Попытки медитации, «тайный офис» и идеальное убийство. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Среда Александры Батановой
6 мин.

Самоизоляция остается самым надежным способом остановить распространение коронавируса: в Молдове закрыты большинство заведений и магазинов, а часть компаний перевела сотрудников на удаленную работу. NM уже вторую неделю работает в условиях изоляции: журналисты выходят из дома только на задания, а офисные цветы переехали к одному из сотрудников. В новой серии материалов редакция делится своим опытом переживания карантина: как он изменил нашу работу и быт, и как журналисты и редакторы справляются со стрессом, когда приходится постоянно писать о том, как пандемия захватывает мир и Молдову.

Дневник среды
Корреспондент Александра Батанова

Утро. По утрам я обычно не самый приятный человек. А с новым форматом жизни в условиях изоляции мое настроение утром стремится к отметке «очень плохое». Чтобы окончательно не захандрить, решила регулярнее медитировать и заниматься йогой, а еще упорядочить свое расписание. Пока с этой задачей я справляюсь не очень успешно.

Проснуться я планировала в 9 утра. На сборы и дорогу в офис время тратить не надо, поэтому могу себе позволить вставать в 9 утра и даже потратить 20 минут на короткую медитацию и йогу. Но… когда мой будильник зазвонил в 9:00, я решила, что могу проснуться и за 10 минут до начала рабочего дня, все равно работать можно, не вылезая из пижамы.

Попытки медитации, «тайный офис» и идеальное убийство. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Среда Александры Батановой

Этому плану ленивца не суждено было сбыться. В 9:30 мне позвонил по работе один из депутатов парламента и сообщил информацию, требующую максимальной концентрации внимания. Так я и проснулась. Может, этот депутат был послан свыше, чтобы йога, медитация, а с ними и упорядоченный рабочий день не оказались моей фантазией?

Помедитировать не получилось, никак не удавалось сконцентрироваться. Осталось заняться йогой. Обычно это сопровождается смехом, потому что заниматься мне мешает моя собака. Примерно так.

Попытки медитации, «тайный офис» и идеальное убийство. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Среда Александры Батановой Попытки медитации, «тайный офис» и идеальное убийство. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Среда Александры Батановой

Со всем этим справилась за полчаса (на самом деле времени ушло больше, но мой рабочий день начинается в 10:00, и я решила «подогнать хронологию», да простит меня главный редактор).

Доедая хлопья с молоком, я читала NM Espresso, чтобы поймать рабочее настроение и заодно напомнить себе о событиях предыдущего дня.

Настраиваться на рабочий лад мне сложно. Во-первых, у меня ужасные соседи, они двигают мебель, топают, кричат, ругаются, громко читают нотации детям и играют в квартире в футбол (!)   Когда-нибудь  я напишу детектив в стиле Эдгара По об идеальном убийстве соседей. Шутка (или нет).

Соседи — не единственная проблема. Знаете, все эти советы о том, как настроиться на работу дома? Обустроить себе рабочее место, сменить домашнюю одежду на рабочую, не таскать с собой по квартире ноутбук. Уже мастер-классы могу проводить на эту тему, но я как бизнес-коуч, который только говорит о бизнесе, но у самого никакого бизнеса нет.

Работаю я в кровати, полдня сижу в пижаме и титаническим усилием заставляю себя не пойти принять ванну или нанести на лицо маску. Сдержаться и не почесать собаку не могу, поэтому чешу ее. В общем, работать из дома мне гораздо сложнее, чем из офиса. Пока страдала от затянувшейся прокрастинации, муж приготовил мне кофе, и я, наконец, смогла собрать себя и приступить к работе — читать закон о банковской деятельности и разбираться в том, какие именно изменения в банковской сфере предложила чрезвычайная комиссия при правительстве. Моральную поддержку в этой непростой миссии мне оказывала собака.

Попытки медитации, «тайный офис» и идеальное убийство. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Среда Александры Батановой

День. Вот уже вторую неделю вторую половину рабочего дня, примерно с 14:00 я провожу не дома. Мы с мужем максимально сократили общение с родственниками и друзьями, но с одним другом общаемся постоянно, при этом и он, и мы стараемся максимально избежать контактов с другими людьми. Я не очень страдаю от отсутствия личных контактов с людьми, мне хватает общения по переписке, но вот отказ от привычных ежедневных ритуалов дается сложно. Я привыкла заходить за кофе в кофейню возле офиса, по выходным ходить гулять в парк с собакой, иногда работать в кафе. Сейчас от каких-то простых, но приятных мелочей приходится отказываться, и это заставляет задуматься о том, как легко может исчезнуть то, к чему мы привыкли. Еще меня угнетают мысли о том, что угроза, с которой мы все столкнулись, совершенно невидима, и из-за этого мы не до конца осознаем степень опасности. Я не могу привыкнуть к тому, что небезопасно ходить в магазин за продуктами, хоть я уже и привыкла к необходимости носить маску, протирать руки дезинфектором и держаться от людей подальше.

Попытки медитации, «тайный офис» и идеальное убийство. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Среда Александры Батановой

Ну так о чем я? Послабление в нашем новом режиме — это походы в «секретный офис», так мы называем помещение, которое принадлежит нашему другу. Тут есть кофе и чай, а еще это не дом, поэтому мне здесь проще работать. Добираемся мы сюда на машине этого же друга, он забирает нас и потом отвозит домой. В машине и в «секретном офисе» мы протираем руки дезинфектором.

Сегодня по дороге в «офис» заехали в Яловены за пиццей. Про пиццу из Яловен уже знает весь город, поэтому не буду объяснять, зачем мы ехали за ней в пригород Кишинева. После пиццы мое настроение, подпорченное эпидемиологической ситуаций в стране, стало чуть лучше, и я вернулась к работе.

Попытки медитации, «тайный офис» и идеальное убийство. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Среда Александры Батановой

Тему с банками пришлось отложить до тех пор, пока не получу официальные комментарии от всех причастных к этому сторон. Поэтому взялась за разбор свежего решения СТР о новых правилах игры для телевидения и радио. Позвонила главе СТР Драгошу Виколу и медиэкспрету Аните Гонца. Написала сценарий для эксплейнера, завтра вы сможете увидеть его  на нашем сайте.

А в 16:30 у нас началась онлайн-планерка, в которой я активно поучаствовала.

Вечер. Единственным текстом, который я сегодня сдам, будет этот дневник. Остальные темы провисают из-за того, что я все еще жду комментариев от некоторых чиновников. Но, может, они перезвонят сегодня, и тогда завтра текст будет готов. Вообще я обычно очень расстраиваюсь, когда что-то идет не по плану по причинам, которые от меня не зависят. Это касается и работы, и обычной жизни. Так и с этой эпидемией. Меня расстраивает беспомощность перед лицом проблемы мирового масштаба, расстраивает то, что моя жизнь теперь подчиняется новым правилам, расстраивают плохие новости. Вот так я хандрю несколько раз в день, а потом снова принимаюсь за работу.

На этот вечер у меня запланирован только разговор с экспертом в банковском деле  и написание этого дневника. Я весь день набрасывала в телефоне эти заметки и теперь вот оформляю их в общий текст. Ужин готовить не буду. С новым распорядком дня мы с мужем едим два раза в день, не знаю, почему так происходит, но ужинать нам обычно не хочется.

Попытки медитации, «тайный офис» и идеальное убийство. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Среда Александры Батановой

Сейчас закончу писать дневник, и мы будем играть в настольные игры и в аналог «угадай мелодию» (Song Pop 2) на телефоне. Потом друг отвезет нас домой, посмотрим какой-нибудь сериал или фильм из нашего списка «Must see», после этого я опять займусь медитацией и лягу спать. А завтра все начнется по новой.

x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: