Консервный завод пошел под пиво. Две версии одного банкротства
9 мин.

Консервный завод пошел под пиво. Две версии одного банкротства

Руководство консервного завода в Будештах обвинило компанию Ivaro в захвате предприятия и намерении превратить его в пивной склад. Несколько месяцев назад Ivaro выкупила многомиллионный долг завода перед Moldova Agroindbank. Банк и компания обвинения опровергают. NM разбирался в этой истории, в которой есть две версии, банкротство и затейливая схема погашения долга, соглашение о партнерстве и его разрыв, продажа долга за треть его стоимости и призыв о помощи к президенту, премьеру и генпрокурору.

x

Почему руководство завода обвинило Ivaro в захвате предприятия

Руководство завода в Будештах, который производит плодоовощные консервы, опубликовало в СМИ открытое письмо президенту Игорю Додону, премьеру Иону Кику, генпрокурору Александру Стояногло, председателю правления Moldova-Agroindbank (MAIB) Сергею Чеботарю и акционерам банка.

В письме, подписанном основателем завода Ильей Вайнрубом и администратором компании Conserv Grup Алексеем Терновецким, говорится, что несколько месяцев назад компания Ivaro за 8 млн леев выкупила долг завода перед MAIB и планирует ликвидировать завод, сдав его оборудование на металлолом и обустроив в помещениях завода склады.

Как отмечается в письме, заводом владеет компания Fortuna Plus. Но в 2014 году компания объявила себя банкротом в связи с финансовыми трудностями, возникшими из-за введения Россией эмбарго на молдавские плодоовощные консервы (завод экспортировал свою продукцию в Россию).

У Fortuna Plus был долг перед MAIB (его размер в письме не указан). «Руководство MAIB, понимая экономическую ситуацию и необходимость сохранить живое предприятие в экономике страны, передало все активы завода, принадлежащего ликвидируемому предприятию Fortuna Plus, в аренду новой компании — Conserv Grup», — говорится в письме.

Таким образом, отмечается в письме, Conserv Grup стала заниматься операционной деятельностью, выплачивая арендную плату компании Fortuna Plus, которая, в свою очередь, гасила долг перед MAIB. Через пять лет, в 2019 году, как сообщается в письме, на предприятии работали 120 человек, оборот компании составил 13 млн леев, а бюджет получил 1,5 млн леев. «Мы начали восстанавливать предприятие. Начали работать на рынок Румынии, Туркменистана, Германии. Постепенно стали выкупать наше оборудование», — сказал в беседе с NM Илья Вайнруб.

Но в начале 2020 года MAIB решил продать компанию Fortuna Plus, которая находится в процессе банкротства, и выставил ее на аукцион. В Conserv Grup утверждают, что хотели заключить с MAIB соглашение об урегулировании долга, однако весной руководство банка отказалось принять Илью Вайнруба, сославшись на карантин.

В письме говорится, что Илья Вайнруб — учредитель Conserv Grup, но, по данным из открытых реестров, учредитель компании — Ронен Шезири. Администратор по несостоятельности Fortuna Plus Максим Тимошин в беседе с NM назвал Вайнруба «теневым владельцем Conserv Grup».

В конце мая, как отмечается в письме, компания-партнер завода Deta SA предложила MAIB выкупить за 8 млн леев долг Fortuna Plus, а позже другой партнер завода — компания Palatul Sarbatorii предложила за это 8,2 млн леев.

Но MAIB продал долг компании Ivaro за 8 млн леев. «По нашей информации, компания Ivaro, которая владеет пивзаводом в Кагуле, намерена войти в права собственности активов Fortuna Plus, сдать станки и оборудование на металлолом, а в производственных помещениях оборудовать склады для продвижения своего пива в Кишиневе, центральном и северном регионах страны», — говорится в письме.

Авторы письма обвинили компанию Ivaro в том, что с 9 сентября не могли зайти на предприятие (есть заключение суда, запрещающее препятствовать администратору по несостоятельности). «Сейчас на полях гниют 3000 тонн помидоров общей стоимостью 9 млн леев, выращенных для переработки заводом; закуплена стеклянная тара и крышки, предназначенные для консервирования этих томатов на сумму 800 тыс. леев», — говорится в письме. Там также отмечается, что Conserv Grup опротестовала это решение суда.

В письме, кроме того, утверждается, что администратор по несостоятельности Максим Тимошин помогал компании Ivaro заключить сделку с MAIB.

В беседе с NM Илья Вайнруб отметил, что уже получил решение суда, которое позволило им 22 сентября попасть на территорию завода. «Банк решил продать остаток [долга] по цене, которая его устраивала. Мы хотели выкупить его за 8 млн леев. Нас просто обманули, сказав, что никаких аукционов не будет», — сказал Вайнруб.  Он отказался более подробно говорить по телефону, предложив приехать для этого к нему на завод.

Консервный завод пошел под пиво. Две версии одного банкротства

Каков размер долга, который выкупили за 8 млн

Администратор по несостоятельности компании Fortuna Plus Максим Тимошин в беседе с NM назвал информацию, изложенную в письме, «чистой ложью». По его словам, в 2016 году по заявлению Ильи Вайнруба вокруг компании начался процесс несостоятельности. «Долги компании тогда составляли 65 млн леев, из которых 35 млн леев — перед MAIB, 16 млн леев — перед Banca de Economii. Еще около 20 млн леев — перед другими кредиторами, которые, скорее всего, никогда не увидят этих денег, потому что эти кредиты ничем не были обеспечены», — сказал Тимошин.

MAIB, по его словам, за это время провел 16 аукционов, пытаясь продать находящееся в залоге имущество, при этом цена каждый раз снижалась, пока не дошла до 8 млн леев. «На аукцион, который был запланирован на 29 апреля, зарегистрировалась компания Ivaro, но Вайнруб под предлогом того, что был режим чрезвычайного положения, опротестовал в суде проведение аукциона», — рассказал Тимошин.

Тогда, по его словам, MAIB предложил Ivaro выкупить долг за 8 млн леев, и компания согласилась. Тимошин также опроверг информацию о том, что за счет схемы аренды удавалось гасить задолженность перед банком. «Они оплачивали символическую стоимость [28 тыс. леев в месяц c НДС], которых хватало, чтобы не увеличивать расходы на процедуру несостоятельности», — отметил Тимошин. На уточняющий вопрос NM, зачем на таких условиях отдавать в аренду активы, он сказал, что на заседаниях комитета кредиторов других предложений не было.

Как в эту историю попала Ivaro, и какие у нее планы

Глава компании Ivaro Валериу Чемортан в беседе с NM сказал, что Илья Вайнруб сам предложил ему партнерство в консервном бизнесе, и сам предложил участвовать в аукционе. «Мы заявляемся на участие в аукционе, а он оспаривает его и приостанавливает. На мой вопрос, зачем он это сделал, он сказал, что так ему посоветовал его адвокат, потому что в следующий раз цена будет еще на 10% ниже — 7,2 млн леев», — рассказал Чемортан, отметив, что из-за этого он потерял деньги —10% стоимости лота, которые вносят как гарантию участия в аукционе.

Позже, как рассказал Чемортан, они договорились с Вайнрубом создать совместное предприятие с долями 50% на 50% и инвестициями по 4 млн леев с каждой стороны. «Договорились, что сделаем цессию этого долга и начнем работать. Чтобы изменить совет кредиторов, нужно согласие суда, и есть письмо с мокрой печатью, где он подтверждает, что не против этих изменений. Я стал кредитором», — рассказал директор Ivaro.

Он пояснил, что под долг MAIB заложили сам консервный завод. «Под кредиты Banca de Economii они заложили склады и другие объекты. Тут же отдельная единица — весь завод», — отметил бизнесмен.

По его словам,  все изменения он зарегистрировал в Cadastru и у поставщиков коммунальных услуг. «Но позже Вайнруб сказал: «Давай работать 50% на 50%, но дай мне доработать сезон с зеленым горошком». Я разрешил. Контракт аренды у него до 30 декабря 2020 года, но там указано, что, если меняется кредитор, то он имеет право потребовать освободить помещение в течение 15 дней», — рассказал Чемортан.

По его словам, Вайнруб неоднократно просил об отсрочке начала совместной работы, а юристы Вайнруба параллельно писали жалобы о противозаконных действиях в рамках процесса несостоятельности. «26 августа мы попали на предприятие, позвали бухгалтера, попросили Conserv Grup передать нам в пользование имущество и договорились дальше работать вместе 50 на 50. Но я поставил условие — прекратить писать эти жалобы», — сказал бизнесмен.

Но жалобы, по его словам, не прекратились, а затем сотрудники частных охранных компаний, нанятых Вайнрубом, перестали пропускать его на предприятие. Сейчас, по словам Чемортана, партнерство с Вайнрубом уже невозможно. При этом Чемортан опроверг информацию о том, что намерен превратить завод в склад. «У нас есть склады для хранения пива. Речь шла лишь об оптимизации дистрибуции, чтобы на некоторых складах завода вместе с консервами могло храниться пиво. Это снизило бы затраты», — отметил Чемортан.

Он добавил, что планирует сохранить завод, но уже под собственным брендом. «В письме сказано, что в Conserv Grup работают 120 человек. На самом деле — 33 человека, из которых восемь уже перешли к нам. Я привезу сырье, чтобы работать в межсезонье и продлить срок работы на конвейере. Сейчас у меня на таможне стоит сублимированный горох [для переработки]», — рассказал бизнесмен.

Консервный завод пошел под пиво. Две версии одного банкротства

Почему MAIB продал долг менее чем за треть его стоимости

В MAIB NM подтвердили, что решили пойти навстречу Fortuna Plus и после начала банкротства компании согласились на предложенную схему передачи завода в аренду Conserv Grup в обмен на постепенное погашение долга. «Несмотря на такое отношение и открытость со стороны банка, компания не погасила долги, которые превышают 30 млн леев. Платежи — 2,2 млн леев поступили  только в результате капитализации активов из долговой массы, обремененной гарантиями в пользу банка», — отметили в MAIB.

Там также рассказали, что еще в декабре прошлого года приняли предложение Conserv Grup выкупить имущество Fortuna Grup за 8 млн леев с оплатой с марта по июль, но компания не соблюла процедуры регистрации на аукционе. После того как по решению суда аукцион в апреле приостановили, банк утвердил цессию долга за 8 млн леев компании Ivaro. «Предложение Palatul Sărbătorii SRL о покупке долга за 8,2 млн леев пришло в банк после принятия решения о цессии и не может быть принято до тех пор, пока суд не вынесет решения по опротестованному аукциону», — отметили в MAIB. И добавили, что банк соблюдал все необходимые процедуры и «шесть лет демонстрировал  понимание ситуации дебитора», принимая его предложения.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: