«Однажды я приведу сюда свою бабушку, и вы перед ней ответите». Как депутатов от партии «Шор» лишали иммунитета
13 мин.

«Однажды я приведу сюда свою бабушку, и вы перед ней ответите». Как депутатов от партии «Шор» лишали иммунитета

Депутатов от партии «Шор» Дениса Уланова и Петру Жардана лишили иммунитета и задержали после четырехчасовой дискуссии в парламенте. За это время депутаты успели обсудить не только аргументы прокуратуры, но и выяснить отношения, и обвинить друг друга в краже миллиарда. О том, зачем Марина Таубер хочет привести в парламент свою бабушку, какой группировкой управлял Владимир Плахотнюк, и кто предложил объявить партию «Шор» неконституционной — в репортаже NM.

x

Депутатов Жардана и Уланова лишили иммунитета на заседании парламента 22 марта. Снять с них неприкосновенность потребовал генпрокурор Александр Стояногло, чтобы прокуратура могла провести следственные мероприятия. Оба депутата фигурируют в уголовных делах.

Первым иммунитета лишили Петру Жардана. Генпрокурор Стояногло рассказал, что Жардан проходит подозреваемым по делу о концессии кишиневского аэропорта, которое ведет Антикоррупционная прокуратура. По словам генпрокурора, Жардан, который был директором аэропорта, а затем администратором компании-концессионера Avia Invest, действовал в интересах организованной преступной группировки Илана Шора и нанес значительный ущерб госпредприятию «Международный аэропорт Кишинева».

По информации следствия, Жардан разработал план, чтобы минимизировать стоимость концессии аэропорта. Он также заключил контракт на 4,8 млн леев со страховой компанией Galas и оплатил страховку со счетов аэропорта. Генпрокурор подчеркнул, что заплатить за страховку должна была компания-концессионер, а не госпредприятие.

«Однажды я приведу сюда свою бабушку, и вы перед ней ответите». Как депутатов от партии «Шор» лишали иммунитета

parlament.md

«Допустим, Петру Жардан входил в преступную группу»

После выступления Стояногло депутаты от оппозиции одобрительно высказались о его приходе в парламент, но поинтересовались, куда раньше смотрела прокуратура. Также депутаты спросили, есть ли в деле другие подозреваемые, привлекут ли к ответственности экс-премьера Юрия Лянкэ, экс-министров и сотрудников Агентства публичной собственности, которые одобрили концессию аэропорта. Отвечая на эти вопросы, Стояногло отметил, что расследование идет полным ходом, поэтому он не может назвать имена всех фигурантов: «Некоторых из тех, кого вы перечислили, заслушали по основному делу о концессии аэропорта. Некоторым предъявили обвинения».

Также Стояногло отметил, что пришел сейчас в парламент, потому что прокуроры собрали достаточно доказательств по этим делам. «Мы не приходим в парламент по чьему-то заказу», — подчеркнул генпрокурор.

После этого к парламентской трибуне вышел Жардан. Он рассказал, что начинал работать в аэропорту рядовым юристом и дорос до и.о. гендиректора. При этом он говорил о себе в третьем лице: «Знал ли Петру Жардан о концессии?», «Мог ли Петру Жардан скрыть эту транзакцию?», «Допустим, Петру Жардан входил в преступную группу и действовал в ее интересах». Жардан рассказал, что страховка, о которой говорил Стояногло, была одним из условий кредита от ЕБРР, полученного аэропортом в 2008 году. И эту страховку, как подчеркнул Жардан, оформляли ежегодно. Завершая свое выступление, он назвал подозрения прокуратуры в отношении него беспочвенными.

«Однажды я приведу сюда свою бабушку, и вы перед ней ответите». Как депутатов от партии «Шор» лишали иммунитета

Parlamentul Republicii Moldova

Депутат от партии «Платформа Достоинство и правда» (DA) Александр Слусарь, взяв слово, отметил, что не сомневается в том, что сделку передачи аэропорта в концессию готовили в холдинге Илана Шора, а «политическое прикрытие ей обеспечили Лянкэ и Жику» (известно, что компания Шора оплатила учебу сына Лянкэ в Лондоне, но Лянкэ утверждал, что эти деньги перечислил «его друг Жику»).

Слусарь спросил Жардана, почему он не предупредил комиссию, которая занималась концессией аэропорта, что оплату страховки надо включить в контракт о концессии. Жардан ответил, что в контракте было более 20 страховых сделок, на которые распространялось действие контракта, как и на остальные тысячи активов. «Я повторю, что работа и.о. гендиректора была согласована с административным советом. Господин Петру Жардан не мог утаить эту страховку [..], господин Жардан не прикрывал преступную группировку», — сказал Жардан.

Слусарь спросил, знали ли об оплате страховки в минэкномики, минфине или Агентстве публичной собственности, и кто входил в админсовет аэропорта. Жардан в ответ заявил, что «все действия были абсолютно законными», и поэтому он не собирается называть имена своих бывших коллег.

После того как Жардан рассказал, что с 2008 года знаком с Шором, который арендовал помещения в здании аэропорта, депутат от партии «Действие и солидарность» (PAS)  Лилиан Карп решил помочь генпрокурору разоблачить Жардана. Он попросил Жардана рассказать, какое отношение он имеет к футбольному клубу Илана Шора «Милсами». Жадран сказал, что был вице-председателем клуба. «Таким образом, господин генпрокурор, слова господина Жардана означают, что у него были дружеские отношения с руководством клуба «Милсами «, хозяином которого является Илан Шор. Значит, у них очень давние отношения», — подчеркнул Карп. После этого он снова обратился к генпрокурору и попросил его обратить внимание на этот факт.

«Однажды я приведу сюда свою бабушку, и вы перед ней ответите». Как депутатов от партии «Шор» лишали иммунитета

parlament.md

«Я не прошу вас пожалеть меня»

Депутат от Партии социалистов (ПСРМ) Василий Боля сообщил, что юридическая комиссия парламента одобрила запрос генпрокурора о снятии иммунитета с Петру Жардана.

После этого слово взяла депутат от партии «Шор» Марина Таубер. Она напомнила, что Регину Апостолову и ее в 2019 году тоже лишили иммунитета, а затем задержали. Таубер подчеркнула, что это «было тяжелым испытанием» для ее близких. «Вы не представляете, что пережили наши мамы и бабушки. Вы можете сейчас проголосовать [за лишение Жардана иммунитета], но я не желаю вам провести в изоляторе два с половиной дня, [как это было со мной] … Однажды я приведу сюда свою бабушку, и перед ней вы ответите за то, что она прожила всю жизнь, воспитала детей и внуков, а потом увидела этот цирк. Не думайте, что завтра такое не может случиться с вами», — сказала Таубер, не сдерживая эмоций.

Таубер считает, что вся партия «Шор» подвергается давлению, а настоящие виновники преступлений избегают ответственности. Таубер заявила, что теща депутата от партии PAS Cергея Литвиненко Мария Йову работала бухгалтером в Victoriabank, a уголовное дело против нее закрыли.

Литвиненко ответил на это, обратившись к социалистам: «Господа социалисты, вам нравится, когда участники кражи миллиарда сегодня дают вам уроки морали и  правильного поведения? Эти люди, которые ободрали народ, говорят нам, как себя вести […] Этих воров надо изгнать из парламента. Вы должны сидеть в тюрьме за все, что делали». Сергею Литвиненко не дали договорить, выключив микрофон. Несмотря на это, Литвиненко продолжил на повышенных тонах выяснять с Таубер отношения. Успокоить коллег решила спикер Зинаида Гречаная: «Господин Литвиненко, зря вы это сказали».

Взяв «последнее слово», Жардан отметил, что «не держится за иммунитет»: «Это решение предсказуемо, учитывая контекст. Я прошу прощения у родителей, у своей семьи за то, что они переживают эти моменты. Справедливость восторжествует […] Я не прошу вас пожалеть меня. Вы проголосуете так, как проголосуете. Чудес я не жду».

За снятие иммунитета с Жардана проголосовали 68 депутатов — почти все присутствовавшие на заседании, кроме членов партии «Шор» и группы Pentru Moldova.

Сразу после этого Жардана задержали прокуроры Антикоррупционной прокуратуры и увезли в изолятор НЦБК.

«Однажды я приведу сюда свою бабушку, и вы перед ней ответите». Как депутатов от партии «Шор» лишали иммунитета

parlament.md

«Уланов действовал в интересах Шора»

После небольшого перерыва генпрокурор Стоногло рассказал, в чем подозревают депутата Уланова. Генпрокурор напомнил, что в 2011 году Вячеслав Платон купил у Владимира Плахотнюка 38,2% акций Victoriabank, Дом Мод, здание Asito, отель National, а в ноябре 2014 года они провели обратную сделку, и все эти активы выкупил Плахотнюк. При этом часть денег заплатили официально, а часть — неофициально, отметил Стояногло. Он подчеркнул, что частью неофициальных выплат по сделке было погашение кредитов Платона в Victoriabank на сумму €23,8 млн. Официально Платону выплатили $12,5 млн за акции Victoriabank. Сделку провели через кипрскую компанию Insidown.

Cтояногло сообщил, что адвокат Уланов получил доверенность от администратора компании и открыл для нее счета в Banca de Economii. «Именно на эти счета перечислили украденные [из BEM] деньги, которые были необходимы, чтобы оплатить официальную часть сделки», — сказал Стояногло. По его словам, чтобы прикрыть незаконное происхождение денег, компания Insidown заключила фиктивный контракт с компанией Autonura о получении $14 млн.

Также генпрокурор рассказал, что кредиты компаний, аффилированных Платону, погасили компании, подконтрольные Шору, в том числе Zenit Management. «Чтобы провести этот этап сделки, Денис Уланов, действуя в интересах Илана Шора […] напрямую обсудил условия [сделки] c представителем Платона и главой юридического управления Victoriabank», — рассказал Стояногло. Он подчеркнул, что €23,8 млн тоже украли из банков. По словам генпрокурора, Уланов помог Шору получить €23,8 млн и $12,5 млн и нанес тем самым государству ущерб «в особо крупных размерах». Стояногло сказал, что просит лишить Уланова иммунитета по эпизоду об отмывании денег и мошенничестве в особо крупных размерах.

Депутат от партии DA Октавиан Цыку попросил Стояногло разъяснить, в какие преступные группировки входили Шор и Плахотнюк. Стояногло отметил, что, по мнению прокуроров, которые ведут расследование, Плахотнюк управлял преступной организацией, а Шор — группировкой. «Преступная организация состоит из нескольких криминальных группировок. Деятельность других группировок мы расследуем», — сказал Стояногло.

Денис Уланов попросил генпрокурора объяснить, как из свидетеля по делу Вячеслава Платона он превратился в подозреваемого по тем же эпизодам, по которым уже давал показания. Стояногло ответил, что дело Вячеслава Платона, которое сейчас  пересматривают, и по которому Уланов давал показания, «не имеет отношения» к делу, по которому подозревают Уланова.

Тогда Уланов сказал, что генпрокурор так и не объяснил, кому нанесли ущерб сделки, о которых идет речь в этом уголовном деле. «Вы невнимательно слушали мой отчет [на заседании юркомиссии]. Я ясно сказал, что ущерб причинили Banca de Economii и, соответственно, государству», — сказал Стояногло.

Литвиненко попросил генпрокурора уточнить, кто был бенефициаром компании Zenit Management— Илан Шор или Вячеслав Платон. Стояногло ответил, что бенефициарами Zenit Management были Плахотнюк и Шор.

«Однажды я приведу сюда свою бабушку, и вы перед ней ответите». Как депутатов от партии «Шор» лишали иммунитета

parlament.md

«Он был одним из немногих депутатов, которые противостояли Плахотнюку»

Еще около получаса депутаты задавали Стоногло вопросы о деталях обвинения и участии Платона в сделке. Депутат Марина Таубер возмутилась, что генпрокурор не отвечает на ее вопросы, и заявила, что «ошиблась в нем». Стояногло в ответ заметил, что может ответить только на те вопросы, на которые ему позволяет закон.

«Прокуроры сейчас делают много дел», — начала Таубер, но Стояногло прервал ее, напомнив, что именно Генпрокуратура освободила Таубер от уголовной ответственности. «Не забывайте об этом», — сказал Стояногло. Таубер в ответ потребовала извиниться за то, что она подвергалась «унижениям, о которых ей сложно говорить», а также пояснить, нет ли конфликта интересов в том, что Стояногло сам ранее входил в Демпартию.

На требование извиниться Стояногло ответил, что «прокуратура рассмотрит такую возможность». А, отвечая на второй вопрос, он сказал, что не видит никакого конфликта интересов, и добавил: «Еще раз повторяю, расследование не направлено против конкретных лиц, мы расследуем факты».

Депутат от DA Мария Чобану попросила Стояногло ответить, пришел ли он в парламент по просьбе Платона. Генпрокурор сказал, что уже «неоднократно говорил, что никак не связан с Платоном: «Мой приход в парламент связан только с этим расследованием». Также Стояногло отметил, что готов был прийти в парламент в конце прошлого года, но депутаты ушли на каникулы раньше времени. «Я знаю, что есть люди, которые хотят видеть ситуацию, как вы это сейчас представляете. Но еще раз скажу: мы действуем только в интересах закона и республики Молдова», — подчеркнул Стояногло.

После этого Мария Чобану решила ответить на замечание Таубер о конфликте интересов: «Я была депутатом, когда господин Стояногло был в Демпартии. Он был одним из немногих депутатов, которые противостояли Плахотнюку».

Депутат от PAS Михай Попшой сказал, что Стояногло подвергся нападкам за то, что «помешал политической свадьбе». «Сейчас идет игра в одни ворота. Все вопросы вам задает правый сектор, а левый сектор молчит. Или им все ясно, и это подозрительно, или им не важна тема», — сказал Попшой. Он отметил, что дает Стояногло возможность «все объяснить».

«Это очень забавная ситуация. За короткое время меня превратили из биты Додона в биту Санду. За все время, что я работаю генпрокурором, никто со мной не связывался и не просил ничего сделать», — заявил в ответ Стояногло.«Однажды я приведу сюда свою бабушку, и вы перед ней ответите». Как депутатов от партии «Шор» лишали иммунитета

«Скажите тогда: на фига мы выплачиваем эти 25 млрд леев?»

После этого к парламентской трибуне вышел Денис Уланов. Он говорил около 40 минут. По его словам, прокуроры не собрали доказательств его вины. Уланов предположил, что с ним пытаются свести счеты «за адвокатскую работу». «Категорически отвергаю все обвинения, связанные с моей причастностью к банковской краже», — сказал Уланов. И добавил, что не причастен ни к отмыванию денег, ни к мошенничеству, а у прокуратуры «нет ни прямых, ни косвенных доказательств» его вины. Уланов предупредил адвокатов страны, что скоро и против них могут завести дела, если кому-то не понравятся их клиенты. Он пообещал Литвиненко, что «будет следить за делом госпожи Йову», и сравнивать это дело со своим.

Затем Уланов рассказал о том, что ему известно о краже миллиарда, в том числе, на основании материалов уголовного дела Илана Шора.

Выслушав его, депутат от партии DA Александр Слусарь заметил, что, слушая Уланова, думал: «Еще десять минут, и он попросит для себя и своей партии орден за то, что они спасали банковский сектор». Слусарь спросил у Уланова: если он был адвокатом, зачем   открывал счета для Insidown. «Я впервые слышу, чтобы адвокат занимался такими вещами», — заметил Слусарь.

Уланов ответил, что его доверенность позволяла ему открывать счета. Другие депутаты тоже задавали ему уточняющие вопросы о сделке.

Затем депутат от ПСРМ, глава юридической комиссии Василий Боля зачитал заключение комиссии, которая одобрила снятие иммунитета с Уланова.

Депутат Октавиан Цыку, выйдя к трибуне парламента, предложил объявить партию «Шор» «неконституционной, как это сделали в 1991 году в отношении партии коммунистов». Цыку считает, что слова генпрокурора о «преступной группировке Шора» можно считать основанием для такого шага. «Я сам разработаю такой законопроект», — заверил Цыку.

Марина Таубер на это заметила, что считает Цыку «нулем». Ее однопартиец Игорь Химич добавил, что большинство депутатов сегодня выступали для того, чтобы «лишь бы их по телеку показали». Он назвал происходящее «политической атакой» и «расправой».

«Однажды я приведу сюда свою бабушку, и вы перед ней ответите». Как депутатов от партии «Шор» лишали иммунитета

parlament.md

Слусарь же отметил, что никто, кроме DA, не осмелился назвать имена других участников кражи миллиарда. Слусарь перечислил: экс-министр экономики, а ныне депутат Андриан Канду, бывший премьер-министр Юрие Лянкэ, экс-глава Нацбанка Дорин Дрэгуцану, бывший министр финансов Анатолий Арапу. «Этот квартет своими действиями и бездействиями позволил этот беспредел с 22 млрд леев. Можете говорить что угодно, господин Уланов, но деньги вывели из BEM группировки Шора, Плахотнюка и Платона», — сказал Слусарь. И добавил, что ему не ясно, что будет с Платоном, и почему генпрокурор обделяет его вниманием. Слусарь подчеркнул, что DA будет настаивать на том, чтобы Шора, Платона и Плахотнюка привлекли к ответственности по делу о краже миллиарда

«Когда вы утверждаете, что в банках все было в порядке, скажите: а на фига тогда мы выплачиваем эти 25 млрд леев?», — спросил Слусарь.

После этого 70 депутатов проголосовали за лишение Уланова неприкосновенности.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: