Немецкий Neue Heimat
Как Молдова стала общим домом для разных народов
Часть восьмая
Первая массовая миграция немцев на территорию тогдашней Бессарабской автономной области (позже – Бессарабской губернии) началась после 29 апреля 1812 года, сразу после подписания Бухарестского мирного договора.

Тогда в новосозданной области ее южные части, в особенности Аккерманский и частично Измаильский уезды, расположенные в Буджакской степи, были практически пусты. Причина их специфическое положение: до войны эти регионы населяли в основном буджакские татары, с которыми у Российской империи отношения были крайне враждебными еще с XVI века.

Карта Бессарабской губернии с добавлением границ уездов
NM продолжает спецпроект о том, как на территории нынешней Молдовы появились и жили представители разных национальностей, и какой вклад они внесли в историю и культуру страны. Предыдущие материалы цикла были посвящены евреям, гагаузам, украинцам, полякам и армянам, болгарам и ромам.
Пустые степи Буджака
Местные татары по-прежнему сохраняли кочевой образ жизни, периодически нападали на местное молдавское и славянское население, захватывали заложников и практически никогда не смешивались с местным населением. Они даже сформировали «Буджакскую орду» со столицей на месте современных Каушан – своеобразное государство в государстве во главе с одним из представителей знатного татарского рода Гиреев, которое сначала подчинялось крымскому хану, а затем турецкому султану.

Буджакская Орда активно воевала с местным населением и властями Молдавского и Валашского княжеств, а в 1781 году даже разграбила небольшой в то время город Кишинев. Именно турецкая власть еще в 1480-1500 годах переселила на эти территории лояльных себе подданных. После того как вся Бессарабия стала частью Российской империи, буджакские татары бежали на юг, за Дунай, а небольшую их часть, которая попробовала остаться, российские власти выселили в район современной Запорожской области Украины, но вскоре тоже ушла оттуда за Дунай. Не ассимилированная часть этого народа и сегодня живет в Румынии, преимущественно в городе Medgidia и коммуне Cobadin жудеца Constanta.

Варшавские поселенцы
Опустошенные территории при этом стали пограничными для Российской империи. Это вызывало множество опасений в первую очередь со стратегической точки зрения. Благодаря этому российский император Александр I издает указ от 29 ноября 1813 года «О гарантиях новым колонистам», который, среди прочего, обещает всем новым поселенцам опустошенных территорий следующие привилегии:
Выделение 60 десятин земли (около 60 га) на каждую семью
Отсутствие всех налогов на 10 лет
Местное самоуправление на уровне поселений и право избирать главу поселения
Право на получение школьного образования на родном языке (при условии постройки собственных школ)
Свободу религии и построения церквей другой веры, отличной от православной христианской (в тех частях империи, которые считались по большей части православными, построение неканонического храма было сопряжено с множеством трудностей)
Освобождение от воинского призыва для мужчин и их потомков до конца жизни
Единовременная дотация из казны – беспроцентный кредит на семью (выдавали не автоматически, но всем обращавшимся по прибытии на место)
Манифест был направлен в первую очередь на немецких колонистов, живших тогда на территории разделенной Польши, особенно в регионах современной Варшавы и Лодзи. Они и стали первыми немецкими колонистами в южной Бессарабии. Одной из причин, кроме экономических, была и социально-политическая: «варшавские немцы» в массе своей только несколько лет жили в Варшавском герцогстве, будучи выходцами из немецкой Пруссии, и их отношения с польским населением и местной властью по понятным причинам были напряженными. Причиной этого были и национально-политические различия, и религиозные (польское католичество и немецкий протестантизм), и статус «пришлых» у немцев, которые оказались на территории разделенной Польши всего несколько лет назад. Опустошенная территория южной Бессарабии, на которой просто не осталось местного населения, по этим же причинам казалась немецким колонистам намного более привлекательной, особенно учитывая право учиться в собственных школах и ходить в собственные церкви. Эти колонисты получат в истории ретроспективное название «варшавские поселенцы».
Jahr ohne Sommer
Однако слухи о льготах и привилегиях распространялись быстро, и уже в 1814-1816 году на юг Бессарабии двинулась вторая волна переселенцев – из немецкого королевства Вюртемберг (Königreich Württemberg), расположенного на юго-западе современной Германии (сегодня – федеральная земля Баден-Вюртемберг), которое тогда переживало сложные времена из-за сделанной его королем Фридрихом ошибочной ставки на Наполеона, и ввергнувшим государство в экономический и политический кризис. Эмиграция немецкого населения, причем состоятельного – они отказывались от предлагаемого кредита при поселении в Бессарабии – достигла пика в 1817-1818 годах, когда новый король Вюртемберга Вильгельм отменил очень непопулярный закон о запрете на эмиграцию, который его предшественник ввел в тщетной попытке стабилизировать экономическую ситуацию.

Но главной причиной роста миграции в Бессарабию стала климатическая катастрофа, обрушившаяся в это время на большую часть Европы. 1816 год стал одним из самых тяжелых для сельского хозяйства по всей Европе. За это в немецких государствах он получил историческое название Jahr ohne Sommer (Год без лета). 1816 и сегодня остается самым холодным летом с начала систематических наблюдений за погодой, когда в июне-июле средняя температура не поднималась выше нескольких градусов по Цельсию, а по ночам и на рассвете ударяли заморозки, в прямом смысле слова уничтожавщие все сельское хозяйство. Результаты «года без лета» были катастрофическими для экономики большинства стран Европы и США (там этот год прозвали eighteen hundred froze to death – тысяча восемьсот замерзший насмерть). А вот южную Бессарабию этот климатический кризис практически не затронул. И это вместе с предложенным набором привилегий привело к огромной волне миграции немецких колонистов. К «вюртембергской» волне по схожим причинам присоединилась волна «баденская» - немецких колонистов из соседнего Великого герцогства Баден.
Впрочем, именно ужасной погоде лета 1816 года мировая литература обязана появлением повести «Франкенштейн или Современный Прометей», которую Мэри Шелли написала, в том числе потому, что физически не могла выйти из заваленного снегом дома в Швейцарии. А ее коллега по ремеслу Джон Полидори написал первый опубликованный в мировой литературе рассказ о вампирах, будучи запертым в этом же доме вместе с Шелли и лордом Байроном, который и стал прототипом первого в литературе «вампирского образа».
Была и третья, особенная волна, и, пожалуй, самая трагическая – переселенцы, которые искали религиозной свободы. В первую очередь это были представители движения «пиетистов» (Pietismus) – специфического течения внутри лютеранской и протестантской церквей, созданного немецким богословом из Франкфурта-на-Майне Филиппом Шпенером. Суть пиетизма в отдалении от мирских забот, отказе от развлечений и споров, изучение Библии при полном пренебрежении любыми внутрицерковными авторитетами, почти полный отказ от основных церковных таинств. При этом долгом каждого адепта была благотворительная и миссионерская деятельность. И очень скоро это вызвало гонения на пиетистов даже среди других течений протестантизма и кальвинизма.

Сторонники пиетизма тоже предприняли попытку попасть на земли, где им обещали религиозную свободу, но сделали это на кораблях, которые шли по Дунаю. В конечном итоге они оказались на маленьких необитаемых островах в дельте Дуная (современная южная граница Румынии и Украины), прежде чем по реке добирались до Измаила. Во время такого путешествия умерли до четверти переселенцев, которые не были приспособлены к морскому делу и страдали от морской болезни. Их стремление попасть в земли, где есть религиозная свобода, объяснялась еще и старинным принципом «чья земля, того и вера» – в немецких королевствах и княжествах население должно было или следовать вере правящей династии, или уезжать из страны, или подвергаться гонениям.
с 1814 по 1833 год
с 1814 по 1833 год
на пустые земли южной Бессарабии эмигрировало около
10 000 немцев.
Естественно, они не были единственными колонистами (вместе с болгарами, греками, гагаузами), но стали, пожалуй, самыми организованными, социально и экономически активными. Кроме того, немцы из немецких герцогств и королевств, которые потом объединятся в Германию, обособлялись от швейцарских немцев – колонии выстраивались по признаку «родной земли», не смешиваясь.
Neue Heimat. Новый дом
С 1814 – 1842 года царское правительство, согласно своим обязательствам, выделило всем семьям колонистов в общей сложности около 1500 кв. км пустых, но пахотных земель. Кроме того, в 1814 году «варшавские колонисты» основали первое немецкое поселение в южной Бессарабии – Тарутино, Аккерманского уезда. Ныне Тарутино – это поселок городского типа в Одесской области Украины, в 35 км от Твардицы. Согласно переписи населения Украины 2014 года, население там примерно 6000 человек, но немцев среди них нет.
Тарутино на современной карте
Первым его председателем стал имперский наместник, генерал Иван Инзов. А указом Сената от 29 декабря 1819 года создавалась особая структура колонистских округов в Бессарабии, в которые объединялись близко расположенные села-колонии. Причем вся местная администрация действительно была выборной, из числа поселенцев-колонистов, а назначаемым был только высший пост главы попечительского комитета, который утверждало правительство в Петербурге. С 1833 года именно попечительский комитет становится главным органом власти для всех (независимо от национальности и страны происхождения) бессарабских колонистов, действующий параллельно с губернскими органами власти.

В этой структуре создали три немецких округа – Клястицкий, Малоярославецкий и Саратский.

Дом Андронаке Донича, в котором долгое время проводили заседания Попечительского комитета под руководством генерала Инзова (не сохранился)
в 1818 году
в 1818 году
императорским указом создан «Попечительный комитет об иностранных переселенцах южного края России».
Карта самого первого - Малоярославецкого колонистского округа с наложением на карты современной Молдовы и Одесской области Украины
При этом жизнь первых немецких колонистов нельзя назвать простой. Даже с учетом всех предлагаемых привилегий, первые годы были очень сложными из-за необходимости строить дома и налаживать сельское хозяйство прямо в Буджакской степи. Кроме того, по этим землям проходили множественные моры и локальные эпидемии. Например, эпидемия чумы в 1829 году, множественные вспышки холеры в 1833-1835 и большой мор мышей и насекомых в 1840-1849 годах. Но немецкие колонисты не просили никакой помощи, кроме первоначально обещанной, ни у центрального правительства, ни у местных властей (кроме Попечительского комитета) и жили особняком, стараясь не вступать с другими ни в какие отношения, кроме торгово-экономических.

Особенным отличием в ведении сельского хозяйства было использование лошадей вместо волов как тягловых животных. Лошади были центром немецкого хозяйства и традиционно воспринимались как наиболее важные животные. Это отображалось даже не гербах колонистов.
«Всего немцев насчитывается в губернии свыше 50 тысяч душ.Немецкие поселенцы отличаются особым трудолюбием, терпением, честностью и аккуратностью. Они положительны, но вместе с тем робки и медлительны. Характер тихий, но упрямый и помнящий обиды. Строгие сами к себе, но покорные общественным постановлениям и начальству, они стараются избегать столкновений с властями и вообще не сближаются с русскими. Трудолюбивые работники, прекрасные агрономы и скотоводы – немцы живут чисто, опрятно, в довольстве – а многие даже в богатстве. Давнее их переселение в степи Буджака не изменило их патриархальных германских привычек конца XVIII века».

Альманах «Бессарабец» в 1903 году так описывает немецких колонистов (стр. 183)
Mutterkolonien. Материнские и дочерние колонии
Все колонии, основанные немецкими переселенцами первой волны, всего их 24, было принято считать «Mutterkolonien» (материнскими колониями). Сегодня большинство из этих колоний стали селами в составе укрупненного в 2020 году Болградского района Одесской области Украины. Одна из самых крупных и развитых колоний – Leipzig, ныне поселок Серпневое, находящийся на украинской стороне молдавско-украинской границы, с молдавской стороны – город Басарабяска. «Материнских» колоний на территории современной Молдовы нет.
Но существовали и последующие колонии, которые было принято называть «Tochterkolonien» дочерние колонии, и немалая их часть была расположена уже в пределах современных границ Республики Молдова. Всего, по данным немецких архивов, на территории современной Молдовы в разное время существовало 153 немецких колонии, включая смешанные, где этнические немцы перестали быть большинством после смешения с другими национальностями.

Немецкая школа и церковь в колонии Топлиц
Самым старым немецким поселением на территории Молдовы считается село Bergdorf, основанное в 1821 году. Село было небольшим и полностью немецким – в 1940 году, перед принудительным выселением, там жили 375 человек. Сейчас на этом месте село Казанджик Леовского района, немецкого населения там по понятным причинам, не осталось. Следующие по старшинству – села Рышканы и Шолтой, оба основанные в 1865 году. Сегодня Рышканы – это часть города Рышкань, а Шолтой – это село Шолтоая Фалештского района. Именно в колонии Рышканы родились и выросли родители будущего федерального президента Германии в 2004 – 2010 годах Хорста Кёлера (Horst Köhler).
Карта основных немецких колоний из тех, что остались в виде современных молдавских сел
А вот в городах немецкое население жить не стремилось – к 1940 году только в Кишиневе и Хынчештах жили 120 и 153 немца соответственно, а также 374 человека в поселении Романовка, которое потом станет городом Бессарабка. В остальных городах немцев было меньше 100 человек. Привычка держаться обособленно, не конфликтовать с властями, кто бы они ни были, очень долгое время помогала бессарабским немцам сохраняться в водоворотах молдавской истории. По переписи населения Бессарабской губернии в 1897 году немцев насчитывалось 60 тысяч человек и, вероятно, их было даже больше. Но стремление к дистанцированию и тут сыграло свою роль: некоторые исключительно немецкие небольшие села-колонии в малонаселенных местах просто не попали в перепись.
63 500 человек

63 500 человек

к началу распада Российской империи общее немецкое населения края или 3,3% всего тогдашнего населения.
Присоединение Бессарабии к Румынии
Немецкий нейтралитет в Сфатул Цэрий
К концу 1917 года, когда падение Империи стало почти очевидным, а на территории современной Молдовы была провозглашена Молдавская Демократическая Республика, немецкая община заняла осторожную, нейтральную позицию по отношению ко всем происходящим событиям. Живя по большей части в обособленных этнических колониях или уже смешанных, но с доминированием немецкого населения, поселенцы были намного более озабочены вопросами текущей жизни. Например, охраной и обороной собственных хозяйств, которые казались очень богатыми наводнившим тогда край разнообразным дезертирам, просто отставшим и голодным солдатам и, наконец, обычным бандитам и мародерам.

Сфатул Цэрий в той части, которая была отведена национальным меньшинствам, предложил немецкой общине два места, которое заняли Филипп Альмендингер (Philipp Allmendinger - в документах Сфатул Цэрий его имя и место проживания записаны неправильно), фермер из крупной немецкой колонии Сарата современной Одесской области Украины, и Александр фон Лоеш (Alexander von Loesch). Именно фон Лоеш во время поименного голосования по вопросу объединения Бессарабии и Румынии 27 марта 1918 года огласил позицию Союза Бессарабских немцев – воздержаться от голосования. Второй немецкий депутат Альмендингер тоже воздержался. Во всех остальных заседаниях Сфатул Цэрий, которые проводили урезанным составом, немецкие делегаты уже не принимали участия.

Бессарабия в составе Румынии
Немецкий нейтралитет продолжается
22 года в составе Румынии прошли для немецких колонистов в основном спокойно. Ставка на дистанцированность в очередной раз помогла: несмотря на запрет использовать в публичном пространстве другие языки, в этнических немецких селах соблюдение этого запрета просто некому было контролировать. Но языковой проблемы не было и в экономических отношениях – румынская администрация относилась к немецким колонистам настороженно, но признавала их подданными Румынии. В конечном итоге, в обедневшей после войны Бессарабии именно немецкие села и торговые ярмарки, устраиваемые немецкими колонистами, стали одними из самых ярких примеров экономической активности. К тому же активная часть колонистов и раньше достаточно хорошо владела всеми языками, которые использовались в бывшей губернии: русским, румынским, украинским или болгарским – в зависимости от того, где была расположена та или иная колония, и с кем чаще была необходимость торговать.

Жители села Теплиц в румынской армии
Ситуация изменялась с ужесточением румынского законодательства об образовании, которое все больше пыталось ограничить, в том числе и немецкие школы. Это дошло до пика в период премьерств Октавиана Гоги и Мирона Кристи в 1937 – 1939 годах, когда большую часть иноязычного образования вообще запретили. Впрочем, школы в немецких поселениях не прекращали функционировать. Это был, пожалуй, единственный раз, когда колонисты категорически не признали решение центральных властей и не собирались его выполнять. И к тому времени абсолютное большинство колонистов не испытывало никаких проблем в общении с румынской администрацией на румынском языке.

Парадоксально, но среди немецких поселенцев в Бессарабии, несмотря на все окружающие обстоятельства, практически не приживалась никакая нацистская пропаганда, которую поддерживал и Третий рейх, и его марионеточное «Национальное движение возрождения немцев Румынии», от которого большинство колонистов дистанцировались. Однако при всей финансовой поддержке властей Рейха и позитивном отношении румынской администрации уже к 1935 году движение развалилось и больше не смогло организоваться из-за полного игнорирования местным населением.
Таким образом, в первое десятилетие румынской власти общие принципы, на которых стояла немецкая община: нейтралитет по отношению к властям и неучастие в публичной политике, право исповедовать собственную веру и содержание своих церквей, а также право на собственное образование на немецком языке и невмешательство в экономическую жизнь при аккуратной уплате всех налогов – остались неизменными.

в 1933 году
в 1933 году
Артур Финк, родом из Тарутино, основал пронацистскую организацию «Бессарабское движение за обновление Германии».
1940. Все решили за них
Начиная с 1938 года, гитлеровская Германия активно пропагандировала и воплощала на практике программу «Heim ins Reich» (Домой в Рейх), которая де-факто заключалась в принудительном переселении этнических немцев из всех стран, которые оказались оккупированными Третьим Рейхом. Для этого было даже создано специальное управление в структуре НСДАП - Hauptamt Volksdeutsche Mittelstelle (Главное управление по вопросам социального обеспечения для этнических немцев). Оно управляло и переселением этнических немцев с тех территорий, которые были неинтересны Рейху, и колонизацией ненемецких территорий, которые по планам должны быть «германизированы» – заселены немецким населением, а все ненемецкое население необходимо было переселить или уничтожить.

Согласно планам Третьего Рейха, территории Венгрии, Румынии и Бессарабии не являлись предметом интереса для «германизации». Поэтому гитлеровское руководство первоначально оказывало давление на союзные им правительства Венгрии и Румынии, чтобы ускорить переезд этнических немцев из этих стран. Но уже тогда стало заметно, что живущие несколько сотен лет вне Германии немецкие диаспоры из отдаленных стран вовсе не горят желанием быстро переезжать в Рейх. Причины были и экономическими, и личными и политическими: многие с подозрением относились к идеям национал-социализма, не будучи подверженными массированной пропаганде нацистов, а еще у части немцев уже появились ненемецкие родственники, и они справедливо опасались последствий для них.

Heims ins Reich, немецкий пропагандистский плакат 1938 года с указанием основных немецких диаспор, которые предполагалось переселить в Рейх
В 1939 году после разгрома и захвата Польши ситуация для Volksdeutsche «фольксдойче» (так немецкая пропаганда называла немцев, живущих вне Рейха) заметно ухудшилась. Если итальянское, венгерское и румынское правительства использовали тактику плавного вытеснения или торговли с той частью немецкой диаспоры, которая не хотела уезжать самостоятельно, то немцев с оккупированных территорий уже никто ни о чем не спрашивал: их переселяли насильно, с общим принципом – взять с собой можно только то, что можешь унести.

После присоединения Бессарабии к СССР, 5 сентября 1940 года, правительства Третьего Рейха и СССР подписали соглашение о переселении этнических немцев из Бессарабии и Северной Буковины. Согласно этому соглашению, немецкое население силами советской администрации перемещали до границы СССР, где передавали немецкой администрации. Переселяемые имели право взять с собой не более 2000 румынских лей и по два ювелирных изделия на взрослого человека, при условии, что смогут доказать происхождение этих денег документами о продаже скота, недвижимости и другого имущества.
1 ноября 1940 года
1 ноября 1940 года
на территории новосозданной МССР этнических немцев не осталось.
Процесс фактически стал принудительной депортацией – та часть немецкого населения, которая хотела уехать в Рейх, сделала это еще в 1939 году, на пике переселения. Шансов отказаться от насильственного переезда практически не было. Процесс продвигался стремительно – первые депортации начались через несколько дней после подписания соглашения.

По документам немецкого управления переселением за два месяца 1940 года с территории уже советской Бессарабии и Северной Буковины переселили 137 тысяч человек. Кроме того, за вторую половину 1940 года из Румынии (уже без Бессарабии и Северной Буковины) дополнительно переселили еще 77 тысяч человек, но некоторой части румынских немцев удалось остаться в тех местах, где они родились, включая, например, родителей нынешнего президента Румынии, Клауса Йоханниса.
Молдавские немцы сегодня. Долгая дорога домой?
По итогам переписи 1989 года тогда в МССР жили 7,2 тысячи этнических немцев. В этих цифрах – и те единицы, что смогли спастись от фактической депортации 1940 года, и некоторые насильно переселенные, которые смогли вернуться в Молдову до 1946 года, когда были установлены действующие границы в Восточной Европе.

Но появилось и несколько тысяч «новых немцев» – парадоксально, но тоже потомков принудительно переселенных, уже из исторических колоний на Поволжье, после того как с началом Второй Мировой войны ликвидировали Автономную республику немцев Поволжья, а ее население специально расселили по всем территориям СССР. Кроме того, после оттепели и либерализации государственной политики в МССР из Казахстана самостоятельно перебрались некоторые немецкие семьи.


Переселенцы 1 октября 1940 впервые в Германии
Однако после распада СССР и во многом под влиянием всех негативных социальных, экономических и политических процессов абсолютное большинство немецкой диаспоры Молдовы эмигрировало из страны. В первую очередь это было возможно сделать, пользуясь законным «правом на возвращение», так как, согласно статье 116 Конституции ФРГ, право на гражданство распространяется на всех лиц немецкого происхождения, живущих на территории бывшего СССР и Восточной Европы, а также на их супругов и потомков. Точно также решался и вопрос с немецким гражданством: человек, прошедший процедуру возвращения, после 1999 года автоматически получал гражданство ФРГ. По закону о возвращении за 1990-2008 годы из бывших республик СССР в ФРГ переехали более 2 миллионов человек. Тогда не вели отдельную статистику по всем постсоветским республикам.

После 2008 года немецкое федеральное ведомство по делам возвращенных лиц и переселенцев стало учитывать каждую страну СНГ отдельно. С 2008 по 2018 годы правом на возвращение в Германию воспользовалось ещё 338 граждан Молдовы – этнических немцев. Такое небольшое число объясняется в первую очередь массовым отъездом в 90-е годы.
В 2014 году
В 2014 году
по итогам переписи населения немцы уже не попали в число этнических групп, превышающих 1000 человек.
(11 национальностей в Молдове в то время насчитывали больше 1000 представителей, где на первом месте – молдаване, и на 11-ом, с результатом чуть более 1000 - армяне).

По переписи населения, которую в 2015 году провели власти непризнанной ПМР, на территории, контролируемой властями ПМР, в регионе живут около 1400 этнических немцев или 0,25% всего населения региона. Однако эти данные достаточно приблизительные. Большинство немцев региона живут в Тирасполе и Слободзейском районе.

В этом случае история немцев Бессарабии и Приднестровья отличается – манифест о приглашении немецких колонистов в Тирасполь еще в 1793 году издала императрица Екатерина.

Но есть также и достаточно большая — около 3000 участников — памятная организация, объединяющая бессарабских немцев, которая функционирует и сегодня.
К 2020 году
К 2020 году
в Молдове осталось едва ли несколько сотен немцев.
Герб объединения немцев Бессарабии
  • Синий символизирует голубое небо над степью.
  • Золото символизирует золотые поля пшеницы.
  • Красный цвет позаимствован у флага Румынии.
  • Степь показывает, насколько в бессарабских степях важна была питьевая вода для людей и животных
  • Лаконичный крест – символ церкви и протестантской веры.
  • Колосья пшеницы на кресте означают тяжелый труд для хлеба насущного.
  • Лошадь – самый верный и важный помощник в работе немецкого фермера.
Выдающиеся люди из среды немецких колонистов в Бессарабии

Родные братья Готтфрид и Готлиб Шульц

Крупнейшие скотовладельцы среди колонистов, вкладывавшие большую часть своих доходов в покупку земли для новых колоний, оказали огромнейшее влияние на развитие немецких колоний.

Даниэль Эрдманн

Депутат объединенного парламента Румынии, также избранный по настоятельной просьбе немецкой общины Бессарабии.



Хорст Кёлер

Федеральный президент Германии в 2004-2010 годах.

Адреас (Андрей) Вимер

Избранный по настоятельной просьбе немецкой общины депутат Государственной Думы первого созыва. Исключение из правил невмешательства в политику. После разгона первой Думы вернулся в родное Тарутино, где в течении многих лет избирался мировым судьей.



Виктор Дулгер

Немецкий инженер, ученый и меценат, почетный профессор Гейдельбергского университета.



Карл Шмидт

Городской голова Кишинева в 1877 – 1903 годах, представитель небольшой группы городских немцев, родился и вырос в Бельцах.





Александр Карлович Шмидт

Сын Карла Шмидта, тоже городской голова Кишинева в 1916-1917 годах.



Генрих Финк

Ректор университета Гумбольдта в Берлине, депутат Бундестага, глава Ассоциации жертв нацистского режима в Германии.





Уте Шмидт

Профессор Свободного университета Берлина, один из главных исследователей депортации этнических немцев.



Текст: Александр Макухин
Видео: Дарья Слободчикова, Игорь Чекан
Оформление: Екатерина Узун
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 5
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: