Русский мiр*
Как Молдова стала общим домом для разных народов
Часть девятая
* До реформы русского языка слово «мiр» («мiръ») означало общину, общность людей, в то время как «мир» («миръ») — примерно то, что означает это слово в современном языке.
Когда и как на территории современной Молдовы появились русские? Почему их называли «русскими протестантами», и почему они селились в глухих лесах или пещерах на самом севере страны? Соответствует ли реальности стереотип о «тотальном доминировании русских» в Молдове в царское и советское время? И откуда взялся «русский вопрос», который многим в Молдове до сих пор не дает покоя?

Обо всем этом — в девятой и последней части спецпроекта NM о том, как на территории нынешней Молдовы появились и жили представители разных национальностей, и какой вклад они внесли в историю и культуру страны. Предыдущие материалы цикла посвящены евреям, гагаузам, украинцам, полякам, армянам, болгарам, немцам и ромам.
Русские раскольники
Одними из первых русских, которые появились на территории современной Молдовы, вероятнее всего, были староверы — верующие Русской православной старообрядческой церкви. Они не приняли церковные реформы патриарха Никона, начатые в 1650-х годах, и жили в полулегальном статусе «раскольников». Разные источники упоминают о расселении старообрядцев в Молдавском княжестве в 1730-х годах. В XVIII веке упоминания о старообрядческих общинах в Хотине, Бельцах, Сороках, Бендерах и Тирасполе стали постоянными. Кроме того, в исторических источниках упоминаются как минимум два села староверов — Кунича и Серково (Сырково), основанные в 1723 и 1724 годах соответственно.

Никон Патриарх
1605 - 1681
Спасо-преображенский собор в Новозыбкове, первый центр старообрядчества, откуда они пришли и в Молдову
Большая часть староверов пришли в Молдавское княжество из Стародубщины, (современная Брянская область России), которая с 1660-х годов становится «раскольничьим краем» и крупнейшим старообрядческим культурным и религиозным центром. Власти царской России преследовали и подвергали репрессиям староверов. Это вынудило их искать новые места для жизни, одним из которых и стали пограничные земли на северо-востоке Молдавского княжества — современные Дондюшанский, Сорокский и Единецкий районы Молдовы.

Григоре II Гика
правил с перерывами в 1733-1748 годах
Эти земли привлекали еще и позицией тогдашних молдавских властей. Например, молдавский господарь Григоре II Гика (правил с перерывами в 1733-1748 годах), узнав о первых старообрядческих общинах в княжестве, пообещал им помощь в назначении своего епископа при условии, что они привлекут больше людей на постоянное поселение в границах княжества.

Власти Молдавского княжества в эти времена относились к новым поселенцам очень положительно и, главное, не преследовали их за веру. А взамен получали быстро растущие и богатые общины, которые исправно платили налоги и подати. Очень скоро старообрядческие монастыри и общины в Молдавском княжестве стали прибежищем для многих бежавших от российской имперской администрации старообрядцев, священников и прочих беспаспортных людей, которые в обмен на принятие достаточно жесткого «старого канона» получали от староверской общины поддержку и средства для существования.
К 1812 году на территории современной Молдовы официально действовали уже шесть полноценных старообрядческих монастырей и еще около 10 общин-скитов, созданных, как правило, в глухих лесах или пещерах на самом севере страны. Интерес к образу жизни, религиозной принципиальности и огромной работоспособности «русских протестантов» начало проявлять и коренное население. Так, в селе Сырково, где была одна из крупнейших староверческих общин, стали появляться смешанные семьи. В то время национальность, в отличие от веры, еще не была важным социальным фактором, и в смешанных браках новые члены семьи обязаны были переходить в новую веру и жестко ей следовать.

Впрочем, и после присоединения в 1812 году Бессарабии к России для бессарабских староверцев принципиально ничего не изменилось, несмотря на большой страх новых гонений. Бессарабская область, а затем Бессарабская губерния Российской империи во многих аспектах бытовой жизни сохраняла свое своеобразие. И то, что было невозможно и даже незаконно в других частях империи, здесь вполне существовало.
Русско-турецкая война
Ситуация изменилась во время очередной русско-турецкой войны. Монастыри старообрядцев стали закрывать, но связано это было в первую очередь с внешнеполитическими факторами: эти монастыри слишком тесно контактировали с общинами в румынской (а в то время де-факто турецкой) Добрудже, где и сегодня находится один из крупнейших мировых центров Древлеправославной церкви. В общины даже начался приток новых общинников из «враждебных земель». В южной же Бессарабии, которая даже на фоне остальной части региона отличалась огромной этнической и религиозной пестротой, старообрядческие общины и монастыри действовали и вовсе без особых ограничений. Так было в период управления и российскими (1812-1858), и молдавскими (1858-1878) властями. Продолжали они действовать и после возвращения региона Российской империи в 1878 году.

После присоединения Бессарабии к Румынии в 1918 году положение старообрядческой части общества осложнилось. Новая власть не запрещала церковное служение, но жестко ограничила действия монастырей. А ярко выраженный этнический русский характер закрытых общин староверов румынская администрация воспринимала с напряжением, несмотря на исторические общины староверов в румынской Тулче и Галаце.
В 1943 году молодого диакона старообрядческой церкви Никиту Латышева, уроженца села Покровка Сорокского уезда, арестовали за отказ соблюдать в богослужениях переход на юлианский календарь. А после 1945 года уже советская власть в рамках жесткой антицерковной кампании начала гонения на все церкви, в том числе на старообрядческую. Архиепископ Никодим (тот самый диакон Никита Латышев), избранный предстоятелем (главой) Древлеправославной церкви, подвергался давлению КГБ, который требовал составлять списки всех активных и скрытых верующих староверов и проводить Соборы, на которых на руководящие посты нужно было назначать «одобренных» кандидатов и снимать «неблагонадежных». Однако закрытость самого Никодима и демонстративное управление церковью практически из родного дома в небольшом селе на севере Молдовы только подняли его авторитет в глазах прихожан и заставили считаться с ним даже жесткую административную систему.

Никита Латышев
архиепископ
Уже после 1989 года официальные власти: и советские, и затем независимой Молдовы — перестали преследовать старообрядческие общины, и они получили официальный церковный статус. Сейчас в Молдове, учитывая и Приднестровье, действуют 16 приходов в юрисдикции Русской православной старообрядческой церкви (РСПЦ). Центр кишиневского прихода — Мазаракиевская церковь ныне старейшее сохранившееся здание Кишинева, построенное в 1752 году.
Мазаракиевская церковь
Кроме того, в Единцах до сих пор сохранилась отдельная община одного из самых жестких из действующих сегодня течений старообрядчества — «федосеевцев», которые не признают никакого священнослужительства, а также многих других обрядов, церковных иерархий и даже связей с другими старообрядцами. Сегодня община «федосеевцев» насчитывая около 1000 человек.
Скан архивного фото. г. Кишинев 1987 год, первый открытый сход старообрядцев
«Новые» русские
В конце XVIII – начале ХIХ веков, во время очередных русско-турецких войн, вместе с русскими войсками в Бессарабию двинулись русские крестьяне и горожане. Они в основном расселялись в городах — Кишиневе, Бельцах, Комрате и др.

Немаловажной причиной привлекательности для русских крестьян Молдавского княжества, а затем Бессарабской автономной области было отсутствие на этих землях крепостного права. В Молдавском княжестве крепостное право отменили в 1749 году уложением господаря Константина Маврокордата. После присоединения Бессарабии к Российской империи в 1812 году было особо оговорено, что никакое местное население не подпадает под нормы крепостного права, за исключением тех, кого ввезут как крепостных с других территорий России. Кроме того, положение «царан», то есть связанных работой за повинность молдавских крестьян, вообще плохо соотносилось с положением в России.
Присоединение Бессарабии к Российской империи в 1812 году
На практике это приводило к тому, что статус большинства крестьян в Бессарабии не был четко определен, несмотря на принятие разных законов, регулирующих эту сферу. И это часто приводило к крестьянским волнениям. Тем не менее, с точки зрения остальных русских крестьян, большей частью крепостных, это было намного лучше, чем оставаться в системе патриархального полурабства. Поэтому огромная часть беглых крепостных из соседних губерний стремилась попасть в Бессарабию, где отсутствие крепостного права вместе с отсутствием четкого законодательства о крестьянах гарантировали им как минимум личную свободу. При этом такие беглые крестьяне обычно не стремились попасть в старообрядческие русские деревни, так как опасались их как «раскольников и нехристей», и предпочитали селиться в молдавских и украинских селах «обычных» православных.

Городская же миграция была связана с принципиально другими мотивами: в первую очередь это были купцы и ремесленники, которые традиционно ориентировались на новые рынки, на которых еще не было устоявшейся конкуренции и внутренней иерархии. И, наконец, третьей, самой малочисленной группой миграции были государственные и военные чиновники, которые, впрочем, меньше всего были склонны оставаться здесь на постоянное жительство.
Купцы
Ремесленники
Государственные и военные чиновники
Так, например, перепись населения Бессарабской губернии в 1897 году по критерию «урожденности» выделяла четыре категории:

  • Рожденные и живущие в одном уезде
  • Рожденные в другом уезде, но в пределах губернии
  • Рожденные в других губерниях империи
  • Рожденные в других государства

Несмотря на такие интенсивные миграционные процессы, по результатам переписи 91% населения относился к категориям рожденных в пределах Бессарабской губернии. На самом деле процент мигрантов, конечно, был выше, но такие результаты переписи были связаны со многими специфическими факторами. Например, большинство русских старообрядцев, несмотря на то, что родились уже здесь, очень старались не попасть в перепись, опасаясь новых гонений с государства. В свою очередь беглые русские крестьяне, селившиеся в обычных селах, активно записывались местными уроженцами. И, наконец, далеко не всегда в перепись включали цыган и остатки местных «дунайских» татар, которые тоже опасались российской администрации.
Восьмиконечный крест при въезде в Покровку - один из символов старообрядчества
Именно это и сформировало отличительную особенность расселения русских в Молдове, которая сохраняется и сегодня — достаточно равномерное расселение по всей территории с акцентом на крупные города. При этом в современной Молдове всего несколько населенных пунктов, где русских большинство. Это восемь очень небольших сел: Кунича и Валя Рэдоайей Флорештского района, Покровка Дондюшанского района, Старая Добруджа и Сакаровка Сынжерейского района, Хрубна-Ноуэ, Пынзарений Ной и Егоровка Фалештского района. Все эти села в разное время основали старообрядцы. Например, Кунича — еще в 1723 году, а Старая Добруджа — в 1918. Сегодня почти все эти села, сохраняя свой сакральный статус в старообрядческой общине, становятся все менее населенными: более 1000 человек живут только в Куниче, Покровке и Старой Добрудже.
Село Кунича
Село Белая Криница, Румыния, современный духовный центр старообрядчества
1917 год. На распутье
В ноябре 1917 года в Бессарабии состоялись выборы в Сфатул Цэрий (бессарабский парламент), который провозгласил Молдавскую народную республику, затем Молдавскую демократическую республику, а затем признал присоединение Бессарабии к Румынии. В состав Сфатул Цэрий входили депутаты разных национальностей, исторически живущих в регионе. Шесть из 156 депутатов были представителями русской общины. Один из них — Николай Чернов из Бендер проголосовал за объединение с Румынией, четверо воздержались, и еще один отсутствовал во время голосования.

Следует отметить, что большинство старообрядческих общин и сел не участвовали активно в выборах депутатов Сфатул Цэрий, традиционно воздерживаясь от политической деятельности и выражения собственного мнения.
«Русский вопрос»
Сколько этнических русских жили на территории современной Молдовы в разные времена? Соответствует ли действительности стереотип о «тотальном доминировании русских» в Молдове в царское и советское время?
1
Царский период. 1812 – 1917 годы
Первая всеобщая перепись населения Российской империи прошла в 1897 году. По ее данным, численность населения Бессарабской губернии, которая включала Хотинский и Аккерманский уезды, составляла 1 935 412 человек.

Перепись 1897 года оперировала в первую очередь понятиями «родной язык» и «вероисповедание», которые тогда были определяющими. В Бессарабской губернии «великоросский» язык назвали родным 155 733 человека или 8,05% населения.

При этом по результатам этой переписи практически невозможно оценить число живших тогда в Бессарабии старообрядцев. Хотя старообрядчество всегда было этнически русской религиозной деноминацией, к «великороссам» они себя относили далеко не всегда. Кроме того, тогда еще официально не отменили гонения на староверов. По разным оценкам, в перепись попали от половины до трети старообрядческих семей Бессарабии.

По данным переписи, к этническим русским себя отнесли 184 265 человек или 9,52% населения Бессарабской губернии. При этом надо учитывать, что часть из них жили в Хотинском и Аккерманском уездах, общая численность населения которых составляла около 500 тыс. человек, то есть четверть населения Бессарабии.
2
Румынский период. 1918 – 1939 годы
Следующая перепись в Бессарабии прошла уже в составе Румынии в 1930 году. По ее данным, в Румынии жили 409 150 русских — это 2,26% всего населения страны. В это число входило и старообрядческое меньшинство, которое еще с начала XVI века жило по большей части в Тулчинском уезде. В Бессарабии, согласно переписи, жили 351 986 русских или 12,31% населения Бессарабии и 1,94% всего населения тогдашней Румынии. Но и эти данные вряд ли можно назвать полными или точными. Например, есть вероятность, что в число русских переписчики записали (по ошибке, незнанию и по желанию самих людей) часть местных белорусов и украинцев.

3
Ранний советский период. 1939 – 1959 годы
В советскую перепись 1939 года не вошла большая часть территории современной Молдовы, которая тогда была частью Румынии. В перепись вошла только часть территории Приднестровья (без Бендер и правобережных сел), которая тогда входила в Украинскую ССР. По итогам переписи, русские были вторым по численности народом в УССР. Первая перепись в Молдавской ССР, территория которой в целом не отличается от территории современной Молдовы, прошла в 1959 году. По данным переписи, численность населения МССР составляла 2 884 477 человек, а этнических русских —292 930 человек или 10,16%. В МССР русские были третьей по численности этнической группой, почти вдвое уступавшей украинцам.

4
Поздний советский период. 1960 – 1989 годы
В этот период в Молдавии доля этнических русских была самой высокой в ХХ веке. Согласно переписи 1979 года, численность населения МССР составляла 3 949 756 человек, из которых 505 730 или 12,8% были этническими русскими. При этом русские оставались третьей по численности этнической группой после молдаван и украинцев. Но и в этой переписи, как и в румынской, число «условных русских» не всегда соответствовало реальности: национальность тогда могли выбирать из соображений личной выгоды, карьеры и т.д.

Следующая перепись в СССР прошла в 1989 году. По ее данным, на территории Молдавии жили 562 069 человек, определяющих себя русскими, или 12,9% тогдашнего населения МССР, насчитывавшего 4 335 360 человек. После этого численность русского населения в Молдове будет только снижаться. Но даже с долей 12,8%-12,9% сложно говорить об этническом доминировании.

5
Современный период. 1989 – 2020 годы
По данным первой переписи населения независимой Молдовы, которую провели в 2004 году, численность русских составляла 201 218 человек или 5,95% населения. В это число вошли и староверы, которые после 1991 года перестали уклоняться от участия в переписи. Тогда русские еще оставались третьей по численности этнической группой в Молдове.

Через десять лет, по результатам переписи 2014 года, в которую тоже не включали население Приднестровья, русские были уже пятой по численности этнической группой Молдовы, составляя 111 726 человек или 4,1% населения. Тенденция сокращения русских в Молдове продолжилась: сегодня, по разным данным, они составляют не более 4% населения.

При этом именно русское этническое самоопределение остается наиболее сложным — немалая часть людей, идентифицирующих себя в первую очередь с русской культурой и определяющих себя русскими в быту, по документам или по своему выбору могут считаться представителями другой национальности.
Диаграмма Топ-10 регионов с представительством этнических русских
Карта сел и деревень, основанных русскими в Молдове
Русское население Приднестровья

С 2004 года любые данные по Приднестровью перестали учитывать в молдавской статистике. В 2004 и 2015 годах в Приднестровье прошли свои переписи. Согласно опубликованным данным, русские составили 30,4% населения региона в 2004 году и 29,1% в 2015 году. При этом методология и достоверность результатов переписи 2015 года подвергаются серьезной критике, особенно в части реального числа населения. А полноценных статистических сборников данных в открытом доступе не было и нет.
Знаменитые молдавские русские

Алексей Щусев

Родился в 1873 году в Кишиневе в семье «служилых» дворян (получили дворянство за выслугу, а не по наследству). Окончил Императорскую Академию художеств в Санкт-Петербурге. Стал официальным архитектором РПЦ, основателем русской реставрационной школы в архитектуре, фактически главным архитектором России, получил звание академика.

После 1917 года Щусев возглавил Московское архитектурное сообщество. Ему поручили проект первого мавзолея Ленина, после чего Щусев вернулся в статус главного архитектора страны.

После Второй мировой войны руководил проектами восстановления Новгорода, Истры (называемой «Новым Иерусалимом), Минска и Кишинева. В Кищиневе по его проектам построены здания железнодорожного вокзала, «Детского мира» (Gemeni), гостиницы «Кишинэу», ансамбль центральной площади. Незадолго до смерти в 1949 году Щусев разработал проект реконструкции центральной части Кишинева, который так и не был воплощен. Кроме «центрального луча Щусева» — проспекта Молодежи (ныне Renasterii), соединившего Центр и Рышкановку.

Николай Зубов

Родился в 1885 году в местечке Липканы Хотинского уезда Бессарабской губернии. Контр-адмирал, доктор географических наук, один из основоположников науки океанологии, создатель первого Государственного океанографического института, впоследствии получившего его имя. В честь Николая Зубова также назвали мыс на Новой Земле и залив в море Моусона в Антарктиде.



Евгений Федоров

Родился в 1910 году в Бендерах. Одна из улиц города названа его именем. По первому образованию педагог, по второму — географ (тогда метеорология не была отдельной наукой). Доктор географических наук, профессор.

Работал в составе первых метеорологических станций СССР в Заполярье, возглавлял экспедицию «Северный полюс 1» — первую в мире станцию на дрейфующей льдине. Герой Советского Союза.

Был директором Гидрометеослужбы СССР. Его отстранили от должности из-за ошибки в прогнозе погоды на 1 мая 1947 года. В 1957 году вернулся к активной деятельности, в 1961 его восстановили в должности директора Гидрометеослужбы.

Архиепископ Никодим

В миру — Никита Латышев. Родился в селе Покровка Сорокского уезда в 1916 году. Архиерей Русской православной старообрядческой церкви, в 1971-1986 годах – предстоятель (глава) РПСЦ. Родился и прожил большую часть жизни в старообрядческих селах Молдовы, похоронен в селе Старая Добруджа, считается одним из самых авторитетных предстоятелей РПСЦ в ХХ веке.



Архиепископ Зосима

В миру — Зотик Еремеев. Родился в селе Сырково Резинского района в 1947 году. Архиерей Русской православной старообрядческой церкви, член Церковного священноначалия РПСЦ (руководящий орган церкви).

Александр Маргелов

Родился в Кишиневе, в 1945 году. Сын основателя ВДВ СССР Василия Маргелова, продолжатель его дела, автор двух мировых рекордов по десантированию и пилотированию, герой России. Его отцу, генералу Василию Маргелову, в 2010 году поставили памятник в Кишиневе.



Юрий Николаев

Родился в Кишиневе, в 1948 году. Советский и российский телеведущий, народный артист РФ. Наиболее известен по музыкальным телепрограммам «Утренняя почта», «Утренняя звезда», «Достояние республики», «Спокойной ночи, малыши».

Александра Бужилова

Родилась в 1960 году в Кишиневе. Археолог, палеонтолог, специализируется на исследовании жизни людей в период верхнего палеолита (40 тыс. –12 тыс. лет назад), когда они начали активно расселяться по Земле. Доктор исторических наук, профессор, академик Российской Академии наук. Входит в состав ученого совета МГУ.



Александр Леонтьев

Родился в Кишиневе в 1976 году. Российский рок-музыкант, лидер группы «Северный Флот». В прошлом участник групп «Король и Шут» и «Кукрыниксы». Автор текстов, гитарист и вокалист.

Спортивная династия Большовых

Все представители династии родились в Кишиневе. Виктор Большов (родился в 1939) — советский легкоатлет, участвовал в летних Олимпийских играх 1960 и 1968 годов. Его жена Валентина Масловская – Большова (родилась в 1937) — советская легкоатлетка, участница летних Олимпийских игр 1960 года. Дочь Ольга Большова (родилась в 1968) — советская и молдавская легкоатлетка, бронзовый призер Чемпионата Европы, участница четырех летних Олимпиад. Ее муж Вадим Задойнов (родился в 1969) — советский и молдавский легкоатлет, участник трех летних Олимпиадах. Их дочь Алена Большова-Задойнова (родилась в 1997) — молдавская и испанская теннисистка, выиграла четырнадцать турниров ITF.

Текст: Александр Макухин
Видео: Дарья Слободчикова, Игорь Чекан
Оформление: Екатерина Узун
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 9
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: