«Сколько стоит человеческая жизнь?» Экс-главврач РКБ — о пандемии, вакцинах, теориях заговора и действиях властей (ВИДЕО)
9 мин.

«Сколько стоит человеческая жизнь?» Экс-главврач РКБ — о пандемии, вакцинах, теориях заговора и действиях властей (ВИДЕО)

Выявленная в конце 2019 года коронавирусная инфекция проникла в Молдову в марте 2020 года. И с первых дней стало понятно: страна не готова к эпидемии. Первыми с ковидом столкнулись медики, которым пришлось лечить пациентов, ничего не зная о болезни. Анатолий Чуботару возглавлял Республиканскую клиническую больницу (РКБ), когда туда поступил первый пациент с коронавирусом. Почти через две недели Чуботару уволила только что сформированная  национальная комиссия чрезвычайных ситуаций.  В интервью NM он рассказывает, как самая крупная больница страны (не)справилась с пандемией, в чем, по его мнению, была причина увольнения с поста главврача, почему спустя год число случаев заражения продолжает расти, кто в этом виноват и что можно сделать сегодня, чтобы поскорее выйти из кризиса.

«Почему мы отдаем предпочтение ковидному больному, а другой — пусть умирает?»

Как для вас началась пандемия, и были ли вы к ней готовы?

Появление Covid в Молдове я воспринял очень встревоженно и серьезно. Оказалось, что у нас нет практически ничего, кроме комбинезонов двадцатилетней давности. Вот в таких условиях пришлось работать. Никто же в мире не знал об этом вирусе. Я решил, что мы должны начать обучение людей. Я вышел на представителей НПО, у которых налажены связи с Всемирным банком, с Европейским банком, чтобы помогли создать группу специалистов для обучения. На первое время мы приняли решение обучить 50 человек из РКБ, 50 из Кагула и 50 из Бельц. Мы создали учебный класс, привезли из медунивеситета муляж. В бывшем операционном блоке создали реанимационный зал. Там мы показывали, как правильно интубировать, как переодеваться и проводить дезинфекцию…

В это время к нам поступила женщина, приехавшая из Италии. Ее привезли в очень тяжелом состоянии. Мы бросились ее спасать. Она лежала на 14 этаже, в отделении для инфекционных больных, где есть отдельная реанимация. Мы ее вытащили. Было очень тяжело, но она выздоровела. К тому времени, как она выписалась, в Молдове было уже 6-7 больных ковидом. Но как нам работать в таких условиях? Как мы защищаем своих сотрудников? Насколько они защищены теми средствами, которые есть: комбинезоны, маски, очки и т.д? Я начал искать, как сотрудникам можно сделать тесты. Государственная лаборатория работала очень плохо. У них старая аппаратура и большие очереди. Я обратился в частную лабораторию.

В тот день, утром, прихожу на работу и мне докладывают, что у одного из дежурных врачей высокая температура. Я понял, что ждать больше нельзя и повел всех шестерых дежурных сдавать анализы. Вечером у четырех из них — положительный результат теста. Это страшно. Клинический случай был только у одного, а остальные пятеро чувствовали себя нормально. Тем не менее четыре человека заболели. Статистика показывает очень четко: у 20% клинический случай, а у остальных 80% — слабые симптомы или их вообще нет. Точно также было и у нас. Тут же госпитализировали их, изолировали. Я договорился с ректором университета, чтобы выделить для них общежитие. В общем, сделал все, что мог, но не посоветовался с минздравом. Потому что понимал, что советоваться не с кем. Министр — юрист. Что она понимает? И речь не идет о том, что я пренебрегал ее мнением, просто поставил в известность о своей деятельности. Инициатива ведь хорошая.

Как вы узнали о том, что вас уволили?

Я работал в кабинете, писал письма, искал спонсоров. Мне звонит дочь. Звонила примерно раз пять. Я отвечаю и прошу не мешать мне, потому что занят. Она мне говорит: «Папа, подожди! Тебя уволили с работы. Вот по телевизору показывают». А я не знал. Конечно, обидно, когда полностью отдаешь себя работе. Когда понимаешь, что абсолютные непрофессионалы столкнулись с тяжелой эпидемиологической ситуацией. Я посчитал своим долгом работать на полную мощность.

7 марта поступил первый больной, а 24 марта меня уволили. С этого момента я стал персоной нон грата в Республиканской больнице. В моей помощи больше никто не нуждался, все руководители отвернулись… На моем примере они всем преподали урок: будете выступать — останетесь без работы. Это было мерзопакостное решение руководства. Пришло время, когда надо поклоняться партийным работникам какой-либо партии. Но, если честно, тошнит от этого.

Насколько эффективно работает молдавская медицинская система?

Наш реанимационный центр состоит из хирургического блока и реанимации. В этом блоке — положительное давление, чтобы ветер выдувал всю инфекцию, но тут инфекция контагиозная. Когда проветривается, то воздух оттуда заходит в кабинеты медсестер, врачей и заражает их. Это категорически противопоказано. Я говорил, что этого нельзя допускать. Это — единственная больница в республике, которая оказывает комплексную помощь всей стране. Тут проводят операции на сердце, на головном мозге, пересаживают органы. Все здесь. Если мы «испачкаем» эту больницу, то люди умрут. Все люди равны перед богом, перед государством. Почему мы отдаем предпочтение ковидному больному, а другой — пусть умирает? Нельзя так делать! Надо планировать так, чтобы спасти обоих. Поскольку такую помощь, как наша больница, никакая другая не оказывала, отдать ее под ковид — это преступление. Я как-то высказался в минздраве. Сказал им, что не нормально, когда у нас есть ЖД больница, после ремонта, огороженная большим забором. 10% коек там занято, а остальные пустуют. У нас есть военный госпиталь, госпиталь МВД, кожвен больница в Костюженах. На худой конец, есть ворниченская больница, больница №1, которая предназначена именно для таких больных… В Китае, в России за месяц построили несколько госпиталей на 1000 коек, а тут все есть — койки, матрасы, но нет воды. Ну привезите тогда пару цистерн воды, каждый день привозите! Это что, проблема?

«При чем тут партии? Это национальная беда!»

Что изменилось спустя год и в какую сторону?

Статистика страшная. Заболеваемость сумасшедшая… Госпитализированы 160 больных на 120 коек. Сорок лишних больных. В Республиканской больнице нагрузка на одного врача должна быть 10-12 больных. Тут в субботу-воскресенье на 160 больных всего два врача и те — интерны. Они ходят в этих комбинезонах. Когда он может обслужить этих 160 пациентов? Он же тоже живой человек. Он должен и есть, и в туалет сходить. Эти люди уже падают в обморок. Они работают в невозможных условиях. Им надо ставить при жизни золотые памятники. Это — настоящие герои, люди, преданные своему делу, и они не уходят…

Вот депутат Дьяков недавно говорил, что ему пришлось ждать два дня, чтобы госпитализировали жену. Хорошо, что он депутат. А что говорить обычным людям, несчастным пенсионерам? Никто не смотрит на них. Это что, государство?

Кто виноват в том, что заболеваемость растет? Вирус или отношение к нему?

Вирус — он везде одинаковый. Вы видите, что происходит в других странах. В первую очередь виновато руководство, которое лавирует: сейчас предвыборная кампания, если мы обидим кого-то… Сколько стоит человеческая жизнь? Никто не думает о людях. Каждый думает только себе. Как бы сделать так, чтобы это не было против нашей партии. При чем тут партии? Это национальная беда! Наше горе.

Я иногда хожу вокруг Комсомольского озера. Около двух недель назад я гулял с женой. Если на тысячу человек было два человека в маске, то это хорошо. Абсолютно все без маски и ходят гурьбой. В это время проезжает машина скорой помощи с сиреной, везет тяжелых больных в Covid-центр. Никто не обращает внимания, как будто музыка на свадьбе играет. К вопросу о том, кто виноват: все виноваты. Потому что у руководства такое отношение. «Это легко. Понюхал, прошло, вышло». Люди так и воспринимают: если первые лица так думают, при чем тут мы.

Вы помните, сколько людей из руководства не носили маски первые полгода? Министр не носил, директор Нацкомиссии общественного здоровья не носил, в минздраве никто не носил, в правительстве. Никто не носил маски. Говорили, что это не передается, что надо только мыть руки и пить теплую воду. Но послушайте: это на уровне третьего класса. Это азбука эпидемиологии, но они этого не знают и не стесняются своей глупости. А что в таком случае может говорить сельский старик или бабушка?..

«Люди спрашивают, какая вакцина хорошая. Хороша та, которую можно сделать быстрее»

Последние опросы показывают, что некоторые скептически относятся к этой болезни, а почти 60% населения не готовы вакцинироваться. Почему люди не верят?

Я смотрю выступления ученых из США, из Канады. Им задают вопросы о том, какая вакцина хорошая. Они отвечают, что хороша та, которую можно сделать быстрее. Потому что каждый пропущенный день — это дополнительный риск заболеть и умереть. У нас люди неправильно осведомлены и дезинформированы. Я смотрю в Facebook: 90% информации о прививках — против них. «Это чипы, это Билл Гейтс…» Ну это же глупость, но глупостям у нас верят, потому что страна глупая.

Люди, столкнувшиеся со смертью родных, часто говорят, что их близкий человек умер от другого заболевания, а диагноз ковид нужен для статистики. Что вы об этом думаете?

Умирают, в основном, люди с сопутствующими заболеваниями. Это сахарный диабет, сердечные заболевания, заболевания почек, раковые больные. Они до этого худо-бедно жили, но на этом фоне, организм очень ослаблен, и, когда он заражается еще и Covid, то человек умирает. Немного, но умирают. Так от чего он умер? От диабета? Он умер от ковида, а не от своего диабета. Это ошибочное мнение, которое очень охотно распространяют. Причем я не исключаю, что его распространяют политики.

Некоторые также распространяют информацию о том, что ковид искусственно создали в лаборатории, чтобы сократить население Земли. Как относиться к подобным заявлениям?

Люди, проснитесь, одумайтесь! Не поддавайтесь на эти провокации. Кто-то заинтересован в этом. Вот именно, чтобы сократить население на Земле, они и выпускают эти фейки, чтобы вас обмануть, чтобы вы не вакцинировались и не защитились. И вы будете теми, кто покинет этот мир. Не поддавайтесь на эту глупую информацию. Надо верить специалистам. Если мы будем вместе бороться с ковидом, то обязательно победим. Но, если будем идти врозь: один верит, другой нет, то мы проиграем. Умрут ваши близкие, родственники, дети, братья, сестры. Они умрут из-за этого. Подумайте хотя бы о них, если сами не хотите верить. Нельзя относиться к этой проблеме так безрассудно.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: