Moldtelecom дозвонился. Почему госкомпанию решили продать именно сейчас
5 мин.

Moldtelecom дозвонился. Почему госкомпанию решили продать именно сейчас


  

Правительство на этой неделе вновь включило Moldtelecom в список госпредприятий, подлежащих приватизации. О необходимости продажи Moldtelecom власти говорили последние несколько лет. Но почему продавать решили именно сейчас, в Агентстве публичной собственности объяснять отказались. В соцсетях эта новость вызвала бурные дискуссии о распиле госимущества в предвыборный период и непрозрачности предстоящей сделки. Эксперты считают, что надо продавать госпредприятия, которые стали в Молдове источником коррупции и «грязных денег», но никак не в поствыборный период, когда политическая составляющая сделки слишком велика. 

Что случилось

На этой неделе правительство внесло в список гособъектов, подлежащих приватизации, национальную телекоммуникационную компанию Moldtelecom, а также RED Nord и Furnizarea Energiei Electrice Nord. Предполагается выставить на продажу 51% акций Moldtelecom на сумму более 500 млн леев. Уставной капитал Moldtelecom оценивается в 1 млрд леев.

Из пояснительной записки правительства также следует, что из списка исключили предприятия, приватизированные в 2017-2019 годах, реорганизованные в результате слияния (RED Nord-Vest в 2017 году объединилось с RED Nord), или те, что находятся в процедуре банкротства. В список приватизируемых гособъектов, согласно пояснительной записке, кроме того, внесли новые данные и уточнили данные выставленных на продажу предприятий (размер уставного капитала, доля государства и число акций, например, Moldtelecom).   

Moldtelecom, напомним, значился в списке приватизируемых гособъектов с 1999 года. В 2000-2003 годах его несколько раз выставляли на торги, но безрезультатно. Следующий раз Moldtelecom попытались продать в 2013 году. Но в 2014 госкомпанию исключили из списка приватизируемых. Тогдашний министр экономики Валерий Лазэр объяснил это так: «Мы пришли к выводу, что не сможем обеспечить в предвыборный период прозрачный процесс. Серьезные инвесторы хотят знать, чем закончатся выборы, ведь они покупают серьезный актив». Речь шла о парламентских выборах 2014 года. 

В Агентстве публичной собственности не ответили на вопрос NM, почему Moldtelecom решили вновь включить в список приватизируемых объектов именно сейчас. Не ответили там и на вопрос, включат ли компанию в первый в этом году раунд приватизации, запланированный на 2019 год.

Зато сообщили, что уменьшили пакет акций Moldtelecom, который выставляют на продажу со 100% до 51%, чтобы, «таким образом привлечь частного инвестора для развития национального оператора телекоммуникаций, но при этом сохранить над ним контроль государства».

Как власти (не) продавали Moldtelecom 

Первым начал готовить продажу Moldtelecom экс-президент Петр Лучинский и правительство Андрея Сангели. В сентябре 1995 года было принято постановление «О реорганизации и приватизации ГП Moldtelecom». Предполагалось преобразовать госпредприятие в акционерное общество (АО), в котором доля государства составит 60%, а доля частных инвесторов — 40%. Moldtelecom преобразовали, но доля государства в АО так и осталась стопроцентной.

О приватизации Moldtelecom громко заговорили в 2011. Валериу Лазэр тогда заявлял, что «вот-вот завершится подготовка дорожной карты разгосударствления Moldtelecom». Рассматривали несколько вариантов приватизации национального оператора связи. Лазэр тогда отмечал, что любой вариант продажи госимущества должен быть компромиссом между политической логикой и экономической реальностью и способствовать тому, чтобы потребители в Молдове получали качественные и современные услуги связи.

Очень близок к продаже Moldtelecom был в 2014 году, но процесс продажи остановил тогдашний премьер-министр Юрие Лянкэ. Он сказал, что, хотя компанией интересовались многие западные инвесторы, в том числе Deutsche Telekom, France Telecom и Belgacom, но он решил, что существует высокий риск непрозрачного процесса приватизации

Спустя два года, в декабре 2016, о намерении властей продать Moldtelecom рассказал в интервью NM тогдашний министр экономики Октавиан Калмык. Он уверял, что компанию вот-вот выставят на продажу. Спустя несколько месяцев, весной 2017, Калмык публично объявил, что Moldtelecom будут приватизировать, а форму и процедуру приватизации определят позже.

Отвечая на вопрос, действительно ли необходима приватизация таких крупных госкомпаний, Калмык сказал, что государство может продать любой свой актив, если он не включен в список предприятий, не подлежащих приватизации. И добавил, что власти хотят получить от продажи Moldtelecom наибольшую прибыль.

newsmaker.md/rus/novosti/bolshaya-rasprodazha-gosimushchestva-na-privatizatsiyu-vystavyat-moldtelecom-air-m-28975

Однако спустя менее чем год Калмык заявил, что власти решили пока не приватизировать ни RED-ы, ни Moldtelecom, а сначала провести оценку госимущества. Помочь с оценкой вызвалась Международная финансовая корпорация. А Калмык тогда заверил, что, несмотря на уменьшение продаж и доходов, компания остается прибыльной. И сказал, что раньше 2019 года приватизация Moldtelecom не состоится. 

Тем не менее в 2017 году спикер парламента Андриан Канду во время своего визита в Дубай предлагал арабским предпринимателям купить компанию.  

А летом 2018 году премьер Павел Филип во время своего визита в США предлагал купить Moldtelecom американским бизнесменам.   

Распил или цивилизованная продажа

В соцсетях новость о продаже Moldtelecom восприняли в штыки. Например, глава парламентской фракции Партии коммунистов Инна Шупак написала, что «идет распил госимущества». Другие пользователи отмечали, что власти нашли «своего» покупателя и намерены «все быстро оформить в выборный период».

Эксперт IDIS Viitorul экономист Вячеслав Ионицэ сказал NM, что всегда выступал за продажу госпредприятий, поскольку там всегда разворовывают средства. Госкомпании становятся источником коррупции для всех политических партий, а «грязные деньги», полученные сомнительным способом, тратятся на личное обогащение политиков.

В то же время, пояснил эксперт, продажа такого актива должна проходить через биржу, прозрачным и цивилизованным способом, как, например, это сделала винодельческая компания Purcari, начавшая продавать акции на Бухарестской бирже. В любом другом случае продажа будет выглядеть сомнительной и непрозрачной, считает Ионицэ. «Я — за продажу, но не таким варварским способом, да еще и в поствыборный период», — пояснил эксперт.

Он отметил, что Moldtelecom сегодня весьма дорогой актив, у которого сотни тысяч клиентов и серьезная доля на рынке, в том числе, на рынке интернет-услуг, чье развитие наиболее перспективно.

Эксперт также напомнил, что власти пытаются продать Moldtelecom больше 20 лет. «На моей памяти продажа компании срывалась в последний момент как минимум восемь раз», — отметил Ионицэ, добавив, что решение об этом всегда было политически сложным.