«Там нет возможности проверять на COVID-19». Что происходит в психиатрических клиниках и интернатах Молдовы. Интервью NM
6 мин.

«Там нет возможности проверять на COVID-19». Что происходит в психиатрических клиниках и интернатах Молдовы. Интервью NM

Психоневрологические интернаты и психиатрические клиники Молдовы оказались не готовы к эпидемии коронавируса. В учреждениях, где живут от 100 и больше человек, не хватает защитных средств, а изолировать потенциально зараженных негде. Об этом и о том, что нужно срочно предпринять, чтобы защитить постояльцев и пациентов таких учреждений, в блиц-интервью корреспонденту NM Марине Шупак рассказал координатор программ Института по правам человека (IDOM) Дмитрий Руссу.

x

Вы сообщили, что среди постояльцев одного из бывших психоневрологических интернатов есть зараженный коронавирусом. Что именно произошло?

Впервые об этом мне стало известно в понедельник. Из-за того, что это информация медицинского характера, да еще из такого учреждения, сложно было узнать детали. Речь шла об одном из Центров временного проживания для людей с ограниченными возможностями. Именно так сейчас называются бывшие психоневрологические интернаты (всего их в Молдове восемь — NM). В нем живет около 400 человек.

Но, как выяснилось сегодня (8 апреля — NM), заразился человек, который два месяца назад покинул центр временного размещения и начал жить самостоятельно. То есть заражение произошло за пределами интерната.

В то же время оказалось, что критическая ситуация в психиатрической клинике Кодру: там есть случаи заражения и врачей, и пациентов. Кроме того, там не хватает защитных материалов, как, в принципе, и в других психиатрических клиниках и центрах.

Сразу возникает вопрос: если зараженные выявят и у постояльцев бывших психоневрологических интернатов, — где этих людей будут лечить? Большая часть таких центров располагается в регионах. Будут ли их лечить в регионах, где практически нет для этого ресурсов? Районная больница Штефан-Водэ, например, уже закрыта. Пожалуй, все читали о том, какие условия в Сорокской больнице.

В регионах для всех плохие условия лечения, а что же делать с людьми с особыми потребностями? Где лечить их? В лучшем случае этого человека отправят в Кишинев. А насколько Кишинев готов обеспечить все регионы? Ответ, думаю, очевиден.

В центрах временного содержания людей с ограниченными возможностями сейчас живет около 2 тыс. человек. Думаю, если проверить на вирус всех, то обнаружится больше случаев. Если не принять срочные меры, то через несколько дней или неделю ситуация в центрах будет намного хуже.

Источник NM в одном из таких центров сообщил, что людям не выдают дезинфицирующие средства, у персонала нет масок и перчаток. Что вы на это скажете?

Эта информация подтверждается и из источников, которые есть у нас в некоторых центрах. Обеспеченность защитными средствами таких центров и психиатрических клиник — большая проблема. Работникам и постояльцам центров недостаточно рассказывают о способах предотвращения коронавируса, и не дают им для этого ресурсов.

При этом, давайте не будем забывать, что там есть работники, которые уходят домой. Это значит, что, если они заболеют, то могут передать вирус своим подопечным, или, наоборот, принести вирус из центра домой. Если учесть, что инкубационный период вируса — 14 дней, то они могут без симптоматики передавать вирус и дома,  и на работе. Это же относится и к интернату: зараженный постоялец без симптомов может передать вирус другим 400 людям. Ни в этих центрах, ни в психиатрических больницах нет возможности проверять людей на наличие COVID-19, и это большая проблема.

Но в своем ответе на запрос NM минздрав заверил, что все центры обеспечены защитными средствами. Как в условиях карантина возможно следить за тем, что делают власти, и за тем, чтобы соблюдали права постояльцев центров?

В таких условиях никто не проведет эффективный мониторинг. Мы в IDOM учредили кризисный центр. Его задачи — рассматривать жалобы, полученные по телефону, электронной почте или на официальной странице IDOM в Facebook, от любого, кто считает что его права были нарушены. Юристы IDOM будут консультировать, и бесплатно рассматривать конкретные случаи нарушения прав человека, именно в контексте ограничений из-за вируса.

К нам можно обратиться по телефонам: + (373) 22 838 408; + (373) 22 838 409ю + (373) 799 11 215; + (373) 794 78 260 или по электронной почте: [email protected]

Мы стараемся подробно изучать случаи, чтобы не только анализировать данные, но и выезжать на места при необходимости. Сейчас мы разговариваем по телефону с постояльцами центров. Для нас важно понять общую картину происходящего, и минимизировать ущерб.

Как одну из защитных мер минздрав запретил людям, живущим в центрах, покидать территорию учреждения. Насколько такое ограничение оправдано?

Меры, вводимые для предотвращения коронавируса, — проблематичный вопрос для всех учреждений, где массово живут люди. В этом конкретном случае, я считаю, что такой подход оправдан. Мы должны понимать, что в этих центрах есть люди, которые находятся там очень долгое время, с ними мало работали. Они при этом довольно уязвимы с точки зрения здоровья, и при взаимодействии с другими людьми высока опасность заболеть. И все это на фоне того, что в Молдове в принципе не все понимают важность проблемы коронавируса и соблюдения мер для предотвращения заражений. С другой стороны, эти люди находятся в учреждениях, где живут вместе от 280 человек, и, если хоть кто-то из них заболеет, то рискуют все.

Думаю, что, с точки зрения международного права, такое ограничение свободы передвижения можно считать целесообразным. Но как его реализуют в Молдове — это другой вопрос. Об этом ограничении рассказала чрезвычайная комиссия по вопросам общественного здоровья, но я не видел документы, которые регламентировали бы это ограничение. Нужно, чтобы люди понимали, как именно подобные ограничения применять, как долго это может продолжаться и т.д.

Есть и другая проблема. Некоторые постояльцы центров перепрыгивают через забор и уходят. Куда их селят, когда они возвращаются? Мест для карантина в бывших психоневрологических интернатах нет. Нужно разработать понятные протоколы для того, чтобы на региональном уровне люди понимали, что делать при различных сценариях: для предупреждения, лечения, изоляции людей. И, конечно же, эти документы должны быть подкреплены ресурсами. А пока что, увы, в этих интернатах нет элементарной возможности протестировать людей.

(ДОБАВЛЕНО В 17.45) Как выяснил Дмитрий Руссу уже после публикации интервью, в одном из интернатов появилась «вспышка заражения». Речь идет о трех постояльцах, которых сейчас планируют перевести в другое учреждение. Куда — пока неясно. «Если в одном таком центре уже трое зараженных, можно предположить, что там грядет беда», — считает правозащитник.

***

Справка NM. В Молдове есть восемь Центров временного размещения людей с ограниченными возможностями: в Кишиневе, Бельцах, Брынзенах, Бадиченах, Кочиерах (два центра) и в Оргееве и Хынчештах для детей. Большинство этих центров открыли на базе бывших психоневрологических интернатов.

Некоторые из этих интернатов в разные годы оказывались в центре скандалов. Так, в психоневрологическом интернате Бельц врач Станислав Флоря насиловал своих пациенток, за что в 2019 году его приговорили к 15 годам тюрьмы.

В психоневрологическом интернате для мальчиков в Оргееве издевались над пациентами: кроме прочего, их приковывали к кроватям и кормили едой с червями. Директора интерната Лидию Попу уволили из-за этого в 2015 году.

Правозащитники также обращали внимание на то, что и в некоторых других интернатах нарушали права человека: обитателей заведений избивали, не обеспечивали средствами личной гигиены и достаточным питанием.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: