Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»
17 мин.

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

27 августа 2021 года Молдова отмечает 30-летие со дня объявления независимости. Дата хоть и праздничная, но для многих грустная: пока политики и активисты спорили, с кем и куда идти теперь уже независимой Молдове, граждане, оставшиеся без работы и денег, уезжали из страны, чтобы выжить, прокормить себя и своих близких. 

Сколько сейчас, спустя 30 лет с момента провозглашения независимости, их живет за границей — точно не знает никто. По приблизительным оценкам МИДЕИ, за рубежом живет 1,1-1,25 млн молдавских граждан, и это только в тех странах, где есть молдавские дипмиссии. 

В канун праздничной даты NM отправился на север Молдовы, в село Коржеуцы Бричанского района, которое шесть лет назад СМИ окрестили «молдавским Парижем», «маленькой Францией», «оазисом благополучия». Корреспонденты NM попытались выяснить, есть ли будущее у молдавского села, в чем преимущества трудовой миграции, и почему одни села умирают, а другие — развиваются.

Коржеуцы

Село Коржеуцы находится практически на крайнем севере Молдовы. До границы буквально рукой подать, а ближайшие крупные города Украины и Румынии значительно ближе, чем Кишинев. 

Длинную дорогу в Коржеуцы с лихвой компенсируют виды холмов и оврагов, укрытых разноцветным лоскутным одеялом полей и лугов. Слева и справа от нас, на сколько хватает глаз, тянется зеленая полоса грецких орехов. Подъезжая к селу, в очередной раз подмечаем и хорошее состояние дороги, и дорогие автомобили, которые все чаще попадаются на пути.

Коржеуцы встречают нас нарядными: аккуратные дома и коттеджи преимущественно с красными и синими крышами, чистые и ровные улицы, свежевыкрашенные автобусные остановки и дети, которые гоняют на велосипедах. В одном из свежеотремонтированных зданий легко угадывается школа, чуть поодаль — яркий, с горками и качелями, детский сад.

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

Титова Наталия / NewsMaker


По статистике в селе около 8 тыс. жителей. Почти треть из них (2,5-2,8 тыс.) живут и работают за границей. Большинство — во Франции, но есть и те, кто работает в Италии, Испании, Австрии. Первые сельчане начали уезжать во Францию в 97-98 гг. За ними потянулись родственники и знакомые, а после — их родственники. Родственные связи, которые так развиты в Молдове, стали тут синонимом возможностей и перемен к лучшему. 

Итак, мы в центре села. То тут то там припаркованы дорогие машины, а вот людей почти нет. С одной стороны от нас «Париж» — ресторан и местная достопримечательность, с другой — мэрия. В ресторан обязательно зайдем, а пока нас ждет мэр села Виктор Андроник. 

Из Молдовы с любовью

Виктор Андроник встречает нас у мэрии и приглашает внутрь. В здании мэрии, судя по всему, не так давно сделали ремонт: перила тут хромированные, на стенах — венецианская штукатурка, а в санузлах — горячая вода. 

Виктор Андроник занимает пост мэра Коржеуц уже 14 лет. И он готов часами рассказывать о селе и о людях, которые тут живут, когда-то жили или просто приезжали в гости.

 

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

На фото: мэр Коржэуц Виктор Андроник

 

По словам мэра, почти все взрослые жители села были за границей. 

«Там они работали, многое видели, а дома хотят воплотить свои мечты и идеи. Люди очень стараются. Дома строят. Вкладывают деньги. Там мы гости, а раз тут родился — твой дом здесь».

Пока мэр рассказывает, часы с маятником гулко отбивают каждые десять минут. «Старинные, 1831 года», — уточняет он. Сделаны во Франции. Кажется, тут любят все французское. И даже местные жители, с которыми мы встретимся позже, извиняясь сетуют на то, что путаются в румынских и французских словах.

Мэр и сам не раз бывал за границей, но видит себя только дома. В селе живет его сын, а во Франции — дочь. В Молдове она окончила Медицинский университет. Туда поехала доучиваться и осталась работать, но уже купила участок в селе и планирует строить дом. 

’’Ai noștri’’

«Наши» — местоимение, которое мэр использует чаще остальных. Они и дома строят, и в село вкладывают, и помогают чем могут.

«Одна наша женщина вышла замуж за француза. У него бизнес во Франции, а сюда они приезжают в отпуск на месяц-полтора. Видели бы вы, какой дом они построили. В стиле хайтек. Сейчас он планирует построить в Коржеуцах бассейн. Но он же для нас строит, бассейн с собой не заберешь. А инвестиции, особенно по меркам села, огромные — 1,2 млн евро».

«Наши ребята построили тут ресторан. Они тоже работали за границей. С пандемией, конечно, стало сложнее, но спрос есть — сюда приезжают и из Бричан, и из Единец».


«Наши односельчане живут и в Австрии. Один из них купил нам пожарную машину, потом мы решили обновить ее — взяли другую, новую. Раньше тут был ГАЗ-66 — остался еще с советских времен. Нашли пожарников. Один дежурит в мэрии, второй — на подхвате. Сейчас обслуживаем Коржеуцы и соседнее село. И машина уже не раз нас выручала».

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

Наталия Титова / NewsMaker

 

«Наш односельчанин — совсем молодой парнишка, тренер юношеской команды по футболу “Пари Сен-Жермен”. Он хочет организовать в селе футбольную команду. Со строительством стадиона помог USAID. Планируем, что уже в следующем году мы его закончим. Конечно, он будет не такой, как у “Пари Сен-Жермен”, но стыдно точно не будет».

«Наши общаются между собой. Есть даже организация диаспоры, которая особенно активна в последний год. В планах купить тренажеры и установить их в парке. Речь о двух тысячах евро. И, кстати, они [диаспора] сами решают, на что потратить собранные деньги».

К слову, такие истории мы еще не раз услышим за время нашего путешествия. А многие из местных и вовсе живут на две страны: пока получается — работают в Молдове, но как только денег становится недостаточно, отправляются на заработки.

«Кто-то думает, что мы хотим на этом заработать»

По словам мэра, большинство уехавших на заработки постоянно живут во Франции. Приезжают редко — в отпуск или по семейным делам. Многие уже не раз обращались к мэру с просьбой организовать дом престарелых. Тогда-то и нашлись волонтеры из-за границы. Помогли и представители концерна Mercedes. 

«Они приехали со своими материалами, сами все сделали. А в итоге… получилось неправильно. Когда завершили ремонт на втором этаже здания бывшей больницы, который много лет был закрыт, возникли проблемы с разрешением районного совета. Возможно, кто-то думает, что мы хотим на этом заработать. Но ведь все можно проверить. Получается, что люди готовы платить по 200 евро в месяц, только чтобы отец или мать были под присмотром, а мы не можем помочь». 

Предполагается, что в доме престарелых можно будет разместить до 40 человек. И в мэрии рассчитывают «добить этот вопрос» и «отдать в частные руки».

Выходя из кабинета мэра, замечаем стройный ряд банок с консервацией. Как выяснилось, это продукция консервного завода, который находится тут же, в Коржеуцах. Уже в приемной мэр показывает монитор, на котором транслируется видео с камер наблюдения, установленных на улицах села.

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

Наталия Титова / NewsMaker

 

В холле с нами прощается суровый Штефан чел Маре в бронзе и единственный пожарный, который всегда на связи. 

Коржеуцы-Париж

Наверняка, не все парижане знают о существовании Коржеуц, но точно все жители села знают о Париже. Раз в неделю отсюда ходит большой рейсовый автобус Коржеуцы-Париж и еще несколько раз в неделю — небольшие микроавтобусы. В разгар пандемии они перевозили посылки, сейчас все чаще ездят и люди.

А еще в Коржеуцах есть ресторан «Париж». По периметру он окружен стройным рядом пирамидальных туй и елей, а на летней террасе расставлены горшки с олеандром. За столиками разместились компании молодых людей и семьи с детьми. И, кажется, что точно такую же картину можно наблюдать где-нибудь в Кишиневе, Бухаресте и, наверное, даже в Париже.

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

Титова Наталия / NewsMaker

 

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

Титова Наталия / NewsMaker

На заднем дворике ресторана она — местная достопримечательность, уменьшенная копия Эйфелевой башни. Вокруг нее толпятся нарядные женщины и мужчины, пришедшие на свадьбу. Но только мы рассматриваем и снимаем ее, пытаясь поймать лучший кадр, в который башня попала бы целиком.

 

«Сельское хозяйство, как первая любовь»

К «Парижу» подъехали братья Иван и Виктор Зосим, о которых нам рассказывал мэр. Днем ранее они вернулись из настоящего Парижа, а весной этого года привезли из-за границы саженцы павловнии, засадив ею шесть гектаров земли.

Слышали ли мы раньше о таком растении? Разумеется, нет.

Кажется, что удивление — нормальная реакция на увиденное или услышанное в Коржеуцах.

Павловния — ценное садово-парковое дерево, которое считается одним из самых быстрорастущих деревьев в мире (годовой прирост — от 2,5 до 5 метров в год, в зависимости от климата и сорта). Древесина павловнии легкая и мягкая. Ее используют для изготовления музыкальных инструментов, мебели, мелких поделок, разделочных досок, горных лыж и сноубордов. Применяется также для изготовления оснований ракеток для настольного тенниса.

История Ивана, старшего из братьев — самая обычная. Еще мальчишкой он помогал родителям в поле и продавал картошку на местном рынке. Позже обзавелся небольшим стареньким трактором и сам посадил гектар картофеля, потом еще и еще один. В какой-то момент картофелем, традиционной культурой для этих мест, было засажено 20 гектаров земли. А вот спроса и рынков сбыта для него не было. И три года назад Иван оказался во Франции, где к тому времени уже работал его младший брат Виктор. 

«Работал, как и большинство молдаван в строительстве, но, поскольку всю жизнь занимался сельским хозяйством, то подспудно анализировал, что выращивают там, на что есть спрос, и что можно было бы вырастить в Молдове».

Пока Иван рассказывает нам свою историю, его брат Виктор, улыбаясь, добавляет: 

«Да, он патриот. Никогда не хотел уезжать из Молдовы. А сельское хозяйство, как и первую любовь, — забыть невозможно».

Павловния или Адамово дерево

Работая на стройке во Франции, Иван решил заняться выращиванием павловнии — дерева, древесина которого высоко ценится в Европе. Саженцы павловнии нашли и закупили в Испании, но сорт, по словам Ивана, рассчитан на наши широты, и должен пережить зиму. 

Иван рассказывает, что в Испании ему предлагали землю и все необходимое для выращивания деревьев, но он отказался, потому что у него и так была работа. Была и цель — вернуться домой. При этом Иван очень осторожен в оценках и планах на будущее: «Пока это только проба. Потом, если все получится, посадим больше. Неизвестно, как растение поведет себя при наших температурах».

В свой экзотический «лес», который растет на месте картофеля, Иван уже вложил 30 тыс. евро. Братья предлагают посмотреть на него, и мы отправляемся в путь.

Привычный для Коржеуц асфальт заканчивается на краю села: тут среди подсолнечника и кукурузы стройными рядами растет павловния, которая издали напоминает подсолнух с огромными, сочно-зелеными листьями. Иван охотно рассказывает и о деревьях, и о том, какими они будут через четыре года, когда их можно будет спилить.

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

На фото: Иван Зосим

Иван говорит, что планирует продавать древесину в Молдове, потому что спрос в стране есть, но все ввозят из-за рубежа. И добавляет, что павловнию выращивают в соседней Румынии. Есть плантация в Унгенах, правда, другого сорта. 

«Продали машину, чтобы я смог уехать»

Пока Иван пробовал и пытался развивать сельское хозяйство в Молдове, его младший брат Виктор работал во Франции. 

«Я уехал в 2008 году, сразу по окончании школы. Тогда виза стоила три тысячи евро. У брата была машина. Он ее продал, а деньги отдал мне, чтобы я смог уехать. Во Франции уже жил наш двоюродный брат. Но через десять дней я остался без документов. В любой момент меня могла поймать полиция и депортировать из страны. Я рисковал, все рисковали. Поначалу я не знал языка и за три года ни разу не был дома. Но уже через год я сносно говорил по-французски, а через три сделал румынское гражданство. Сейчас, конечно, значительно проще. Но зарабатывать деньги все равно очень тяжело».

Когда возвращаемся в Молдову, продолжает Виктор, чувствуем себя, как дома. И тут же поправляется — здесь мы дома.

 

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

На фото: Виктор Зосим

Чтобы хоть как-то разрядить обстановку, спрашиваем Виктора, вернул ли он деньги за машину? (Улыбается). А брат Иван грустно добавляет: вернул и не за одну. 

Виктор отправлял домой деньги, а семья инвестировала их в сельское хозяйство.

Иван рассказал, что многие сельчане ездили на заработки. Зарабатывали деньги, возвращались в Молдову. Вкладывали их, но что-то не получалось. Снова уезжали и снова возвращались в Молдову. И снова «прогорали».

Позже, гуляя по селу, мы еще услышим истории сельчан, которые в сезон работают в поле, а в не-сезон — зарабатывают деньги или покрывают убытки в надежде, что следующий год будет лучше. 

«Пять часов простоял в очереди, чтобы просто проголосовать»

Виктор рассказывает, что многие уехали из села 20 лет назад, и даже они подумывают вернуться обратно.

«Тогда, 20 лет назад, Коржеуцы выглядели совершенно иначе. Теперь они возвращаются, видят и слышат, что жизнь меняется. Они полны энтузиазма. Они хотят вернуться и что-то изменить. И это желание огромно, но пока они не могут решиться на этот шаг. Вы же понимаете, там у многих зарплата две тысячи евро и более, а тут — несколько сотен. Дома, машины, которые вы, наверняка, видели — дорого стоят. К тому же люди уехали из Молдовы очень разочарованными».

Виктор рассказал, что, несмотря на то, что уже 13 лет живет во Франции, всегда ходит на выборы. В последний раз, вспоминает он, простоял в очереди пять часов, потому что прошлое правительство «перешло все границы». Мужчина сожалеет и о том, что многих в Молдове «устраивает даже такая жизнь, поэтому и власть менялась так трудно. Человек всегда должен искать новые возможности и решение своих проблем, а не довольствоваться тем, что есть».

Строить, чтобы жить

Насмотревшись на павловнию, мы возвращаемся в село.

Иван и Виктор не нашли лучшего способа ответить на вопрос, планируют ли они жить в Молдове, как пригласить нас к себе. «Посмотрите, как мы живем, и сами решите, останемся ли мы тут», — предложил Иван.

Пока едем, спрашиваем о коммуникациях.

Во многих сельских домах центральный водопровод. За счет грантов, выигранных мэрией, местные власти пробурили несколько артезианских скважин и построили водонапорные башни. Последнюю сдадут в эксплуатацию в начале сентября. Канализация, по словам Ивана, своя, но и этот вопрос тоже решают местные власти.

Братья живут на самом краю села. Их дома построены буквально забор в забор. Во дворе одного из них бегают дети. У Ивана их четверо, но, уточняет он, вся семья живет вместе. Пока во Франции.

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

Титова Наталия / NewsMaker

Иван объясняет, что в селе непросто найти участок под строительство. А в центре села дома и участки вовсе не продаются.

«Больше везение найти хороший участок. Иногда стоимость участка под строительство в центре села достигает 20 тыс. евро. На окраине — дешевле. И не потому, что земля стоит так дорого, а потому, что ничего не продается. Есть и те, кто говорит, что дом им не нужен, но и необходимости в деньгах тоже нет».

Распрощавшись с братьями, едем обратно.

Коттеджи вместо многоквартирного дома

В центре села, напротив детского сада, расчищена площадка под строительство. Тут, по словам мэра, построят коттеджи для тех, кто хочет, но не может купить дом в центре Коржеуц. Сначала предполагали, что это будет пятиэтажный дом на 45 квартир, но от этой идеи быстро отказались.

Рассказывали об этом и братья Зосим. Они же показали нам и проект этих домов.
Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

Впрочем, строят не только у детского сада: вдоль дорог  в центре или на окраине села стоят новенькие дома на разных этапах строительства: с конусными или плоскими крышами, с маленькими арками или панорамными окнами.
Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

И даже условно старые дома — с обновленными крышами и «стеклопакетами».

Есть, конечно, и дома, традиционные для молдавского села, но и они — очень опрятные и ухоженные.

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

Титова Наталия / NewsMaker

И только поднятые роллеты на воротах, окнах и дверях коттеджей напоминают о том, где мы находимся, и что стоит за внешним благополучием.

В чем секрет?

В поисках ответа на вопрос: в чем секрет благополучия Коржеуц — мы продолжаем прогулку по селу. Мы снова и снова задавали людям вопросы, и получали примерно один и тот же ответ — в трудолюбии и желании.

По дороге встретили пару с маленьким ребенком. Мужчина представился Василием. Он рассказал, что последние семь лет живет в селе. Вместе с женой переехал в Коржеуцы из Теленештского района. Сначала брался за любую работу, в том числе собирал картофель, а последние несколько лет занимается фасадными работами.

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

На фото: Василий

Супруги, уже живя в селе, помогли переехать и родителям, которые тоже работают: кто-то в поле, а кто-то — на стройке. Своего жилья у них тут нет. Все вместе арендуют дом за тысячу леев.

Мужчина рассказал, что арендовать дом можно и за 200-300 леев. В обмен на это квартиранты присматривают за домом и двором. Василий знаком с тремя десятками таких же, приехавших из разных районов Молдовы. И добавляет, что в сезон полевых работ приезжих, стоящих прямо на остановках, очень много. Он признался, что в прошлом году пробовал уехать на заработки во Францию, но помешала пандемия. Планирует поехать в этом году: «В Молдове надо очень много работать, чтобы обеспечить семью — примерно 15-18 тыс. леев в месяц, а люди в поле работают за 250 леев в день. Поэтому планирую поехать во Францию, заработать денег и купить в Коржеуцах дом». 

На стройке мужчина зарабатывает от 350 леев в день. Случается, делится он, что и 500-600 леев получал за день. Многое зависит от того, что ты умеешь и какую работу выполняешь. А во Франции, по его словам, за такую же работу платят 125 евро в день. 

Пока мы разговаривали, на дороге остановится микроавтобус. Водитель оказался знакомым Василия. Он тоже занимается стройкой и пожаловался нам, что не может найти подсобных рабочих за те же 350 леев в день.

Жизнь на две страны

В какой-то момент кажется, что у каждого встречного своя история. 

Мы познакомились с женщиной, которая одной из первых уехала во Францию в 1997 году. Она и сейчас там живет, а в Коржеуцы приезжает только на лето. Возле своего дома она устроила небольшую распродажу вещей, которые оказались ей ненужными. Многие из них совершенно новые.

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

Титова Наталия / NewsMaker

Другая женщина рассказала нам, что они с мужем тоже были во Франции, но всего три месяца. «Ему там не понравилось, и он категорически против работы за границей. Поэтому вынуждены выкручиваться и работать в поле». 

Еще один мужчина, живущий в большом новом доме, рассказал нам, что занимается сельским хозяйством, но ездил и за границу: «Несколько раз я прогорел, и, чтобы покрыть убытки, ездил на заработки. Так и живу на две страны».

 

«Конечно, тут нет Альп, но и у нас красиво»

Отличительная черта местных — все сравнивать с Францией, а потому еще днем мэр советовал нам проехаться по окрестностям. «Природа у нас красивая. Тут можно и нужно развивать туризм,  запускать какие-то проекты. Ребята, работающие во Франции, готовы вкладывать в это деньги: часть — они, часть — государство или инвесторы. Есть французы, которые хотят приехать сюда, но им же надо что-то показать. Тут, конечно, нет Альп, но и у нас красиво. Кто был — понравилось».

Коржеуцы находятся в зоне припрутских толтр — молдавских гор, протянувшихся вдоль реки Прут. На самой окраине села находится скала Циглэу, а внизу — водная нить реки Лопатник, пересекающая село с севера на юг.

 

Здесь твой дом. Репортаж NM из «молдавского Парижа»

Титова Наталия / NewsMaker

Красоты села нам показали братья Зосим, а еще рассказали, что выше по течению когда-то был небольшой пруд. Сейчас он заброшен, но один их знакомый планирует взять его в аренду, расчистить и организовать места для отдыха.

Наше путешествие подходит к концу. «Молдавский Париж» стройными рядами кукурузы и подсолнечника прощается с нами. И кажется, что тут давно нашли простые ответы на сложные вопросы: что такое родина, и что мы получили в День независимости. 

 

Видео: Дарья Слободчикова

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 4
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: