Семь кругов мансарды
История семьи из Кишинева, оставшейся без квартиры, денег и надежды
Кишиневцы Юрий и Елена Карп девять лет назад купили квартиру в одной из строившихся тогда мансард. Но ее не достроили, строительную фирму признали банкротом, и семья Карп осталась без квартиры и денег. Не помогло и уголовное дело, открытое против владельцев фирмы. За десять лет в Кишиневе возбудили 86 дел о мошенничестве с недвижимостью. Супруги Карп на своем опыте убедились в том, что расследование таких дел обречено на провал. NM рассказывает историю этой семьи, которая вместе с деньгами потеряла надежду наладить жизнь в Молдове и вынуждена была все бросить и уехать из страны.
«Выгодное» жилье
Юрий и Елена Карп жили с двумя детьми в маленькой комнате в общежитии. На новую квартиру они копили больше десяти лет. Деньги собирали с трудом: Лена работала библиотекарем, а Юрий расписывал церкви. Дети росли, им надо было все больше пространства, но собранных денег на квартиру не хватало. В новостройках они были слишком дорогие, а вторичное жилье требовало больших вложений в ремонт. Тогда, в 2011 году, квадратный метр строящегося жилья стоил в среднем €650, а площадь однокомнатных квартир была от 40 кв.м. Семье Карп это было не по карману.

Выход нашли неожиданно, наткнувшись в интернете на сайт компания Neo Mansarde, которая строила мансарды на старых домах. И, хотя квадратный метр жилья в этих мансардах стоил те же €650, эти квартиры были более доступными из-за меньшей площади (от 12 кв. м.).

В офисе Neo Mansarde семью Карп встретил Марчел Дарие, который и убедил их вложить деньги в строительство мансарды.
Марчел Дарие в том же 2011 году участвовал в выборах мэра Кишинева и уверял потенциальных вкладчиков, что строительство мансард — это часть его плана улучшения жилищных условий кишиневцев.
Он сам отвез семью Карп на строительство одной из мансард, чтобы показать, как оно продвигается, а по дороге рассказывал о несправедливых политиках и о том, что в городе «надо навести порядок». Семье он внушил доверие, и они решили вложить деньги в строительство одной из 14 мансард, которые строила в столице Neo Mansarde. По выходным они с детьми приходили посмотреть, как продвигается дело.
«Они обещали закончить к новому учебному году (2011-2012). Я уже представляла, как буду водить ребенка в школу. От этого дома до школы было очень близко», — рассказала Елена Карп.
Продажа
Neo Mansarde
и банкротство
Но в 2012 году, по словам Елены, работа на всех 14 мансардах компании Neo Mansarde стала прерываться, а затем прекратилась. Сначала людей, вложивших деньги в строительство этих мансард, успокаивали и обещали продолжить работу через несколько месяцев. А в марте 2013 года выяснилось, что компанию Neo Mansarde продали некой Алене Гасановой, которая была владелицей фирмы Eco Mansarde. Сначала, как рассказали супруги Карп, Гасанова пыталась получить от вкладчиков дополнительные деньги на завершение строительства, но, когда они отказались, пригласила всех на пресс-конференцию, на которой пообещала все объяснить.

На пресс-конференции Юрий и Елена Карп и еще 135 семей, которые вложились в покупку мансард Neo Mansarde, узнали, что строительство этих мансард не возобновят. По словам Гасановой, некоторые вкладчики добились через суд, чтобы счета компании заблокировали. Кроме того, Гасанова сообщила, что у компании долг €96,53 тыс. (более 1,5 млн леев).
Квартиры в мансарде дома на улице Е. Коки 3, в строительство которой вложили деньги Юрий и Елена Карп, были полностью выкуплены, то есть все вкладчики на стадии строительства заплатили 100% стоимости квартир: от €7,5 тыс. до €23,4 тыс. в зависимости от площади (от 12 кв. м. до 36 кв м.).
Цифры
По данным экспертизы, которую в 2015 году провел администратор процедуры банкротства Neo Mansarde Виталий Мамалига (копия есть в распоряжении NM), общая стоимость квартир на мансарде стоила в среднем от 1,9 млн леев (мансарда в доме на ул. Марии Драган 2/1) до 3,2 млн леев (мансарды в домах на ул. Волунтарилор 18/3, Пеливана 9, Сучевица 22/2).
В 2014 году Апелляционная палата объявила Neo Mansarde банкротом. Часть вкладчиков добились через суд, чтобы недостроенные квартиры передали им в собственность. Из 14 мансард одну успела достроить Neo Mansarde, еще одну достроили вкладчики, которые самостоятельно нашли новую строительную фирму и доплатили еще около 50% от уже внесенных денег.

С остальными мансардами Neo Mansarde так не получилось. У многих вкладчиков просто не было денег, чтобы дополнительно заплатить новой строительной фирме. Например, как рассказали супруги Карп, на улице Коки, 3 надо было провести газ, воду и электричество, доделать крышу и сделать потолки в квартирах. Не говоря уже о внутренних работах.
Примерно в то же время вкладчики Neo Mansarde выяснили, что Марчел Дарие формально никакого отношения к Neo Mansarde не имел. По документам фирмой владел его брат Дорин Дарие, которого большинство вкладчиков никогда не видели.
Марчел Дарие
Марчел Дарие тогда заявил во всеуслышание о своей непричастности к Neo Mansarde и продолжил заниматься политикой. В 2015 году он снова баллотировался в мэры Кишинева от Партии закона и справедливости. А в мае 2016 возглавил другую партию — Фронт спасения Молдовы. В том же году Марчел Дарие зарегистрировал молдавскую федерацию паурлифтинга, под эгидой которой проводил в Молдове международные чемпионаты и устраивал для заключенных в тюрьмах поединки.

Тем временем вкладчики дома по улице Коки, 3 пытались защитить свои права: наняли адвоката, обратились за помощью в мэрию, прокуратуру, к тогдашнему мэру Дорину Киртоакэ и тогдашенму спикеру парламента Андриану Канду. «Мы писали много жалоб, надеялись, что нам помогут. Ответы, которые мы получали, были похожи друг на друга: "Расследование идет, вашу жалобу прикрепили к делу ". За четыре года мы собрали целую папку с такими ответами», — рассказала Елена. Строительные работы в мансарде, в которой они купили квартиру, больше не возобновились.
«Где-то через год Марчел Дарие позвал вкладчиков этих мансард на встречу. Мы больше часа прождали его под дождем. До сих пор помню, как он подъехал на черном BMW X5. На встрече он потребовал с нас дополнительные деньги [на завершение строительства], а, когда узнал, что с нами пришел адвокат, стал на него кричать и выгнал из офиса», — рассказала Елена.
Дорин Дарие
Как выяснил NM, в тот же день, когда Neo Mansarde была продана Алене Гасановой (12 апреля 2013 года), брат Марчела Дарие Дорин стал владельцем другой строительной компании — Creativ Invest Group (документы есть в распоряжении NM). За месяц до этого ее основал Максим Новоселов. Как сообщил NM Марчел Дарие, это брат его жены. В феврале 2015 года владельцем Creativ Invest Group снова стал Максим Новоселов.
В 2016 году компания Creativ Invest Group построила многоквартирный дом на улице Пиетрарилор (Телецентр).
В конце 2016 Creativ Invest Group начала строительство жилой многоэтажки на улице Милеску-Спэтару (Чеканы). С этим домом у Creativ Invest Grup возникли проблемы. Местные жители обвинили компанию в незаконном строительстве, затем депутаты и муниципальные советники от Партии социалистов демонтировали забор вокруг стройки.

К скандалу снова подключился Марчел Дарие. Он утверждал, что представляет интересы жильцов, которые обратились за помощью в его ассоциацию Pro Chisinau.

В 2017 году работы возобновили, но тогдашний мэр Кишинева Дорин Киртоакэ приостановил действие авторизации на строительство. В итоге в феврале 2017 года строительство прекратили.
Семья Карп
В том же 2017 году Юрий и Елена Карп, потеряв всякую надежду достроить квартиру в мансарде или вернуть вложенные деньги, уехали в Румынию.

«Был очень тяжелый период. Мы долго привыкали: все было чужое, ни знакомых, ни доктора. И Юра работал в другом городе», — вспоминает Елена. Но со временем семья Карп привыкла к новому месту и не собирается возвращаться в Молдову.
Уголовное дело
В 2016 году против братьев Марчела и Дорина Дарие и Алены Гасановой завели уголовное дело. Как сообщили NM в Генпрокуратуре, они проходят обвиняемыми по 64 эпизодам. Какое отношение к Neo Mansarde имеет Марчел Дарие, в прокуратуре не объяснили, но рассказали, что дело открыли по 196 статье УК.

Адвокат Александр Гросу, который представляет интересы вкладчиков Neo Mansarde, утверждает, что дело должны были открыть по 190 статье УК. В обеих статьях, отметил адвокат, речь идет о мошенничестве в особо крупных размерах. Но в 196 статье говорится о мошенничестве «при отсутствии признаков хищения». По этой статье виновным грозит до трех лет тюрьмы, а по 190 — от 8 до 15 лет.

Дело до сих пор расследуют: прокуроры пытаются взять показания у всех пострадавших от деятельности фирм Neo Mansarde и Eco Mansarde.
Что рассказал Марчел Дарие
Марчел Дарие утверждает, что уголовное дело, открытое против него, было связано с «его политической деятельностью» (речь о деле, в котором фигурируют также его брат и Гасанова). По словам Дарие, предъявленные ему обвинения несколько раз аннулировали. Кроме того, он подчеркнул, что по этому делу уже истек срок давности (согласно Уголовному кодексу, срок привлечения к ответственности по указанным ранее статьям — пять лет). «То есть с юридической точки зрения я не имею никакого отношения к уголовному преследованию […] Но морально я тоже чувствую себя виноватым», — сказал Дарие NM. По его словам, он мог бы изменить ситуацию с этими мансардами, если бы попал в столичный мунсовет.

По мнению Дарие, недостроенные мансарды и потерянные вкладчиками деньги — «это проблема не только компании Neo Mansarde, но и муниципия Кишинев». Без участия и поддержки мэрии, отметил Дарие, невозможно достроить эти мансарды.

В беседе с NM Дарие также отметил, что «не занимается бизнесом, и с 2007 года руководит разными общественными организациями. NM, однако, выяснил, что в 2010 году Марчел Дарие основал строительную компанию Proiect Invest Grup (номер регистрации 1010600019985). В декларации за 2011 год Дарие указал, что был директором этой фирмы.

По словам Марчела Дарие, строительство мансард в Кишиневе было «планом его предвыборной кампании» 2011 года. После избирательной кампании он предложил нескольким инвесторам, включая брата Дорина Дарие, вложиться в строительство мансард.
«Я занимался этой проблемой на уровне жильцов, а не как бизнесмен. Моей задачей было находить дома, [на которых можно надстроить мансарды], заключать соглашения и искать вкладчиков», — рассказал Дарие.
По его словам, строительные работы на мансардах прекратились через год после того, как компанию Neo Mansarde продали Алене Гасановой. Он связывает это с пожаром в одной из мансард в 2014 году, после которого тогдашний мэр Дорин Киртоакэ отозвал авторизации на строительство всех мансард в городе.

Информацию вкладчиков о том, что строительные работы в этих мансардах прекратились задолго до продажи Neo Mansarde в 2013 году Алене Гасановой, Марчел Дарие прокомментировал так: «Насчет деятельности компаний, повторяю, ничего не могу сказать, так как я не занимался бизнесом».

От ответа на вопрос, почему его брат продал Neo Mansarde Алене Гасановой, Марчел Дарие тоже уклонился. Он сказал, что, по его сведениям, никто из его родственников «не нарушал закон, никого никогда не привлекали к ответственности по делам бизнеса»: «Если кто-то что-то продает или покупает, оформляя это у нотариуса, я считаю это абсолютно легальной и нормальной сделкой».

На вопрос, зачем Гасанова купила компанию Neo Mansarde, у которой были огромные долги, Дарие ответил: «Я знаю, зачем сам что-то покупаю или продаю. Насчет того, зачем другие покупают бизнес, то, думаю, для того, чтобы получить прибыль».

В феврале 2020 года Марчел Дарие объявил, что ушел из политики и основал «Патрональную ассоциацию девелоперов недвижимости». Он пообещал бороться за права строительных компаний.
Отметим, с 2014 года об Алене Гасановой в СМИ не появлялось никакой информации. Ее профиль в Facebook также не обновлялся с 2014 года.
Общая картина
За последние десять лет — с 2010 по 2019 год — в Кишиневе открыли 86 уголовных дел по факту мошенничества с недвижимостью. Речь идет о строительных фирмах, которые собирали деньги с людей, обещая им квартиры, но не заканчивали строительство. Из этих дел до суда дошли 20, расследование остальных еще продолжается или прекращено. Пик таких дел пришелся на 2014 год, когда завели 28 дел о мошенничестве с недвижимостью, в 2015 их число сократилось до 15, в 2016 открыли шесть таких дел, а в 2017-2019 — ни одного.
По словам адвоката Вадима Виеру, расследование таких дел тянется годами: прокуроры намеренно их затягивают, ожидая истечения срока давности или просто не занимаются ими, расследуя более тяжкие — убийства и ограбления. Кроме того, отметил адвокат, у некоторых прокуроров нет достаточной квалификации для таких дел.
«И возникает подозрение в коррупции. Прокуроры, например, намеренно совершают процессуальные ошибки, с этими ошибками дело попадает в суд, и в суде оказывается, что срок привлечения к ответственности истек», — рассказал адвокат.
Он также отметил, что в последние годы в Кишиневе стало значительно меньше случаев мошенничества с недвижимостью. Эксперт связывает это с тем, что против многих фирм завели уголовные дела по 190 статье, «и многие [мошенники] успокоились». Также он связывает это с тем, что инвестиционные контракты стали регистрировать в базе Кадастра.

При этом эксперт подчеркнул, что всегда рискованно покупать квартиру через инвестиционный контракт. Для начала, отметил он, надо выяснить «историю» фирмы: сколько объектов она уже построила и сдала в эксплуатацию.
Текст: Анастасия Кушнир
Оформление: Кристина Демиан
Заглавное фото: vestivrn.ru
Фото: Анастасия Кушнир
x