«Этих прокуроров ничего не может спасти». Генпрокурор Стояногло отчитался о первом годе работы
7 мин.

«Этих прокуроров ничего не может спасти». Генпрокурор Стояногло отчитался о первом годе работы

Генпрокурор Молдовы Александр Стояногло 1 декабря представил на пресс-конференции результаты своей работы за последний год. Он рассказал, как прокуроры перестали вмешиваться в бизнес, каких успехов добились в расследовании кражи миллиарда, чего «выжидают» прокуроры, которые были лояльными прошлой власти, и почему прокуроры, по его мнению, не боятся принимать «непопулярные решения». 

Уход из политики

Стояногло рассказал, что многие так и не поняли его желания «не вмешиваться в политику». Он напомнил, что в истории Молдовы прокуратуру часто использовали, как «биту для устрашения оппонентов». «Первым вызовом было отказаться от этой недемократической традиции. Необходимо было четко отделить работу прокуратуры от политических процессов. Спустя год  могу сообщить: нам это удалось», — сказал Стояногло. Он подчеркнул, что Генпрокуратура стала «по-настоящему независимым» учреждением. Генпрокурор рассказал, что встречался с политиками, только если речь  шла об обсуждении каких-либо законопроектов.

Борьба с «заказами»

Генпрокурор утверждает, что прокуратура прекратила заводить заказные уголовные дела. Он отметил, что раньше дела заводили, чтобы надавить на неугодных политиков, гражданских активистов, журналистов и адвокатов. «Спустя год невозможно осознать масштаб этих нарушений», — сказал Стояногло. Он подчеркнул, что речь идет о сотнях разрушенных судеб. «Как генпрокурор я гарантирую, что за время моего мандата  не завели по заказу ни одного дела. Ни одна группа интересов не влияла на прокуратуру», — сказал Стояногло.

Невмешательство в бизнес

Стояногло отметил, что прокуратура «убрала лапу с бизнеса». «Бизнесмены должны знать, что и прокуратура, и вся система правоохранительных органов не будет вмешиваться в их работу», — отметил генпрокурор. Он рассказал, что сразу после вступления в должность запретил прокурорам арестовывать бизнесменов. По его словам, с этим было сложно справиться, потому что и у прокуроров изменилось восприятие происходящего. «Сначала мне ежедневно звонили и говорили: «Полиция, НЦБК и таможня хотят арестовать бизнесмена». Я отвечал, чтобы не допускали никаких арестов и задержаний, а учитесь работать без этих крайностей», — рассказал Стояногло.

Он отметил, что нарушений прав бизнесменов было настолько много, что за год прокуратура не успела разобраться со всеми уголовными делами. «Только против представителей орехового бизнеса завели 35 дел, работа была парализована, продукция, которую оценивали в несколько миллионов леев была под арестом, а десятки компаний и бизнесменов незаконно привлекли к уголовной ответственности», — сказал Стояногло.

«Политические дела»

Генпрокурор напомнил, что прокуратура начала проверку 38 «политических дел», которые завели против людей, «за то, что они сопротивлялись олигархическому режиму». Стояногло отметил, что было непросто проверять эти дела, потому что было необходимо, в том числе, переубедить ведших их прокуроров, которые уже добились обвинительных приговоров.

«И это в условиях, когда ни у кого нет права посягать на независимость прокурора», — сказал Стояногло.

Он пообещал, что в ближайшее время прокуратура представит результаты работы по всем этим делам.

Прокуроры, которых «не спасти»

Стояногло отметил, что на протяжении всего года эксперты говорили, что генпрокурор должен был уволить скомпрометированных прокуроров. Стояногло подчеркнул, что у генпрокурора нет полномочий увольнять прокуроров. Он отметил, что в начале 2020 года он составил список прокуроров, которые «не соответствуют должности». Стояногло рассказал, что некоторые из них ушли из прокуратуры, но другие продолжают работать и «выжидают, что произойдут изменения, которые им кто-то пообещал».

«Я должен разочаровать этих прокуроров. Ничего их не может спасти. Прокуратуре и обществу не нужны такие прокуроры, рано или поздно вас исключат из системы и привлекут к ответственности», — пригрозил Стояногло.

Борьба с коррупцией

Стояногло отметил, что прокурорам нужно активней бороться с коррупцией. Однако   среди прокуроров значительно снизился уровень коррупции. Он отметил, что этого удалось добиться за счет того, что они перестали вмешиваться в дела бизнесменов и арестовывать. «Это могут подтвердить и адвокаты, и судьи, и сами бизнесмены», — сказал Стояногло.

«Развязка» кражи миллиарда?

Генпрокурор отметил, что с 2014 года расследование кражи миллиарда «вели в неверном направлении». Он подчеркнул, что прокуроров, которые так поступили, в прошлом году удалось отстранить от должности. Также Стояногло отметил, что прокуроры выяснили, что экс-лидер Демпартии, олигарх Владимир Плахотнюк был организатором и координатором кражи миллиарда.

Кроме того, Стояногло сообщил, что прокуроры завершили расследование против Victoriabank, а бывшему и действующему руководству Нацбанка предъявили обвинения. Он также сказал, что прокуроры проверяют деятельность всех банков, которые были причастны к межбанковским размещениям «и действовали, в том числе, в интересах гражданина [бизнесмена Илана] Шора, который до сих пор был «освобожден» от внимания прокуроров».

Генпрокурор подчеркнул, что за год прокурорам удалось сделать больше, чем его предшественникам за предыдущие пять лет. Он пообещал, что в следующем году наступит «развязка» этого дела.

(Не)громкие дела

Стояногло рассказал, что за последний год многие критиковали прокуратуру за отсутствие резонансных уголовных дел. Он напомнил, что до его прихода в прокуратуру уголовные дела заводили против десятков судей, бизнесменов и других «оппонентов режима». Он отметил, что практически все эти дела не дошли до суда. По его словам, подобные «резонансные дела» заводили, чтобы создать видимость борьбы с коррупцией и «послать сообщение: „Если вы не подчинитесь, будете следующими“». Генпрокурор отметил, что прокуратура прекратила подобные практики.

Также генпрокурор рассказал, что в 2020 году прокуроры проверили работу Metalferos за последние три года. Он отметил, что это расследование, как и дело о краже миллиарда, вели «формально». Стояногло подчеркнул, что в деле Metalferos главным бенефициаром тоже был Плахотнюк.

Кроме того, Стояногло напомнил, что в 2020 году прокуроры начали расследовать дело Lotereia Moldovei.

В тюрьмы не «для галочки»

Генпрокурор отметил, что минувший год был очень тяжелым для прокуратуры из-за конкурса на должность генпрокурора и политической нестабильности. «Мы не боялись принимать непопулярные решения», — отметил Стояногло. Он подчеркнул, что речь идет о пересмотре уголовного дела Вячеслава Платона, и снятии обвинений с некоторых судей и прокуроров. Стояногло сказал, что не считает правильным «заполнять тюрьмы для галочки».

«Мы продолжим принимать непопулярные, но справедливые решения», — пообещал Стояногло. Он подчеркнул, что соблюдение прав человека остается приоритетом прокуратуры.

Разговор с новым президентом

Когда Стояногло закончил отчет, журналисты напомнили ему, что избранный президент Майя Санду не довольна работой прокуратуры за минувший год, и хочет с ним об этом «серьезно поговорить». Генпрокурор ответил, что готов встретиться с новым президентом. «Мы готовы представить всю информацию о работе прокуратуры. Я уверен, после этого мнение госпожи президента изменится. Надеюсь, что нас услышат», — сказал Стояногло.

Осведомленный Платон и исчезнувший Плахотнюк

Стояногло отрицает, что связан с Платоном. Он пояснил, что Платону многое известно о некоторых расследованиях, потому что он давал по этим делам показания. «Мне жаль, что он делает такие заявления […]. По-моему, проблема именно в том, что он делает подобные заявления», — сказал Стояногло.

Затем журналисты спросили Стояногло, почему, будучи депутатом парламента, в 2010 году он вместе с Платоном голосовал против ликвидации экономических судов. «У меня никогда не было никакой связи с господином Платоном», — отметил Стояногло. Он также подчеркнул, что считает, что Молдове необходимы судьи, которые специализируются на экономических преступлениях. Кроме того, Стояногло отметил, что прокуратура уже проверяет последние события, связанные со страховой компанией Moldasig.

Также он рассказал, что Генпрокуратуре не известно, где именно находится Плахотнюк. Он сообщил, что прокуратура «ищет возможность экстрадировать его в страну». Кроме того, он сообщил, что Генпрокуратура послала несколько запросов в разные страны на экстрадицию Плахотнюка.

***

Пока Стояногло проводил брифинг, перед Генпрокуратурой протестовали несколько человек. Они свистели и пытались заглушить выступление генпрокурора. Отвечая на вопросы журналистов, Стояногло отметил, что несколько раз общался с протестующей женщиной: «Я говорил с ней несколько раз. Более того, она сказала мне, что я должен выдержать все их акции». Он отметил, что протестующие каждый день приходят к зданию Генпрокуратуры.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: