Мокрого места не останется. Что происходит с рекой Днестр
8 мин.

Мокрого места не останется. Что происходит с рекой Днестр


Гидрологи год за годом фиксируют крайне низкий уровень воды в Днестре. В этом году ситуация особенно обострилась — под угрозой оказалось водоснабжение Кишинева. Экологи говорят, что проблему обезвоживания и грозящей Днестру экологической катастрофы не решить без срочных совместных действий Молдовы и Украины. Пока же взаимодействия нет, а вместо этого копятся взаимные претензии.

Обезвоживание

Уровень и объем воды в главной водной артерии Молдовы остаются очень низкими больше года. Гидрометеорологическая служба уже несколько раз, в том числе этой весной, объявляла гидрологическую засуху в связи с малоснежной зимой и низким уровнем осадков в регионе.

По словам главы управления Гидрометеослужбы Валериу Казака, в этом году впервые за многолетнюю историю наблюдений вместо ожидаемых паводков на Днестре был дефицит воды, который, длился больше двух месяцев. Летом 2015 года также неоднократно объявляли гидрологическую засуху.

Уровень воды в Днестре, зафиксированный Гидрометеорологической службой с 8 по 11 августа, ниже средних многолетних показателей на всех семи гидрологических постах. На трех из них — в Каменке, Григориополе и Бендерах он ниже в 2-2,5 раза. Измеряемый гидрологами расход воды тоже в два раза ниже среднего. На посту в селе Грушка Каменского района приднестровского региона отмечается расход 135-140 кубометров в секунду вместо средних 315 кубометров.

Казак пояснил, что в августе-сентябре в Молдове периодически возникает межень (низкий уровень воды в реке, продолжающийся не менее 10 дней), когда водность Днестра составляет всего 40-50% от нормы. Он добавил, что сегодняшняя ситуация на реке Прут и небольших реках вроде Реута и Быка еще хуже — их водность всего 20-30% и 10-15% нормы соответственно.

«Если раньше за зиму-весну реки восстанавливали дебет, то уже который год дефицит воды только усугубляется, а участок Днестра между Наславчей (Окницкий район) и Дубоссарами превратился в болото. Ухудшается состояние реки и ниже Дубоссарского водохранилища», — отметил Казак.

Другая проблема — стабильно критический уровень воды в Вадул-луй-Водэ. Сейчас он колеблется на уровне 8,5-8,6 м, а 1 августа впервые опустился до 8,4 м. Кишиневский Apă-Canal на оперативной планерке мэрии заявлял, что риск остановки насосов, качающих из Днестра воду для поставки в столицу, очень высокий — если бы уровень опустился еще на 10 см, они бы остановились. В случае остановки помп, воды в резервуарах водоканала городу хватило бы на два-три дня.

«Вода из артезианских скважин не может быть альтернативой, — пояснили NM в пресс-службе оператора. — В ведении Apă-Canal 138 колодцев, из которых работают 25. Остальные надо ликвидировать». На предприятии NM заверили, что качество воды пока не страдает, кроме того, ее ежедневно проверяют по 25 параметрам.

По мнению главы международной организации Eco-Tiras эколога Ильи Тромбицкого, из-за низкого уровня воды ухудшается самоочистительная способность Днестра, что ведет к повышению затрат, необходимых на водоподготовку, и, соответственно, повышению риска заболеваний. Он считает, что в краткосрочной перспективе повышается вероятность появления некачественной питьевой воды.

Природные заявления

В государственном агентстве Apele Moldovei говорят, что еще в августе прошлого года обращались в госкомитет по водному хозяйству Киева и в Днестровско-Прутское Бассейновое управление водных ресурсов в Черновцах с просьбой увеличить объемы сброса воды Днестровского водохранилища до 180-200 кубометров в секунду. Однако, отмечают в агентстве, больше 140 кубометров в секунду Молдова тогда не получила.

Сейчас объем сброса воды составляет 105-107 кубометров в секунду, тогда как средние многолетние показатели в два раза выше. Для поддержания санитарного состояния реки уровень должен быть хотя бы 120 кубометров в секунду, пояснил Валериу Казак. Накануне он побывал на Днестровском водохранилище, чтобы проверить уровень сброса воды. На его территорию представителей Молдовы не пустили, хотя водохранилище занимает 17 га молдавской территории.

«Ближайший к водохранилищу молдавский пост показал 105 кубометров в секунду, но даже если мы зафиксируем меньше, украинцы наши доводы в расчет не принимают, обосновывая это тем, что у них нет доступа к нашим постам, — добавил Казак. — Обменяться доступом к постам они не хотят, да и вообще ни о каком совместном и справедливом управлении рекой нет и речи».

В министерстве окружающей среды Молдовы признают, что в отношениях с Украиной проблема воды есть. По словам министра Валериу Мунтяну, вопрос недостаточных сбросов воды Днестровским водохранилищем и работы Днестровского гидроузла уже обсуждался в марте, апреле и июне этого года на двусторонних консультациях по функционированию Днестра. Но никаких сдвигов, говорит Мунтяну, пока нет.

«Украина не ратифицировала подписанный в 2012 году договор о сотрудничестве в области охраны и устойчивого развития бассейна реки Днестр, хотя молдавский парламент сделал это еще в 2013 году. — сообщил Мунтяну NM. — И обязательства брать на себя никакие [украинская сторона] не хочет».

По его словам, вероятно, в дело придется вмешаться премьеру Павлу Филипу и провести переговоры по этому вопросу со своим украинским коллегой.

В министерстве экологии и природных ресурсов Украины NM сообщили, что ратификация Верховной Радой договора о сотрудничестве в области охраны и устойчивого развития бассейна реки Днестр затянулась из-за смены правительств и необходимости пересогласования многих положений документа между министерствами украинского правительства. Работа по договору ведется, заверили в ведомстве.

По словам начальника управления природных ресурсов украинского минэкологии Михаила Томахина, в июле должна была пройти очередная встреча представителей профильных министерств в Кишиневе, однако она не состоялась «из-за отсутствия запроса с молдавской стороны».

В ответе министерства на запрос NM о позиции украинской стороны по проблеме Днестра подробно описана ситуация в верховьях реки и ее притоках весной и летом этого года. В марте-апреле, сообщили в ведомстве, объем воды, поступивший в Днестровское водохранилище, составил всего 42% нормы из-за незначительных запасов снега в Карпатах и низкой водности притоков Днестра.

Из ответа следует, что тогда было принято решение в течение двух недель в апреле увеличить сброс воды из водохранилища до 200 кубометров в секунду. Это продолжалось 21 день.

«После этого для поддержания водности Нижнего Днестра санитарно-экологические спуски составляли 120-130 кубометров в секунду», — говорится в письме минэкологии Украины. В нем указывается, что летом ситуация ухудшилась: поступления в Днестровское водохранилище в июне-июле составили всего треть нормы, при этом один из притоков Днестра — река Мурафа в Винницкой области — высохла, а на других был отмечен самый низкий за всю историю наблюдений уровень воды.

Кроме того, минэкологии Украины привело в пример показатели расхода на водном посту в Галиче за 9 августа этого года: всего 37 кубометров в секунду. Приток воды к водохранилищу и вовсе составил 87 кубометров в секунду, а сброс из него — 105 кубометров в секунду. Таким образом, отмечается в ответе украинского министерства, если бы запасы воды не аккумулировались в водохранилище, откуда в критические моменты осуществлялись стабильные сбросы, хозяйственный комплекс Украины и Молдовы, который обеспечивается водой из Днестра, в летне-осенний период остался бы практически без воды.

При этом в минэкологии Украины обратили внимание на проблему загрязнения Днестра сточными водами из Сорок и других молдавских городов, подчеркнув, что Молдова ничего не предпринимает для того, чтобы исправить ситуацию.

Валериу Казак, проинспектировавший на этой неделе различные участки Днестра, подтвердил NM, что проблема загрязнения реки стоит очень остро. По его словам, очистные сооружения Сорок не работают. «Фекалии плавают по поверхности Днестра, распространяя такое зловоние, что на набережной Сорок невозможно находиться. Неудивительно, что в Днестре обнаруживают и холеру, и кишечную палочку. При всем этом люди ловят в этой воде рыбу», — сказал Казак.

Гидроэнергетика и экология

Еще один вопрос, по которому у Молдовы и Украины есть расхождения — энергетический. Украина активно использует Днестр для производства электроэнергии и планирует наращивать гидроэнергетические мощности. Днестровский энергетический комплекс состоит из трех станций: ГЭС в Новоднестровске Черновицкой области, ГЭС в селе Нагоряны Винницкой области (17 га находятся на молдавской территории) и Гидроаккумулирующей электростанции (ГАЭС) в Сокирянском районе Черновицкой области.

Днестровская ГАЭС — один из крупнейших инфраструктурных энергетических объектов, который реализовывался в Украине за последние годы. Задумывался он как самая крупная гидроаккумулирующая станция в Европе и шестой по масштабу проект гидроэнергетики в мире.

Станция еще строится, но три из семи агрегатов уже введены в эксплуатацию. Работает ГАЭС в режиме «насос — турбина», то есть сначала закачивает воду из Днестра, используя для этого излишки электроэнергии, производимой атомными станциями в ночные часы, а затем, во время пиковых нагрузок на сеть, вода через турбины сливается обратно в Днестр, вырабатывая электричество. 

Уже сейчас работа ГАЭС позволяет энергетикам ежегодно экономить 125 млн кубометров газа и более 1 млн тонн угля. В этом году украинское госпредприятие «Укргидроэнерго», в ведении которого находится Днестровский гидроузел, планирует получить 1,2 млрд гривен чистой прибыли от деятельности всех имеющихся в стране ГЭС и ГАЭС.

В «Укргидроэнерго» заявляли, что благодаря дальнейшему развитию Днестровского гидроузла (в Киеве обсуждают проект строительства еще шести ГЭС на Днестре, украинская энергетика станет менее зависимой от газа и угля.

В Молдове считают, что работа украинских гидросооружений на Днестре пагубно влияет на реку. «Нарушены гидрологический, гидрохимический и гидробиологический режимы реки, происходят резкие перепады уровня воды в течение суток, изменился термальный режим, усилились процессы вторичного загрязнения, исчезли ценные виды рыб», — сказала NM специалист управления менеджмента водных ресурсов госагентства Apele Moldovei Мариана Кодряну.

Молдавские гидрологи и экологи говорят, что построенная для баланса и так называемого «успокоения воды» ГЭС-2, вместо того чтобы сглаживать перепады уровней Днестра из-за работы ГАЭС, только усугубляет их, занимаясь выработкой электроэнергии. 

Эколог Илья Тромбицкий считает, что стратегически гидроэнергокомплекс, задуманный еще в советское время, несет на себе печать всесилия энергетиков того периода, когда мало думали о роли реки и ее экосистеме.

По мнению эксперта, в стоимость производимой на реке энергии не включен ущерб качеству воды, рекреационной ценности реки, рыбным ресурсам, биоразнообразию. Украина, говорит Тромбицкий, продолжает делать вид, что не понимает этого и не намерена менять ситуацию к лучшему и компенсировать наносимый ущерб.

«Корень нежелания Украины вести цивилизованный разговор с Молдовой — в доходах украинских олигархов, контролирующих гидроэнергетику и не желающих ни с кем делиться», — полагает эколог.

В минэкологии и природных ресурсов Украины вопрос NM о влиянии работы Днестровского гидроузла на состояние Днестра оставили без ответа. Не ответили на него и в «Укргидроэнерго».

Соглашения без согласия

Валериу Казак считает, что в сложившейся ситуации есть значительная доля вины и молдавских властей, и поставщиков воды. По его словам, он еще десять лет назад говорил об изменении климата и его отрицательном влиянии на циркуляцию атмосферных фронтов, а значит, и осадков в умеренном климатическом поясе, к которому относится Молдова.

«Apă-Canal надо было раньше задумываться и разрабатывать альтернативные сценарии поставки воды в критических случаях, а не покупать кофе-машины и дорогие автомобили», — подчеркивает глава управления Гидрометеослужбы.

Кроме того, добавил Казак, все существующие между Молдовой и Украиной договоренности, касающиеся использования и охраны Днестра, составлены весьма туманно и молдавские власти не горят желанием их конкретизировать.

В Apă-Canal NM сказали, что свои идеи по альтернативным источникам водоснабжения не раз представляли министерству окружающей среды, но все упиралось в отсутствие денег на бурение новых артезианских скважин и на строительство дополнительной плотины в районе Вадул-луй-Водэ.

Заведующая лабораторией гидробиологии и экотоксикологии Института зоологии Академии наук Молдовы Елена Зубкова предлагает срочно обратиться в международные организации, поскольку, по международным правилам использования трансграничных рек, существует так называемое правило 50/50, которое предусматривает справедливое распределение водных ресурсов.

Тромбицкий считает, что Украина должна прекратить наращивать давление на экосистемы Днестра, развивая мощности в виде новых ГЭС. Также, по мнению эколога, необходимо пересмотреть работу ГЭС-1 и ГЭС-2, чтобы уменьшить пагубные последствия использования нижних холодных слоев воды Днестровского водохранилища. Кроме того, добавил он, «уровень воды в водохранилище должен перестать быть «священной коровой» и свободно изменяться с учетом интересов Нижнего Днестра.

Илья Тромбицкий скептически отнесся к идее обращения к международным организациям, поскольку, по его словам, на мягкие замечания в дипломатической форме Украина не реагирует. «Хотя и существует множество международных соглашений, заставить Украину вести себя подобающим образом может, пожалуй, лишь Европейский союз. Да и то, угрозой прекращения финансирования», — полагает Тромбицкий.

С 8 по 10 августа новый глава агентства Apele Moldovei Раду Казаку находился в Киеве, чтобы обсудить с украинской стороной вопрос воды. Чем закончились переговоры — неизвестно. Связаться с Казаку NM не удалось. На запрос NM, отправленный 10 августа, глава агентства к моменту публикации этого материала не ответил. На неоднократные звонки NM его секретарь отвечала, что руководитель занят.