Куда мы пришли. Станет ли Молдова страной одного языка и одной культуры
13 мин.

Куда мы пришли. Станет ли Молдова страной одного языка и одной культуры

Решение Конституционного суда (КС) признать неконституционным закон «О функционировании языков в Молдове» не только вызвало ожесточенные языковые споры в соцсетях, но и подняло вопрос о том, будет ли Молдова и дальше полиэтническим государством. NM с экспертами разбирался, в каком направлении движется Молдова, кто и как в последние годы переформатировал ее национальную и языковую политику и соответствует ли это международным стандартам демократии и прав человека.

x

От сложного к однородному

Согласно Концепции национальной политики, Молдова остается полиэтническим, поликультурным, многоязычным государством, функционирующим в интересах всех этнических и языковых сообществ, составляющих единый народ Республики Молдова.

Там же говорится, что национальная политика государства направлена на развитие всех этнических и языковых сообществ, безотлагательное создание необходимых условий для овладения молдавским языком лицами, не владеющими им, и недопустимость сужения сферы использования русского языка в разных областях жизнедеятельности государства и общества.

В Конституции Молдовы говорится, что Республика Молдова является общей и неделимой родиной всех ее граждан различного этнического происхождения, составляющих народ Республики Молдова. А государство признает и гарантирует право всех граждан на сохранение, развитие и выражение этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности.

Полиэтнический характер молдавского государства, тем не менее, все эти годы остается предметом споров. А некоторые политические силы, в том числе заседавших в разные годы в парламенте Молдовы, пытались оспаривать эти положения, но до поры до времени безрезультатно.

2013. Конституционное уравнение

Ситуация начала меняться в 2013 году. А площадкой и инструментом для оспаривания национально-языковой политики и переформатирования всего государства стал не парламент, а Конституционный суд.

Основу этого процесса КС заложил в 2013 году. Тогда суд под руководством Александра Тэнасе удовлетворил запрос депутатов от Либеральной партии. Они просили «устранить противоречия между положениями Декларации о независимости Республики Молдова и ст.13 ч.(1) Конституции Республики Молдовы». То есть указать, что государственным языком в Молдове является румынский язык.

Суд тогда признал Декларацию о независимости Республики Молдова доминирующим актом по отношению к Конституции (ничего подобного до тех пор не было, и многие юристы тогда сочли решение абсурдным). И постановил, что в случае противоречий между текстом Декларации о независимости и текстом Конституции, превалирует исходный текст Декларации о независимости.

Куда мы пришли. Станет ли Молдова страной одного языка и одной культуры

В Декларации о независимости, отметим, государственный язык назван румынским, а в Конституции указано, что государственным языком является молдавский язык на основе латинской графики.

Конституционный суд тогда постановил, что не может отменить норму Конституции, так как пересмотр Конституции — исключительная компетенция парламента. Однако отметил, что «румынский язык как  государственный язык» и «введение латинского алфавита» — первые «идентификационные элементы» государства, перечисленные в Декларации о независимости.

«Отсюда со всей очевидностью следует, что эти элементы признаны существенными для определения конституционной идентичности нового государства и его населения, наравне со знаменем, гербом и официальным названием государства, играя ключевую роль в ценностной системе, созданной в результате провозглашения независимости Республики Молдова», — говорится в решении суда.

2018. Языковой «анахронизм»

В 2018 году последовало еще одно решение КС. Тэнасе тогда уже уступил кресло Михаю Поалелунжь, и КС под его председательством удовлетворил запрос тех же либералов, признав устаревшим закон «О функционировании языков на территории МССР».

Депутаты от Либеральной партии обратились в КС с требованием признать неконституционными положения закона, в которых русский язык признавался языком межнационального общения. По мнению либералов, такой статус «в соответствии с мировой практикой» должен быть лишь у государственного языка.

Речь шла о некоторых положениях законов: «О функционировании языков на территории МССР» 1989 года, «О порядке опубликования и вступления в силу официальных актов» 1994 года, «О правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, и правовом статусе их организаций» 2001 года, «О принятии регламента парламента» 1996 года и Кодексе конституционной юрисдикции.

Куда мы пришли. Станет ли Молдова страной одного языка и одной культуры

В своем обращении либералы указывали, что закон о функционировании языков принимали еще при существовании Советского Союза, поэтому закон является анахронизмом, а обладающий особым статусом русский язык «конкурирует» с государственным. Они также отмечали, что этнические русские составляют лишь около 4%, поэтому статус русского языка «не обоснован» и «ущемляет» языки других меньшинств, способствуя их русификации.

Судьи тогда частично удовлетворили обращение либералов. Закон «О функционировании языков на территории МССР» признали «устаревшим» (до тех пор в молдавском законодательстве и юридической практике даже не было такой процедуры).

КС установил, что закон «О функционировании языков на территории МССР» 1989 года давно не действует, а его нормы отражены в более свежих законах.

В то же время суд признал, что официальный статус румынского языка не противоречит переводу нормативных актов властей, гарантированию государством доступа к образованию на русском языке, публикации официальных актов на русском и др.

2021. «Молдова — не полиэтническая страна».

21 января 2021 года Конституционный суд уже под руководством Домники Маноле рассмотрел очередной запрос на тему языка. В КС обратились депутаты Октавиан Цыку, Дину Плынгэу и Мария Чобану, после того как парламент в двух чтениях проголосовал за новый законопроект «О функционировании языков на территории Молдовы», предложенный депутатами от ПСРМ.

В итоге суд признал закон противоречащим Конституции. Но, кроме указания на технические нарушения при рассмотрении и принятии закона (его принимали на последнем заседании сессии, в спешке, без обсуждения и с нарушением процедур и регламента парламента), КС сделал несколько социо-лингвистических пояснений.

Глава КС Домника Маноле, объясняя решение суда, отметила, что перед КС стояла задача проверить, существует ли в Молдове равновесие между государственным языком и русским языком, используемым нацменьшинствами, и выяснить, каково положение других языков.

«Государственный язык — символ объединения народа, часть конституционного единства страны, а защита госязыка направлена на осознание идентичности большинства граждан. Использование одного языка на всей территории страны может способствовать ликвидации дискриминации граждан», — пояснила Маноле.

По ее словам, положения закона, принятого парламентом 16 декабря 2020 года, не обеспечивали равновесие между защитой румынского языка и положением других языков. Сам закон «предполагал превосходство русского языка, хотя Конституция не предусматривает для русского языка привилегированного положения».

Куда мы пришли. Станет ли Молдова страной одного языка и одной культуры

«Возвышение русского языка над другими языками противоречит ст.13 Конституции и создает ему квазиофициальный статус наравне с румынским», — сказала Маноле.

Статья 13. Государственный язык, функционирование других языков
(1) Государственным языком Республики Молдова является молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики.
(2) Государство признает и охраняет право на сохранение, развитие и функционирование русского языка и других языков, используемых на территории страны.
(3) Государство содействует изучению языков международного общения.
(4) Порядок функционирования языков на территории Республики Молдова устанавливается органическим законом.
Конституция Республики Молдова

Решение КС вызвало традиционные ожесточенные языковые споры в соцсетях и дискуссии о том, какой стала Молдова за 30 лет. Так, в интервью для Europa Libera на эту тему экс-депутат парламента, председатель партии Uniunea Salvati Basarabia (USB) Валерий Мунтяну с удовлетворением заявил, что решение КС наводит его на мысль о том, что «Молдова — не полиэтническая страна».

«Это (то, что Молдова — полиэтничная страна, — прим. NM) еще один спорный тезис, который тормозит движение Молдовы в позитивном направлении», — сказал Мунтяну.

В решении КС, по его словам, сказано, что в Молдове 78% населения говорит на румынском языке. «Это абсолютное большинство в европейском понимании. А для того, чтобы существовало полиэтническое государство с большим числом равных языков, как в некоторых европейских странах, нужно 30 или 40% носителей другого языка. Но, так как румыноговорящих подавляющее большинство, мы не можем говорить о русском как о языке межнационального общения, как и о других идеях, которые использовали для спекуляций», — сказал Мунтяну.

Один из сооснователей «Гражданского конгресса» Марк Ткачук, в свою очередь, считает, что скандал с русским языком в Молдове «натужно пытаются раздуть противостоящие друг другу сиамские близнецы местной политики» — социалисты и крайне правые унионисты.

Между тем, по его словам, «в этой сфере жизнь и историческая генетика региона одержали тихую, скромную, незаметную победу над всеми известными искусственными политическими конструкциями и идеями». «Гражданская полиэтничная молдавская нация одержала верх, вопреки политикам, часто стыдящихся того, чем следовало бы гордиться. Как это часто происходит в Молдове, люди просто договорились. Договорились, вопреки государственным институтам, живущим часто в этой местности какой-то своей, параллельной жизнью», — считает он.

Куда мы пришли. Станет ли Молдова страной одного языка и одной культуры

Марк Ткачук полагает, что, выдвигая свой законопроект и впопыхах принимая его в парламенте, социалисты намеренно и демонстративно нарушали все нормы регламента. «Одно только это сходу хоронило социалистический законопроект, что, собственно, и входило в планы социалистов», — уверен сооснователь ГК.

Что касается решения КС, то в нем, по словам Ткачука, судьи «выступили в амплуа незваных специалистов в сфере политологии, этнографии, социологии и культурной антропологии». «Они привели довольно пещерные аргументы о бессмысленности в Молдове русского языка и его разнообразных функций. Судьи настолько утратили интеллектуальную бдительность, что забыли о том, что в Молдове существует гагаузская автономия с соответствующим языковым законодательством. Попутно судьи отреклись и от Приднестровья, в отношении с которым официальный Кишинев давно законодательно прописал четкие языковые нормы, включающие, естественно, и особую роль русского языка. Иными словами, провокация удалась», — полагает Ткачук.

В то же время, по его словам, КС признал неконституционным исключительно законопроект Партии социалистов, а все остальные восемь законов, регламентирующих функции русского языка как одного из языков межнационального общения в Молдове — в силе.

«Русский язык никуда не делся. Но лишь до тех пор, пока какой-нибудь очередной сторонник языковых чисток в статусе депутата не потребует отмены всего языкового корпуса, определяющего функции русского языка», — подчеркнул Ткачук в комментарии NM.

Кстати, кроме закона «О функционировании языков», депутат Дину Плынгэу оспорил в КС и «гагаузские проекты» — они регламентируют статус органов самоуправления Гагаузии и вводят для Гагаузской автономии новый особый уровень управления в рамках административно-территориального устройства страны. Поправка также регламентирует вхождение и выход населенных пунктов из состава Гагаузии. Эти проекты Кишинев и Комрат согласовали при участии и поддержке международных партнеров, но более пяти лет они пылились в парламенте: критики поправок утверждали, что проекты угрожают унитарному характеру устройства государства.

КС еще только предстоит высказаться по поводу этого обращения.

Демократия или «тирания большинства»?

Бывший национальный координатор Управления ООН по правам человека в Молдове, эксперт в области прав человека Вячеслав Балан отмечает, что все три решения Конституционного суда, описанные выше, были приняты КС в разных составах. Эксперт не исключает при этом, что некоторые мысли, которыми руководствовались судьи во всех составах, были схожи.

«Я понимаю, что большинство членов КС исходит из предпосылки о том, что молдавская нация должна быть построена на основе румынской идентичности и румынского языка как образующих нацию. Это общая идея, которую я прослеживаю в решениях КС. Но, с точки зрения международных стандартов в области прав человека, такой подход к построению нации не основан на правах человека. А в последнем решении КС вовсе нет ни одной ссылки на международные стандарты, и это говорит само за себя. Хотелось бы в решениях, которые касаются прав человека, видеть ссылки на международные стандарты», — подчеркивает Балан.

В беседе с NM он пояснил, что международные стандарты призывают строить нацию на принципах прав человека, а это предполагает, что у всех равные права.

«Переводя на наши реалии: права этнических бессарабцев-румын — такие же, как и права русских, гагаузов и украинцев. Лингвистические права тоже равны», — говорит Балан.

По словам эксперта, у Молдовы была тяжелая история, и в ней было много печальных страниц, в том числе депортации, насильственная русификация, и эти факты небходимо признать, но они не должны определять нынешнюю политику.

Куда мы пришли. Станет ли Молдова страной одного языка и одной культуры

«Историю нужно знать, в том числе, и для того, чтобы знать, как не делать в настоящем. Раз мы выучили, что насильственное прививание языка — это плохо, значит, нам не нужно это повторять в настоящем», — считает Балан.

Он добавил, что, когда законодательные рамки не соответствуют ни международным стандартам, ни реалиям общественной жизни, это негативно сказывается на концепции построения правового государства.

Глава исследовательского и образовательного центра по правам человека Оттавского университета профессор Джон Пэкер в комментарии NM отметил, что основные вопросы, на которые должна отвечать языковая политика в стране, звучат так: «На каких языках говорят люди? И на каких языках они действительно хотят говорить?».

Он отметил, что государство может предпринимать шаги для продвижения изучения языка, которому отдается приоритет в интересах общества — чаще всего языка большинства, который иногда называют «официальным» или «государственным».

Вместе с тем Джон Пэкер напомнил, что международное право предусматривает обязательства поддерживать и сохранять и развитие языков меньшинств как в частном, так и в государственном секторах (например, в сфере образования и управления). «В Молдове международное право является частью конституционного строя и должно применяться непосредственно», — добавил эксперт.

«Если коротко, то Молдова может отдавать приоритет румынскому языку, но не делать это, запрещая или искусственно ставя в невыгодное положение другие языки. Напротив, Молдова обязана также поддерживать языки меньшинств», — подчеркнул Пэкер.

Эксперт отметил, что в советский период, который закончился 30 лет назад, и в течение которого большая часть ныне существующего населения Молдовы родилась и выросла, «действительно было иностранное доминирование и навязывание культурной и языковой гегемонии, соответствовавшей политической власти».

Куда мы пришли. Станет ли Молдова страной одного языка и одной культуры

Он напоминает, что с тех пор, после распада СССР, Молдова уже на протяжении полутора поколений является независимым демократическим государством, членом ОБСЕ и Совета Европы. Это суверенное государство, ответственное за самоуправление. Постоянное население и граждане Молдовы, по сути, являются многоязычными и многонациональными.

«Игнорировать такие факты — это плохое управление. Идея развитой демократии не в том, чтобы большинство навязывало свою волю или желания так, как это было бы “тиранией большинства” и точно не демократией в либеральном смысле, которая основана на правах человека, включая права меньшинств», — считает эксперт.

Главный вопрос, на его взгляд, заключается именно в том, хочет ли большинство людей в Молдове жить в развитой демократии и соблюдать права человека?

«Если нет, то это путь тирании большинства, авторитаризма и неизбежного конфликта, поскольку меньшинства и жертвы авторитаризма не станут с этим мириться. Если же Молдова хочет пользоваться преимуществами развитой демократии, власти должны сгладить существующие различия путем тщательного соблюдения прав человека, включая права меньшинств. Это требует заботы, усилий и доброй воли», — говорит Джон Пэкер.

Он напомнил, что в мире существуют хорошо известные средства и методы «нормального сосуществования» этнических и языковых сообществ, а история показывает, что отказ от этого пути ведет в противоположном направлении — противоречит европейскому проекту и его приверженности идее достижения социально-экономического благополучия и мира.

Бывший депутат парламента, историк, профессор Университета Центральной Флориды в США Владимир Солонарь считает, что такие решения КС мало что изменят в Молдове, а «реальная жизнь продолжит доказывать, что люди умеют проявлять гибкость».

По его мнению, молдавское законодательство, даже с учетом последнего решения КС об отмене закона «О функционировании языков» «довольно щедро к тем, кто говорит на русском языке». В то же время, по словам Солонаря, это законодательство часто не соблюдается — например, в поликлиниках, аптеках, госучреждениях.

Принятие языкового закона социалистами в нынешней ситуации, по словам эксперта, выглядело как политическая провокация. Но и решение КС он считает «своего рода экстремистским». А судьи, по его словам, забывают, что должны проявлять сдержанность.

«Это не дело КС говорить, вокруг какого языка и идей гражданам объединяться, это не входит в их полномочия».

«Все эти споры только отвлекают внимание от реальных проблем. Прошло 30 лет, а мы все говорим об одном и том же, — сетует эксперт. — Люди в Молдове уживаются вместе, зачем снова и снова затевать этот разговор?».

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: