«Не стоит доверять всему, что пишут в прессе»
Интервью NM о рисках фальсификации выборов президента и роли СМИ
«Не стоит доверять всему, что пишут в прессе»
Интервью NM о рисках фальсификации выборов президента и роли СМИ
Какие главные риски несет пандемия для проведения демократических свободных выборов? Стоит ли опасаться фальсификации итогов голосования диаспоры и граждан Молдовы, живущих в Левобережье? При каких условиях оправдан перенос даты проведения выборов? Об этом в интервью главному редактору NM Галине Васильевой рассказали глава Международной миссии Европейской сети организаций по наблюдению за выборами ENEMO Дритан Таулла и глава офиса посольства Нидерландов в Молдове Флорис ван Эйк. Миссия ENEMO проведет мониторинг президентских выборов в Молдове.
Впервые выборы будут проходить в условиях пандемии. Какие в нынешней ситуации вы видите риски для демократических выборов, обусловленные, в первую очередь, эпидемией?
Флорис ван Эйк: Бесспорно, мир изменился. Не только Молдова сейчас сталкивается с вызовами. В первую очередь эпидемия отразилась на формате избирательной кампании. Скажется это и на том, как будет организована работа избирательных участков, и как вообще пройдет голосование в день выборов. Поскольку избирательный процесс имеет огромную важность для демократии, мы считаем, что, если обеспечить все необходимые меры предосторожности, избирательный процесс должен проходить, как и было запланировано.

Из-за эпидемии у избирательных конкурентов нет возможности встречаться с избирателями, как они это делали раньше.

И мы очень рады, что ЦИК заявил, что будут соблюдены все предосторожности, необходимые для обеспечения безопасности во время голосования и работников избирательных участков, и граждан. Мы призываем население Республики Молдова в первую очередь быть активными гражданами и прийти проголосовать. При этом соблюдать все меры, то есть надевать маски, не нарушать дистанцию и т.д.

Дритан Таулла: Естественно, пандемия повлияла на все аспекты жизни, в том числе на демократию. Сейчас мы наблюдаем за этим во многих странах. Режимы стали более авторитарными, потому что были утверждены новые правила и законы, чтобы обеспечить охрану общественного здоровья. И это в какой-то мере затрагивает права человека, политические права граждан. Поэтому необходимо очень внимательно выдерживать баланс между мерами защиты и соблюдением прав граждан.

Сложно определить, где проходит эта грань. На примере разных стран мы видим, как это повлияло на избирательный процесс, на явку. В некоторых странах люди предпочли остаться дома, явка была очень низкой. Но в других странах, где были обеспечены все необходимые меры защиты безопасности, наоборот, граждане были довольно активными. Например, на выборах, прошедших недавно в Южной Корее.

Возвращаясь к Молдове. Безусловно, пандемия существенно повлияет на избирательный процесс и проведение выборов. И здесь у СМИ будет еще более важная роль. Как я понимаю, эти правила, установленные на время пандемии, уже повлияли на процесс сбора подписей в поддержку кандидатов для их регистрации, повлияют они и на проведение голосования в день выборов. Тут уже, конечно, дело за ЦИКом, за районными и окружными избирательными комиссиями, которые должны будут обеспечить все меры для защиты граждан от эпидемиологических рисков. И при этом они должны обеспечить, чтобы этот процесс прошел гладко и гражданам дали возможность проголосовать.
Пандемия существенно повлияет на избирательный процесс и проведение выборов. И здесь у СМИ будет еще более важная роль.
Пандемия существенно повлияет на избирательный процесс и проведение выборов. И здесь у СМИ будет еще более важная роль.
Как, по вашим наблюдениям, эти меры уже повлияли на сбор подписей?
Дритан Таулла: Это логическая дедукция — мы предполагаем.

Но мы, Миссия международных наблюдателей, признательны правительству Молдовы за то, что с наблюдателей сняли обязательство провести время в самоизоляции. Важно, что пропускают и наблюдателей, прибывших из «красной зоны».
То есть в Молдове созданы все условия для международных наблюдателей?
Дритан Таулла: Все аккредитованные наблюдатели беспрепятственно могут приехать в Молдову, никаких ограничений в этом нет. Но, конечно, уже на месте необходимо соблюдать все правила и ограничения, которые действуют для граждан Молдовы, и для всех, находящихся на ее территории.

Флорис ван Эйк: Как дипломат тоже хочу отметить, что в первую очередь нам важно, что у молдавского правительства есть интерес и желание допустить наблюдателей к работе. Но, конечно, наблюдателям будет сложнее работать, потому что существуют ограничения, связанные с пандемией.
Вы отметили, что роль СМИ на этих выборах еще более усилилась. В сравнении с предыдущими выборами, по вашим оценкам, как сейчас обстоят дела со свободой слова? Изменилось ли что-то, связанное с концентрацией медиа в определенных руках?
Флорис ван Эйк: Концентрация СМИ в определенных руках, конечно, вызывает обеспокоенность. В контексте пандемии это стало еще более актуальным. Нет прежних возможностей проводить избирательную кампанию в прямом контакте с гражданами. Сейчас граждане все больше полагаются на информацию из СМИ.

С лета 2019 года произошли определенные политические изменения, но сейчас очень сложно делать выводы о том, как это сказалось на владении СМИ. Действительно, СМИ в основном сконцентрированы у нескольких групп. Мы как дипломатическая миссия в Республике Молдова поддерживаем независимые качественные СМИ, которые, как правило, небольшие, и которым очень сложно выживать за счет рекламных доходов.

Дритан Таулла: Концентрация СМИ в определенных руках всегда влияет не только на избирательный процесс, но и на всю демократию. Это значит, что в прессе представлено меньше разных мнений, а у людей в итоге нет доступа к их многообразию. В то время как небольшие молдавские СМИ пытаются выжить и им сложно это делать на маленьком рынке, более крупные СМИ, у которых получше обстоят дела с финансами, при этом испытывают политическое влияние на редакционную политику.

Сейчас очень активно развиваются онлайн-СМИ. Для многих источником информации становятся и социальные сети. При этом в соцсетях сложно отслеживать избирательную кампанию. В них могут размещать рекламу сторонние лица, которые не декларируют свою аффилированность к какой-либо партии или кандидату. Тем не менее они проводят для них кампанию. Соответственно, люди черпают много информации из социальных сетей и попадают под влияние.

Наша миссия не занимается мониторингом прессы, для этого необходимо очень много ресурсов. Но мы отслеживаем работу Совета по телевидению и радио (СТР). В наших отчетах о предыдущих выборах, в том числе парламентских в 2019 году и президентских в 2016, мы писали, что СТР (ранее КСТР) не совсем эффективно выполнял свою задачу.
Концентрация СМИ в определенных руках, конечно, вызывает обеспокоенность. В контексте пандемии это стало еще более актуальным.
Сейчас СТР — независимый орган?
Дритан Таулла: Поживем-увидим, как СТР справится в этот раз. Но частично проблема, и это было указано в наших прежних рекомендациях, заключается в нормативно-правовой базе.
Согласно законодательству, сроки, в которые по итогам мониторинга устанавливают санкции, слишком длинные. Мы рекомендовали, чтобы на время избирательных кампаний создали все условия делать, чтобы делать это оперативнее. Если какое-то СМИ 20 дней дезинформировало население, потом только через 20 дней на него накладывают санкции, то они уже успели сделать все, что хотели, потому что избирательная кампания длится 30 дней.
На каждых выборах в Молдове голосованию диаспоры предшествует скандал. Предстоящие выборы — не исключение. На этих выборах в России откроют на 6 избирательных участков больше, чем на выборах в 2019 году. Это вызвало шумиху и недовольство некоторых политиков. Правда, они аргументируют его тем, что в РФ фальсифицировали списки. При этом в РФ живет многочисленная молдавская диаспора. Каков риск, что голосование диаспоры в России сфальсифицируют? Эффективна ли на ваш взгляд молдавская формула определения числа участков за рубежом?
Флорис ван Эйк: У Молдовы довольно большая диаспора. Примерно 9% населения живет за границей. В основном в Западной Европе и в России. И, конечно, у них есть право голосовать, чтобы определять политическое будущее своей страны.

Число избирательных участков, которые открывают за рубежом, зависит не только от того, как организован избирательный процесс, но еще и от условий принимающей страны. В некоторых государствах участки можно открывать только при дипломатических миссиях. В других странах этого ограничения нет. Пандемия тоже наложит определенные ограничения, потому что граждане в этих условиях должны будут как-то прийти и проголосовать. А в разных странах сейчас разные меры охраны общественного здоровья. Поэтому в этой связи будем наблюдать за тем, сколько избирательных участков откроют в итоге. Надеемся, что много, и у всех молдавских граждан, живущих за границей, будет возможность проголосовать и таким образом выразить свое мнение. Да, мы тоже слышали обвинения о том, что при определении числа участков в РФ были фальсификации. Если обвинения действительно обоснованы, это необходимо расследовать.

Дритан Таулла: То, что у молдавской диаспоры есть возможность голосовать, — это уже очень хорошо. Например, в Албании, откуда я родом, тоже очень большая диаспора, но у нее нет возможности голосовать. Если обвинения в подделке подписей, чтобы открыть участки, обоснованы, конечно, соответствующие органы должны расследовать это. Это касается любых нарушений, которые где-то наблюдают и выявляют в рамках избирательного процесса. С технической точки зрения, всегда можно что-то улучшить и, конечно, формулу определения числа участков.

Не бывает такого, чтобы все было идеально. Все зависит от того, как этот механизм потом применяют, какие намерения у власти — злоупотребить или применить должным образом? А что касается избирательных участков, которые открыты и будут работать в других странах для молдавской диаспоры, все еще будет зависеть от того, как будет организована работа там. С соблюдением всех, в том числе местных правил и мер.
Есть еще один вопрос, который вызывает ажиотаж, — голосование граждан Молдовы, живущих в Левобережье. Из-за режима, введенного Красносельским, они ограничены в передвижении, но 1 ноября им разрешили выезжать голосовать. Местные советы в некоторых селах саботируют открытие участков для голосования избирателей из Приднестровья. Некоторые политические силы это поддерживают, так как опасаются фальсификации голосования (такое уже было во время прошлых парламентских выборов). Можно ли тут говорить о дискриминационном подходе в отношении наших граждан в Приднестровье?
Флорис ван Эйк: Молдавские граждане, живущие на левом берегу, точно так же, как и все остальные, имеют право голоса. И мы очень рады, что молдавское правительство о них думает и пытается что-то сделать в этом направлении. Но мы озабочены тем, что на левом берегу нет условий для проведения избирательной кампании. При этом у граждан не будет возможности проголосовать в Левобережье, им нужно будет приехать на правый берег, чтобы воспользоваться своим правом. С одной стороны, возникает первый вопрос — насколько люди будут проинформированы, насколько им будут известны все кандидаты. И, с другой стороны, очень сложно будет отследить возможные нарушения, ведь у наблюдателей нет доступа на левый берег. И, конечно, это всегда было проблемой, остается проблемой и останется проблемой. Приднестровский регион и отсутствие возможности контролировать и наблюдать, что там происходит, и как соблюдают все права граждан. Но тем не менее нам остается только ждать выборов и смотреть, как это все произойдет.

Конечно, ЦИКу необходимо провести разъяснительную работу с местными администрациями и вместе организовать этот процесс так, чтобы соблюдались все меры безопасности. Понятно, что есть опасность фальсификации. Но, опять же, если будут выявлены фальсификации, необходимо, согласно процедуре, обращаться в компетентные органы, которые должны это расследовать. Несмотря на то, мы понимаем, что в случае с Приднестровьем это крайне сложно.

Дритан Таулла: Мы понимаем опасения местных администраций, в том числе связанные с пандемией. Проблема эта существовала всегда. Мало того, что у молдавских граждан из Левобережья нет возможности проголосовать по месту жительства, им приходится ехать на правый берег, а тут еще ограничения, связанные с пандемией. Наша миссия, конечно, будет очень внимательно следить за избирательным процессом на тех избирательных участках, где должны будут голосовать граждане Молдовы из Приднестровья.
Мало того, что у молдавских граждан из Левобережья нет возможности проголосовать по месту жительства, им приходится ехать на правый берег, а тут еще ограничения, связанные с пандемией.
Злоупотребление административным ресурсом, давление на местных лидеров, бизнесменов и госслужащих, запущенные в нужный момент фейки — это распространенные практики всех прошлых выборов. Что на этот раз вызывает наибольшие опасения?
Флорис ван Эйк: Именно на это мы будем обращать внимание в процессе проведения выборов. Как уже было отмечено, пандемия повлияет на избирательный процесс. И сейчас, чтобы информировать избирателей, все будут больше полагаться на СМИ и социальные сети.
Соответственно, с точки зрения манипуляции общественным мнением, скорее, фейковые новости представляют наибольший риск.

В этой связи хотел бы призвать граждан Молдовы критически подходить к информации, которую они узнают в прессе и социальных сетях. В общем, не доверять всему, что пишут в прессе, а перепроверять, читать разные источники, разные СМИ.

Дритан Таулла: Мы не можем сказать, чего ждем. Мы будем тщательно отслеживать происходящее. Если будут нарушения, сообщим об этом, включим в наши отчеты и рекомендации.
Хорошо, конкретный пример: 30 сентября, за день до начала предвыборного периода, президент Игорь Додон сообщил, что Россия предоставит молдавским фермерам деньги вместо топлива. Додон уточнил, что убедил в этом РФ, так как процедура получения топлива длительная, а так будет быстрее. Вероятно, деньги будут раздавать во время предвыборного периода. Это нормальная практика? Как это соотносится с демократическими выборами?
Дритан Таулла: Это деликатный вопрос. С одной стороны, действующий президент продолжает исполнять свои обязанности, и все правительство должно продолжать функционировать, выполнять свою работу как положено. Согласно молдавскому законодательству, избирательная кампания началась 1 октября. С другой стороны, тут очень тонкая грань между выполнением своих ежедневных обязанностей и участием в избирательной кампании. Здесь уже есть вопрос обеспечения равных возможностей для участия всех кандидатов. Но в принципе у тех, кто занимает какой-то пост, всегда и во всех странах есть преимущество.

В частности, о вашем примере: мы никогда не рассматриваем отдельно какие-то эпизоды, всегда в контексте того, что происходит до и после. Конечно, мы это отметим для себя, и в процессе наблюдения будем проводить параллели.
То есть вы будете следить за этим эпизодом кампании. Не обязательно, чтобы сам Додон раздавал эти деньги, чтобы квалифицировать это как нарушение?
Дритан Таулла: Это касается тщательного анализа, который мы проводим, если выявляется какое-то нарушение. То есть сейчас я бы не стал предполагать, что может произойти.

Флорис ван Эйк: Если будут обращения или нарушения, все это будет включено в отчет.

Дритан Таулла: Ну и, конечно, наша миссия сводится не только к наблюдению. Мы также общаемся с местными представителями, например, неправительственными организациями, изучаем их оценку и наблюдения. Поэтому мы собираем информацию из разных источников.
Хотел бы призвать граждан Молдовы критически подходить к информации, которую они узнают в прессе и социальных сетях. В общем, не доверять всему, что пишут в прессе, а перепроверять, читать разные источники, разные СМИ.
Деление страны на разные зоны с учетом опасности распространения коронавируса и, соответственно, возможное введение разных ограничительных мер в разных районах: как это скажется на равенстве условий и шансов в избирательной гонке?
Дритан Таулла: Если все будут исполнять закон, то красная зона останется красной для всех кандидатов. По идее, если не искать лазеек, то это не влияет на равные шансы для кандидатов. Но у жителей красных зон может быть ограничен доступ к прямому общению с кандидатами. Эта избирательная кампания будет проходить по-другому, в основном придется полагаться на СМИ. Поэтому очень важно, будет ли у граждан доступ к разным источникам информации.

Флорис ван Эйк: Сейчас во всех странах мира пандемия влияет на качество избирательного процесса. Это данность, с которой надо смириться, ничего не можем с этим поделать. Нам надо акцентировать те аспекты, за которыми мы можем уследить. Важно, чтобы СМИ работали добросовестно, необходимо мониторить то, что происходит в социальных сетях, ЦИК должен обеспечить все необходимые меры. Но то, что в этом году кампания не будет идеальной, мы ничего с этим не можем сделать, это факт.
С учетом пандемии, при каких условиях оправдан перенос даты проведения выборов? Муссируется информация, что такой вариант рассматривают.
Флорис ван Эйк: Никому не известно, как будет развиваться пандемия. Если она усугубится настолько, что нужно будет принимать какие-то меры, так как государство должно защищать здоровье своих граждан, тогда это необходимо сделать абсолютно прозрачно. Обоснованно, чтобы все было понятно и ясно. Надеемся, такой необходимости не будет, но, если это произойдет без резонных обоснований, это будет означать лишение граждан основного, фундаментального права.

Дритан Таулла: Если будет необходимость принять такое решение, то оно должно быть, как сказал господин Флорис, полностью прозрачным, обоснованным. Кроме этого, такое решение нельзя принимать единолично, а только по результатам консультаций со всеми органами, профильными организациями, в том числе международными, и с кандидатами. То есть все стороны должны быть убеждены в том, что эта мера абсолютно необходима. Иначе доверие к избирательному процессу будет подорвано, это будет критическим фактом.
Текст: Галина Васильева
Оформление: Кристина Демиан
Фото: Татьяна Султанова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: