«На больших дистанциях ваш разум ломается быстрее тела». Обладатель титула Ironman о границах человеческих возможностей, зоне выживания и о Молдове
13 мин.

«На больших дистанциях ваш разум ломается быстрее тела». Обладатель титула Ironman о границах человеческих возможностей, зоне выживания и о Молдове

Почти 4 км вплавь, 180 км на велосипеде и 42 км бегом. Это Ironman — классическая или «железная» дистанция триатлона, одно из самых сложных спортивных состязаний в мире. Француз Жером Лост (Jerome Lhost) «заболел» триатлоном более 20 лет назад, многократно становился обладателем титула «Железный человек» и собирается участвовать в Ironman до 70 лет. В интервью NM он рассказал, как ему удается совмещать тренировки с работой, как триатлон учит договариваться с самим собой, почему он опасался поездок в постсоветские страны и что открыл для себя в Молдове.

x

«Единственная цель — пересечь финишную черту»

Вы участвуете в чемпионатах Ironman более 20 лет. Как решили заняться триатлоном?

Началось все довольно неожиданно. Я служил в армии, солдатам пообещали выходной, если они выступят за батальон на соревнованиях по триатлону. Это было в 1985 году во французском городе Анси. Нужно было преодолеть олимпийскую дистанцию — 1,5 км вплавь, 40 км на велосипеде и 10 км бегом. Я участвовал в этом соревновании без специальной подготовки, поэтому для меня они прошли в режиме выживания. Но мне очень понравилась смена разных видов спорта — это уникальный опыт перехода от плавания к бегу и затем к езде на велосипеде. Я понял, что заразился «вирусом» триатлона, и стал каждый год участвовать в соревнованиях.

А в Ironman впервые принял участие в 1998 году во французском городе Бурк-ан-Бресс. Я занимался разными видами спорта и одним из самых любимых был альпинизм. Как и все альпинисты, мечтал покорить самую высокую вершину в мире — Эверест. Ironman был для меня своеобразным Эверестом в триатлоне. Я не знал, смогу ли физически проплыть почти 4 км, проехать 180 км на велосипеде и пробежать 42 км. Тогда мне было сложно даже представить, как это можно сделать за 17 часов.

Я дал себе год на подготовку. Тренироваться надо было минимум 10 часов в неделю, а за шесть месяцев до соревнований — до 25 часов в неделю: бег, плавание, езда на велосипеде. Если вы способны продолжать интенсивные тренировки, когда у вас болит каждый кусочек тела,  у вас есть шанс выдержать Ironman.

«На больших дистанциях ваш разум ломается быстрее тела». Обладатель титула Ironman о границах человеческих возможностей, зоне выживания и о Молдове

Ironman — одно из самых сложных однодневных соревнований на планете. Что мотивирует вас на такие колоссальные усилия и изнурительные тренировки?

Случайных людей в Ironman нет. Когда вы готовитесь к Ironman, то как минимум на год изменяете свой образ жизни. И нужно объяснить это дома, на работе, друзьям. Если у вас есть семья, нужно подготовить ее к тому, что, кроме 40 часов работы в неделю, вы собираетесь потратить 25 часов на тренировки. А когда  заканчиваете рабочий день и тренировки, вы ложитесь спать. И все. Вы почти не видите семью и друзей. Это большая жертва.

Что касается моей мотивации — это приверженность делу, потому что очень немногие осмеливаются на этот шаг. Прежде я редко сталкивался с таким уровнем ответственности и обязательств, как в Ironman, потому что он требует больших усилий. Я точно не хотел участвовать в соревнованиях, будучи не вполне подготовленным. К тому же участие в Ironman довольно дорогое.

Что вам помогает на соревнованиях Ironman дойти до финиша?

Надеюсь, то, что я скажу, поможет убедить некоторых людей испытать этот опыт: в день Ironman происходит волшебство. Вы думаете, что он будет похож на тренировочный день, но более долгий и с большими усилиями. Но в день Ironman — и в это трудно поверить — вы ощущаете такую энергию и решимость, что даже подумать не можете о возможности проиграть. Ваша единственная цель — пересечь финишную черту. Даже мимолетная мысль о том, чтобы остановиться, недопустима. Это все равно что год натягивать тетиву, чтобы выстрелить в день Ironman.

Я всегда пересекал финишную черту, но во время соревнований возможны любые ситуации. Могут возникнуть судороги или проблемы с обменом веществ. В течение этого дня вы должны много пить — порой до 10 литров — и есть бананы, энергетические батончики. Я думаю, что Ironman — это настоящая демонстрация победы силы воли над телом. При этом у нас всех есть физические ограничения — у меня травмированы оба колена, прооперированы оба плеча и т. д., но я могу быть выше этого.

«На больших дистанциях ваш разум ломается быстрее тела». Обладатель титула Ironman о границах человеческих возможностей, зоне выживания и о Молдове

«Границы наших возможностей намного шире, чем мы думаем»

Существует ли предел? Каким был ваш лучший результат?

У каждого есть свой предел, и меня нельзя назвать сверхчеловеком. Но, поставив перед собой сверхзадачу, понимаешь, что суперволя приходит постепенно. Для меня это было доказательством самому себе, что я могу делать то, что считаю невозможным. Однажды я сказал своему другу, который занимался со мной триатлоном: «Давай попробуем Ironman». Его ответ меня удивил: «Жером, давай будем реалистами. Мы не созданы для этого. В Ironman суперспортсмены, профессионалы. У нас нет шансов». И добавил, что я не очень вынослив для этого. Через год он наблюдал, как я пересекаю финишную черту Ironman.

Мой лучший результат в Ironman —11 часов 30 минут. Это было в Цюрихе в 2000 году. Соревнование было очень сложным, потому что маршрут лежал через крутые холмы, один из которых назывался «Сердцеедка», а второй «Чудовище». Я сполна почувствовал на себе эти прозвища. И именно там испытал свой предел, потому что тело всячески пыталось меня остановить. Единственный, кто мог приказать телу продолжать действовать, был разум. На больших дистанциях вы можете быть уверены, что ваш разум сломается быстрее тела. Я понял, что, если вы можете тренировать свой ум и управлять им, тело последует за ним. Я применяю техники НЛП, визуализирую, эмоционально подготавливая себя к финишу. Этот позитивный сценарий постоянно в моей голове, как мантра. Все детали нужно очень хорошо подготовить в уме, как короткий и яркий трейлер вашего выступления в день Ironman.

Также нужно быть готовым к проблемам. Например, нужно представить, как вы отреагируете, если у вас будет судорога во время бега, что вы будете делать и как продолжите соревнования. Когда в голове есть четкий сценарий, вы можете выполнить его автоматически. Если у вас нет готового плана, разум может сказать вам: «Все кончено, я не могу бежать дальше». И тогда вы принимаете решение, которое очень трудно изменить.

«На больших дистанциях ваш разум ломается быстрее тела». Обладатель титула Ironman о границах человеческих возможностей, зоне выживания и о Молдове

Что вы чувствуете, когда пересекаете финишную черту?

Это похоже на праздник в полном смысле этого слова. Для меня это не просто финиш дня соревнований, это окончание года гонок и усилий. Ощущения просто сумасшедшие. Даже если вы чувствовали себя очень уставшими перед финишем, когда пересекаете его, вы летите. Конечно, очень приятно ощущать внимание и восторг публики, она очень отзывчивая. Мне также повезло, что на финише меня часто окружали друзья, несколько раз у финиша меня встречали мои дети. А гордость и чувство победы — часть общего состояния.

Что касается чувства превосходства — если и есть вид спорта, который делает вас скромнее, то это Ironman. Да, я очень горжусь победами, но это не заставляет меня чувствовать превосходство над другими. Я всегда осознаю, что за мной бегут люди, но и впереди меня тоже много людей. Главное достижение для меня — это победа над собой, доказывающая, что нас ограничивают лишь установленные нами же рамки, и что на самом деле возможно все.

Ironman — это такое внутреннее путешествие, когда вы много узнаете о себе. Например, когда вы приближаетесь к концу велопробега и понимаете, что нужно еще пробежать 40 км, разум начинает возмущаться: «Эй, ты не сможешь этого сделать. Ты вообще чувствуешь свои ноги? Ты не способен сейчас бежать марафон». И, знаете, я обнаружил, что, когда происходит этот внутренний диалог, в ваших батарейках остается по крайней мере 50% заряда. И это то, чего большинство людей о себе не знают. Поэтому границы наших возможностей намного шире, чем мы думаем. Вопрос в том, как вы собираетесь открыть этот «резервуар» энергии, потому что он не очень-то доступен. Вы находитесь в зоне, где играете с чувством выживания, и ваше тело не хочет, чтобы вы туда попадали. Так что нужно договориться с самим собой и добиться этого.

«Я планирую соревноваться в Ironman до 70 лет»

Вы рассказали об «игре с зоной выживания». Такие сверхчеловеческие нагрузки, с одной стороны, могут быть очень опасными для здоровья, но, с другой стороны, это вклад в здоровое и крепкое тело. Расскажите об этих сторонах медали.

До сих пор вокруг Ironman по этому поводу много споров. Было доказано, что занятия Ironman вредны для здоровья, если вы участвуете в нескольких соревнованиях в год и постоянно к этому готовитесь. Для любителя, который участвует в соревнованиях раз в год или раз в несколько лет, — это нормально. И, конечно, это огромный вклад в здоровье и долголетие. С 1998 года я участвовал в шести Ironman. И  планирую продолжать соревноваться в Ironman каждый год, пока мне не исполнится 70 лет.

«На больших дистанциях ваш разум ломается быстрее тела». Обладатель титула Ironman о границах человеческих возможностей, зоне выживания и о Молдове

Каковы основные условия участия в конкурсе?

Я бы сказал, что в Ironman может участвовать любой человек, если у него нет сердечных или других серьезных заболеваний. Лучше, конечно, обратиться к врачу, который подтвердит, все ли у вас в порядке со здоровьем. Рекомендуется сдать анализ крови: нет ли инфекций, правильный ли метаболизм. Также важно состояние ваших суставов, костей и скелета.

А как насчет условий тренировок: нужны ли специальные беговые дорожки или это не имеет значения? Насколько приемлемо участие в Ironman с финансовой точки зрения?

Чтобы бегать, нужна только пара удобной обуви. Даже если вы живете в городе, можете бегать в парках или даже на улице. С плаванием сложнее — если у вас нет возможности тренироваться в бассейне, может быть, поблизости есть река, озеро, море. Езда на велосипеде во многом зависит от состояния дорог в стране. Но в большинстве стран всегда есть возможность ездить на велосипеде. На самом деле только он требует серьезных вложений, потому что нужен специальный велосипед для гонок. Но можно купить подержанный за €1000. Участие в Ironman в среднем стоит €800. К этому надо добавить транспортные расходы: перелет, отель, питание. Это довольно дорого, но посильно.

Поверьте, сложнее договариваться с собой. Представьте, что вы просыпаетесь утром, и разум тут же шепчет: «О, сегодня идет дождь и так зябко. Может быть, ты потренируешься завтра? А завтра ты сделаешь двойную норму, компенсируешь сегодняшний день. Как тебе эта идея?» Ум внушает сомнения и предлагает утешение. Чтобы избежать этих соблазнов, я разработал ритуал. Накануне вечером я подготавливаю абсолютно все — носки, белье, шорты, обувь, чтобы утром ни одна лукавая мысль не прокралась.

Как вы совмещаете работу с интенсивными занятиями спортом?

Мне повезло, что я работаю на себя, у меня нет начальства и не нужно ездить в офис. Могу организовать свою работу так, как хочу. В то же время у меня жесткий график тренингов по всему миру, и они могут длиться днями напролет. Тренироваться по 10-15 часов в неделю реально для любого. Но когда на это надо 25 часов в неделю — это сложнее. Часто я переношу длительные занятия спортом на выходные. Иногда мне приходится по 10 часов добираться в разные страны на всех видах транспорта, поэтому стараюсь бронировать отели, в которых есть хороший тренажерный зал или бассейн. На самом деле, нет лучшего или худшего времени для тренировок. Лучший момент — когда есть время.

Очевидно, что тренировки делают человека сильнее. Помогает ли вам это в работе?

Многие склонны думать, что качества Ironman можно автоматически перенести в любую другую область. Это не всегда так. Иногда мне кажется, что во время подготовки к Ironman у меня гораздо больше решимости и энергии, чем, когда я должен завершить отчет по работе. В большинстве случаев я действительно считаю, что становлюсь сильнее и устойчивее. Идея вкладывать усилия в работу очень естественна для меня, и, считаю, что она исходит из Ironman.

Вы преподаете в учебном и научно-исследовательском институте ООН (UNITAR), учите дипломатов лидерским навыкам, искусству ведения переговоров и многому другому. Есть ли в вашей работе параллели с соревнованиями Ironman?

Определенно. То, что я испытал на собственном опыте, использую в своих тренингах —даю людям понять, как они могут расширить свои границы. Помогаю людям развивать свои способности, учиться формировать четкую мотивацию, верить в себя и в то, что возможно абсолютно все. Если ваше решение ясное, если решимость достаточно сильная, вы можете достичь гораздо большего, чем большинство людей подозревает.

«Так много разных вин в течение 48 часов я еще не пробовал»

Благодаря соревнованиям и специфике работы вы посетили более 90 стран, в том числе Молдову. Какие страны вас особенно впечатлили?

У каждой страны свое очарование и привлекательность. Есть страны с репутацией туристического рая, и я могу сказать, что некоторые острова, например Маврикий и Куба, действительно этому соответствуют. Но, кроме глянцевых картинок, меня интересуют жизнь людей, их культура, обычаи. Мена поразили Конго, Руанда, Танзания — был по-настоящему очарован их дикой и нетронутой красотой.

Я также побывал во многих странах бывшего Советского Союза и Восточной Европы. Знаете, есть много стереотипов об этих странах, из-за которых поначалу я отправлялся туда с неохотой. Но, когда побывал в России, Украине, Молдове, Чехии, Венгрии и других странах этого региона, был поражен не только пейзажами, но и людьми. Искренность и теплота людей, которых я там встретил, очень отличают их от других стран. Я смог найти там новых друзей — настоящих друзей, людей, которым я доверяю и которые доверяют мне. И нам не нужно никаких приглашений, чтобы приехать в гости, потому что мы всегда рады видеть друг друга. В этих странах я нашел это.

А какие впечатления остались от Молдовы?

К сожалению, я не успел по-настоящему увидеть Кишинев. Но, конечно, продегустировал молдавское вино. Молдова известна своими прекрасными винами, их большим разнообразием. Я — француз и швейцарец и, конечно, люблю хорошие вина. В Молдове я был два раза. И, признаюсь, так много разных вин в течение 48 часов еще не пробовал. Для меня было настоящим удовольствием дегустировать ваши вина. Они прекрасно сочетаются с философией Ironman, если умеренно наслаждаться вкусом.

Люди, которых я встретил в Молдове и встречаю до сих пор, очень теплые, искренние, глубокие, и это то, что нелегко найти в Европе. Я был в Кишиневе по работе, но хотел бы вернуться в Молдову, чтобы участвовать в Ironman. Считаю, что ваша страна заслуживает такого международного события. Было бы приятно ехать на велосипеде, наблюдая ваши мирные пейзажи, и праздновать на финише победу с вашими людьми.

«На больших дистанциях ваш разум ломается быстрее тела». Обладатель титула Ironman о границах человеческих возможностей, зоне выживания и о Молдове

***

Как рассказал NM вице-президент Федерации триатлона Молдовы Александр Мечин, в последние годы в Молдове этот вид спорта стал активно развиваться, а в 2019 году в Ironman участвовали 13 молдавских спортсменов, которые прошли всю дистанцию. При этом, как подчеркнул Мечин, они показали достаточно высокие результаты.

Справка NM: Жером Лост (родился в 1964 году) — основатель и генеральный директор международной консалтинговой компании The November Company, активный член Non Violence Project Foundation, старший тренер Учебного и научно-исследовательского института ООН (UNITAR). Будучи старшим консультантом института в Женеве, Москве и Дубае, он работает на международном уровне и с частным, и с государственным секторами, оказывая услуги обучения и коучинга. Жером Лост руководил более 40 крупномасштабными международными проектами в более чем 60 странах.

Екатерина Кожухарь, Женева

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: