Пароль ППП — Платон, Плахотнюк, Путин. Как рассыпалось дело о подкупе депутатов
8 мин.

Пароль ППП — Платон, Плахотнюк, Путин. Как рассыпалось дело о подкупе депутатов

Апелляционная палата (АП) Кишинева отменила приговор по громкому делу шестилетней давности о подкупе депутатов, в котором фигурировали изъятые наличкой $750 тыс., «жучки», «камера с земляным полом», экс-замминистра внутренних дел и «друзья» из Москвы. NM, изучив 54 страницы мотивировочного решения АП, рассказывает, почему судьи исключили из дела все доказательства, не признали изъятые деньги уликами, и при чем здесь Платон, Плахотнюк, Путин и Соглашение об ассоциации с ЕС.

x

Как было дело (версия следствия)

Дело открыли в марте 2014 года. Обвиняемыми по нему проходили бывший полицейский Виталий Бурлаку и его знакомая Ирина Баглай. В 2016 году суд признал их виновными в попытке подкупа депутатов правящей тогда Коалиции проевропейского правления. В приговоре суда первой инстанции речь шла о подкупе семи депутатов от Либерально-демократической партии (ЛДПМ) и Партии либерал-реформаторов (ПЛР). Но в мотивировочной части решения упоминаются лишь три депутата.

Подкуп в жанре ХХХ. В опубликованном приговоре по делу о коррумпировании депутатов нет имен

В приговоре также несколько раз отмечалось, что Бурлаку действовал по указанию «группы лиц, заинтересованных в установлении контроля над парламентом Молдовы, в частности путем подкупа некоторых депутатов». События, напомним, происходили накануне подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, которое должен был ратифицировать молдавский парламент.

Как следует из приговора, Бурлаку пытался подкупить депутатов через бывшего замминистра внутренних дел Геннадия Косована, с которым Бурлаку был знаком по работе в МВД. К Косовану Бурлаку обратился, так как тот был «в коллегиальных отношениях» с депутатом от ПЛР Анатолием Архире.

По данным следствия, Бурлаку встретился с Косованом 6 марта 2014 года,  попросил его поговорить с Архире и предложить ему $250 тыс. наличными (на тот момент 3,4 млн леев) за выход из партии. Бурлаку также пообещал ежемесячную «стипендию» $5 тыс. и депутату, и Косовану, пока последний будет занимать «важные должности» в силовых структурах. Также Бурлаку, по данным следствия, собирался подкупить двух либерал-демократов и на это у него было заготовлено €500 тыс., которые Ирина Баглай положила в сейф, арендованный в Energbank.

Косован, как следует из материалов дела, после встречи с Бурлаку решил обратиться в правоохранительные органы. На следующий день после первой встречи Косован и Бурлаку снова встретились, но уже под контролем сотрудников Наццентра борьбы с коррупцией (НЦБК) и Антикоррупционной прокуратуры. Ирина Баглай принесла деньги, за которыми Бурлаку вышел из кафе, где они встречались с Косованом. После этого Косован подал условный сигнал, и Бурлаку и Баглай задержали.

Что рассказал в суде Косован

По словам Геннадия Косована, который проходил по делу свидетелем, на встрече 6 марта Бурлаку рассказал ему, что «друзья из России» сообщили, что «в мае 2014 года в Молдове будет сценарий, схожий с Украиной». Этот сценарий, как рассказал Косован, предполагал роспуск парламента и утверждение нового правительства, а деньги на реализацию этого замысла должно было выделить посольство России в Молдове. В кафе, где они встречались, Бурлаку, по словам Косована, написал на бумажке имя «человека из окружения [президента России] Владимира Путина». Также, по словам Косована, Бурлаку ему пообещал, что после назначения нового правительства Косован возглавит Совет безопасности.

Бурлаку, как рассказал Косован, сообщил ему, что «его друзей» из Москвы интересуют несколько депутатов, которым готовы заплатить по $250 тыс. за то, чтобы они вышли из коалиции и не голосовали за некоторые законы об ассоциации Молдовы с ЕС. Речь, по словам Косована, шла об Анатолие Архире, а также либерал-демократах Ионе Бутмалае и Александре Чимбричуке.

Вечером после этой встречи, как рассказал Косован, Бурлаку связался с ним по Skype. Поскольку Косован уже решил обратиться в правоохранительные органы, он записал их разговор, а утром отнес запись в НЦБК. Там ему дали жучок и проинструктировали, как он должен себя вести во время второй встречи с Бурлаку. На этой встрече, по словам Косована, Бурлаку передал ему деньги для Архире, а деньги еще для двух депутатов обещал передать позже. После этого Косован произнес условленный с НЦБК «пароль», и силовики задержали Бурлаку и Баглай.

Что рассказал Бурлаку

Бурлаку рассказал на суде совсем другую историю. Он сообщил, что даже не слышал о депутате Архире, а с Косованом работал в правоохранительных органах и у них были отношения, «как у отца с сыном». По словам Бурлаку, он часто одалживал Косовану деньги, и в этот раз, когда они встречались в кафе, речь шла о том же: Косован хотел занять у него на год $250 тыс. и еще €50 тыс. на 10 месяцев.

Присутствие на встрече Ирины Баглай Бурлаку объяснил тем, что они собирались вместе за покупками перед 8 марта. По словам Бурлаку, на встрече 6 марта он готов был дать Косовану $250 тыс., но тот попросил сразу передать ему всю сумму ($250 тыс. плюс €50 тыс.). Деньги, как рассказал Бурлаку, он на сутки отдал «на хранение» Ирине Баглай, а на следующий день принес Косовану €50 тыс., и Баглай принесла $250 тыс. По словам Бурлаку, они с Косованом договорились на следующий день оформить расписку у нотариуса.

Бурлаку еще отметил, что после его задержания правоохранители изъяли только $250 тыс., а €50 тыс. так и остались «во внутреннем кармане пиджака Косована».

На суде Бурлаку также заявил, что после его задержания генпрокурор Эдуард Харунжен вынуждал его подписать показания, в которых утверждалось, что Вячеслав Платон дал ему деньги на покупку банка. По словам Бурлаку, Харнужен при нем позвонил лидеру Демпартии Владимиру Плахотнюку и передал ему трубку. Плахотнюк, как рассказал Бурлаку, убеждал его подписать эти показания, а взамен пообещал его отпустить. Но Бурлаку, по его словам, отказался.

Баглай и Бурлаку 10 месяцев находились под предварительным арестом, а затем, по решению суда, их выпустили под судебный контроль.
Свои показания Бурлаку дал во время рассмотрения дела в Апелляционной палате. На заседаниях суда первой инстанции Бурлаку отсутствовал, и его объявили в розыск. На слушаниях в АП Бурлаку рассказал, что скрывался в Приднестровье, откуда молдавская полиция его «выкрала» в ноябре 2016 года. По словам Бурлаку, его избили, сломав руку, связали проволокой и привезли в Кишинев, где «бросили в камеру без окон и с земляным полом». Он также утверждал, что к нему приходил начальник тюрьмы №13 Игорь Пынтя и требовал, чтобы Бурлаку подписал показания против Платона. В тюрьме, по словам Бурлаку, его продолжали избивать. В июле 2017 года его прооперировали в больничном блоке тюрьмы №16. По словам Бурлаку, анестезию ему делал студент-пятикурсник, который попросил его подписать бумагу о том, что «он не имеет претензий к врачу, если умрет».

Как приговорили Бурлаку и Баглай

В 2016 году суд первой инстанции приговорил Виталия Бурлаку к одиннадцати годам тюрьмы за попытку «активной коррупции в особо крупных размерах в отношении лица, занимающего ответственную государственную должность», а Ирину Баглай — к трем годам лишения свободы за укрывательство преступления. В 2017 году Апелляционная палата (АП) по ходатайству обвинения увеличила срок тюремного заключения Ирины Баглай до восьми лет, признав ее виновной в соучастии в преступлении. В июле 2018 Высшая судебная палата (ВСП) оставила в силе приговор АП.

В 2019 году Баглай и Бурлаку снова обратились в ВСП. В августе 2019 ВСП отправила дело на пересмотр в АП, указав, что «первая и вторая судебные инстанции допустили правовые ошибки», а также постановила освободить Ирину Баглай из тюрьмы, так как в суде первой инстанции не подтвердилась причастность Баглай к попытке подкупа депутатов.

Почему АП прекратила это дело

Бурлаку освободили из тюрьмы в июне 2020, когда судейская коллегия АП под председательством Стеллиана Телеуки постановила прекратить уголовное преследование Бурлаку и Баглай. Также судьи сняли арест с банковского счета Бурлаку. Мотивировочную часть решения АП опубликовала в конце июля. Свой новый приговор АП объяснила наличием процессуальных ошибок при ведении уголовного дела Бурлаку и Баглай, а также при рассмотрении этого дела в судах первой и второй инстанции.

В частности, в решении АП говорится, что, согласно Уголовно-процессуальному кодексу, расследование против Бурлаку и Баглай должен был вести не прокурор Антикоррупционной прокуратуры, а НЦБК. «Прокурор Виталий Галеру, не имея ни одного законного основания, продолжил расследование», — отмечается в приговоре. Также судьи АП решили исключить из доказательств записи переговоров Бурлаку и Косована. Судьи объяснили это тем, что прокурор не получил разрешение суда на применение «специальных средств расследования». Увидели судьи нарушение и в «контролируемой [правоохранителями] передаче денег».

Судьи АП также исключили из улик изъятые во время задержания $250 тыс. И объяснили это тем, что во время задержания правоохранители не указали в протоколе, какие именно купюры были у Бурлаку и Косована (по мнению судей, надо было указать номер каждой банкноты и их номинал). То, что подлинность этих денег через несколько дней после задержания Бурлаку подтвердила экспертиза, и на основании этого деньги признали уликами, судей не убедило.

По той же причине судьи исключили из улик €500 тыс., которые нашли в банковской ячейке Ирины Баглай. «Невозможно установить, что именно эти банкноты изъяли в банке», — говорится в решении АП.

Также судьи АП указали, что депутат Архири сообщил следствию, что с ним никто не обговаривал получение денег. По мнению судей, это говорит о том, что в случае с Бурлаку не может идти речь об «активной коррупции».

Этот материал написан в рамках проекта «Укрепление правового государства и обеспечение прозрачности судебной системы», реализуемого ОО «Юристы за права человека» при поддержке Национального фонда за демократию, который никоим образом не влияет на предмет и содержание опубликованных расследований.

 

 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: