«Нам всем придется жить в новой реальности». 7 историй о том, как коронавирус меняет жизнь Приднестровья
9 мин.

«Нам всем придется жить в новой реальности». 7 историй о том, как коронавирус меняет жизнь Приднестровья

Эпидемия коронавируса вынудила многих не только кардинально изменить привычки и образ жизни, но и сменить работу и задуматься о том, что будет после. После Covid-19. NM публикует истории приднестровцев, которые рассказали, как  в середине марта добирались из Европы домой, как, приехав на денек в Тирасполь, застряли там надолго, почему сменили работу и как справляются с тревожными мыслями об эпидемии и о будущем.

«Думаю, они рады, что я сейчас с ними»

Настя Емельянова, 22 года

14 марта я на несколько дней приехала в Тирасполь навестить родителей. Уже пять лет я живу в Кишиневе. Работаю декоратором, клубным фотографом и учусь на последнем курсе Славянского университета.

Когда ехала в Тирасполь, даже подумать не могла, что границу закроют. Кроме прочего, я не взяла с собой никаких вещей. Сейчас в Кишинев вернуться не могу, я даже и не пыталась, так как прописана на правом берегу.

Живу с мамой, папой и сестрой.  Рада оказаться с семьей в это время. А то, что в Кишиневе остались все вещи и вся моя жизнь, ничего.

Семья восприняла эту ситуацию с юмором. Бабушка предлагала мне сходить в секонд-хенд и прикупить вещей, папа отдал свои спортивные штаны, а мама просто смеется над всем этим. Думаю, они рады, что я сейчас с ними.

Не думаю, что буду сидеть здесь до конца мая. И еще меня беспокоит, как окончу университет, и что будет с моей работой.

Сейчас думаю о том, как можно зарабатывать удалено, ведь я осталась без денег, а сидеть на шее у родителей не хочется.

«Это на какое-то время выбило меня из колеи»

Павел, 35 лет

Всю жизнь занимался народными танцами и работал в ансамбле «Жок». Потом уехал за лучшей жизнью в Китай и прожил там четыре года. Несколько месяцев назад открыл визу и нашел работу в Америке. Правда, не по специальности.

Три месяца я работал на заводе. В марте вернулся в Приднестровье и собирался поехать в Румынию, чтобы продлить визу. Но сделать это помешали введенные в Румынии меры из-за эпидемии коронавируса. Я понял, что это надолго.

У меня семья — жена и двое детей. Конечно, понимание того, что я не смогу вернуться в Штаты и продолжить там работу, выбило меня на какое-то время из колеи. Я сразу понял, что и Молдову скоро ждет карантин, поэтому устроился работать в тираспольское такси.

В итоге границы закрыли и в Приднестровье. Работа в такси — вынужденная мера, но так я смогу хоть как-то обеспечить свою семью. В первые дни ЧП было очень много заказов, сейчас все меньше и меньше. Думаю, что люди все больше понимают, в каком мире мы начали жить, и стараются оставаться дома.

Нам нужно всем соблюдать профилактические меры, потому что Восточная Европа — не Китай, и об этом уже говорит ситуация в Италии.

«Ручка была одна на 13 человек»

Анастасия Огнева, 27 лет

Я выехала из Берлина ночью 13 марта. На микроавтобусе одной из частных молдавских компаний. Неприятности начались сразу. Вместо положенных восьми человек в автобусе было 13, включая двух водителей. Я ехала со своей собакой Громом. Купила ему отдельное место. Но воспользоваться им не получилось. Водитель грубо сказал мне, что буду сидеть на переднем сиденье вместе с Громом.

Путь из Берлина в Кишинев обычно занимает 30 часов, мы ехали 54 часа. Нас не пропустили через Чехию. Развернулись и поехали через Австрию. Затем проехали Венгрию и Румынию. Мы нигде не заполняли эпидемиологические анкеты— только на молдавской границе.

Нас попросили выйти из автобуса и раздали бланки. Ручка была одна на 13 человек. Попросили заполнять анкеты именно ею. Молдавские таможенники были в масках. Они, видимо, думали только о себе.

16 марта приехали в Кишинев. Я сразу отправилась домой в Бендеры, взяв такси. На приднестровском КПП  заполнила еще один эпидемиологический лист.

О том, что теперь я 14 дней должна провести на карантине, узнала, когда мне позвонила врач. Никаких анализов не брали. На следующий день пришли из МВД проверить, дома ли я.

На карантине я уже восемь дней. Со мной в квартире находится мама, правда, она не заходит ко мне в комнату. Реагирует на ситуацию спокойно. Никаких симптомов у меня нет.

Карантин считаю адекватной мерой. Правда, из своего окна вижу совсем другую картину. На улице много людей, которые игнорируют режим чрезвычайного положения. Мне кажется, что сейчас каждый должен вести себя сознательно и понимать, что все эти ограничения необходимы.

По профессии я мастер татуировок. Вернувшись из Берлина, планировала открыть ИП и начать заниматься своим делом, даже была уже клиентская база. Теперь работаю удаленно, рисую иллюстрации. Из карантина выйду 30 марта. Не скажу, что для меня это тяжелое время. Сейчас прохожу разные онлайн-тренинги, много работаю, помогает и мой любимый Гром.

Также я работаю по скайпу с психотерапевтом. Мы разрабатываем для меня вспомогательные практики, которые помогают мне пережить вынужденную изоляцию. Например, мне хорошо помогает снизить тревожность медитация. Еще я ограничиваю информацию о коронавирусе. Захожу только на сайт ВОЗ, смотрю Пивоварова и Курпатова.

Но не могу не думать о том, что моя профессия будет невостребованной, когда это все закончится. Татуировки — не первая необходимость. Поэтому сейчас самое время подумать о новой профессии.

«Но есть и хорошая сторона — эта работа без суеты и спешки»

Андрей, 40 лет

Мы думали, что меры, предпринятые руководством Приднестровья, очень ударят по среднему бизнесу. Но сейчас власти хотят ввести налоговые послабления. Реальность такова, что все бары и рестораны в Приднестровье закрыты с 15 марта.

Сейчас мы экстренно выплачиваем всем зарплаты, а дальше будем действовать в зависимости от мер, которые предпримут власти.

Если говорить о доставке, и о том, сколько мы на этом зарабатываем, то эта история совсем не наша. У нас такие заведения, в которые люди ходят, чтобы себя показать и на других посмотреть.

Некоторые предприятия, специализирующиеся на доставке, предлагают еще и людей перевозить, если им по пути. Но я считаю это безответственным. Получается, что вместе с едой в машине может находиться зараженный человек. Какой тогда смысл в карантинных мерах?

Сейчас я сменил свою работу администратора на работу дневного охранника. Зарплата, конечно, не та, но есть и хорошая сторона — эта работа без суеты и спешки.

Нынешняя ситуация новая и непонятная, сейчас нам всем придется жить в новой реальности и изменяться вместе с ней.

«Теперь — всё, границы закрыли»

Егор, 33 года

Хорошо уже то, что власти пытаются смягчить экономический удар по населению и бизнесу. Например, 16 марта мне всегда приходила СМС о выплате рассрочки, сейчас она не пришла.

У меня небольшой парфюмерный бизнес. Ситуация пока никак не сказывается на мне, так как я вовремя закупил продукцию в Украине. Поэтому свое ИП не собираюсь замораживать.

Как ситуация с ЧП сказалась лично на мне? Первое — я курильщик, и раньше ездил за сигаретами в кучурганский Duty Free. Там дешевле. Теперь — все, границы закрыли.

Второе — мне непонятны меры ограничения движения общественного транспорта. В маршрутке я могу заразиться коронавирусом, а в очереди в банк или в магазин нет?

«Новая ситуация мало повлияет на работу приднестровских НКО»

Евгений Дунаев, руководитель ИПЦ «Априори»

Я совсем недавно почувствовал, что и для Приднестровье коронавирус — это реальность, когда увидев перед «Шерифом» скопление людей, которые проходили контроль при входе. Решил, что это — отличный повод поддержать мелкий бизнес, и пошел за продуктами в маленькие магазинчики.

Для меня новая ситуация ничего не изменила и для информационно-правого центра «Априори» тоже. Мы уже года полтора назад перевели работу в режим «облачный офис».

Занимаясь общественной деятельностью, ты волей-неволей всегда «при исполнении» и готов работать, где угодно и когда угодно.

Клуб «№ 19», к сожалению, на время пандемии нам пришлось закрыть. Решили сделать это, еще когда наш президент выступил с призывом к сознательности.

В долгосрочной перспективе, думаю, что ситуация с пандемией мало повлияет на работу приднестровских некоммерческих организаций (НКО). Разве что, похоже, благодаря вирусу неплохо распространятся технологии онлайн-встреч. Мы вот даже мероприятия Клуба пробуем сейчас перенести в онлайн-формат.

«Из-за коронавируса я перестала ездить к своим родителям»

Александра Долгополова, 22 года, администратор клуба «№ 19»

До эпидемии коронавируса думала, что эта весна у меня будет замечательной. На 22 марта у меня была запланирована образовательная поездка в Прагу, ее отменили из-за обстановки в Чехии. Но это только предыстория. Еще до введения ЧП в Приднестровье нам пришлось отменить концерт в клубе «№ 19». Сейчас занята тем, что отменяю запланированные мероприятия.

Теперь мы думаем, как организовать работу по-другому. Планируем устраивать онлайн-трансляции с приднестровскими чиновниками и медработниками на тему пандемии коронавируса. Мы пока только думаем, что можно было бы сделать интересного для аудитории нашего Клуба с обычными для нас онлайн-трансляциями и интерактивом, но при «пустых трибунах».

Давно хотим запустить в нормальном режиме наш YouTube канал, но все не доходили руки. Может, эта ситуация как раз поможет.

Расстроена, что закрылись рестораны. У нас была традиция в конце недели пропускать по рюмочке Бехеровки.

Из-за коронавируса я перестала ездить к своим родителям. Я живу в Тирасполе, они — в Бендерах, добраться сейчас туда из-за ограничений с транспортом проблематично. А на работу пока что езжу на велосипеде. Боюсь, если введут полную изоляцию, сойду с ума.

***

В Приднестровье с 17 марта ввели режим чрезвычайного положения. Пока до 5 апреля. Закрыты школы, детсады и вузы. Запрещены массовые мероприятия. Ограничено движение общественного транспорта. Междугороднее сообщение закрыто. Не работают рестораны и бары. В сфере торговли работают только продуктовые магазины и рынки.

После введения ЧП в Приднестровье приостановлена деятельность 570 учреждений. Среди них около 100 спортивных залов, больше 300 увеселительных и торговых объектов, 150 парикмахерских и салонов красоты.

В Приднестровье, по данным на вечер 24 марта, 7 подтвержденных случаев коронавируса. Всех заболевших и людей с симптомами Covid-19 размещают в Слободзейской районной больнице, где организовали центр лечения таких больных.

Материал написан в рамках Школы NM для региональных журналистов.

x