо постоянно крутить, чтобы не упасть. Поэтому сокращение потребления для молдавских производителей крайне опасно.

Но как только в США спрос начнет восстанавливаться, рост потребления начнется и в остальном мире, поэтому мониторинг американских фондовых рынков может помочь спрогнозировать начало роста и в Молдове.

Сергей Трофимов, основатель инвестиционной компании Quarter Invest, Гринвилл, Северная Каролина

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: