В Молдове судей почти невозможно наказать за незаконные решения. Как это исправить?
#NMsolution
Каждый месяц в Генпрокуратуру поступают сотни заявлений с требованием привлечь судей к уголовной ответственности за «неправосудные» решения. Наказание за это предусматривает 307 статья Уголовного кодекса. Но практически невозможно доказать, что судья намеренно нарушил закон. Зато эту статью не раз использовали против нелояльных судей. NM вместе с экспертами разбирался, почему эта статья не работает на практике, как ее использовали для наказания судей, и как защитить людей от неправомерных судебных решений и не допустить при этом злоупотреблений по отношению к судьям.
|
Статья 307 Уголовного кодекса (УК) предусматривает наказание за неправомерное судебное решение от пяти до семи лет тюрьмы.
В 2018 году Международная комиссия юристов (МКЮ) пришла к выводу, что в Молдове 307 статью УК используют как средство давления на судей или наказания за то, что он принял решение, с которым не согласны политики или прокуроры.

МКЮ привела в пример дело судьи суда Чекан Дорина Мунтяну. В 2017 году против него возбудили дело из-за того, что Мунтяну отказался по запросу прокуроров продлить арест обвиняемому.

«После этого случая среди судей по уголовному преследованию установилась неофициальная практика: еженедельно получать [«сверху»] списки с предварительными арестами, которые надо применить или отклонить, чтобы не сталкиваться с последствиями», — отметили эксперты МКЮ.
|
Судью Дорина Мунтяну обвинили в том, что 9 декабря 2016 года он незаконно не продлил арест некоему Вячеславу Агении, которого обвиняли в мошенничестве. При этом, как отмечал прокурор по делу Мунтяну, за месяц до этого он одобрил ходатайство об аресте Агении на 30 суток. Судья Мунтяну объяснил свое решение тем, что за месяц прокуроры не собрали доказательств, которые подтверждали бы необходимость продлить арест еще на 30 суток. 22 декабря 2016 года Апелляционная палата (АП) отменила решение Мунтяну, но за это время Агения успел скрыться от уголовного преследования.

Защита судьи Мунтяну настаивала на том, что АП приняла решение, получив от прокурора дополнительные доказательства того, что необходимо продлить арест. Кроме того, адвокат Мунтяну Василий Фолтя заподозрил, что прокуроры подделали даты на документах, представленных в АП, чтобы убедить судей, что Мунтяну неправильно истолковал закон.
Судья Дорин Мунтяну
В апреле 2018 года адвокат Вячеслава Платона Анна Урсаки публично заявляла, что на самом деле уголовное дело против Мунтяну возбудили из-за того, что он отказался выдать ордер на арест одного из адвокатов Платона. О ком именно идет речь, она не уточняла. В июне 2019 года, после падения режима Плахотнюка, имя Мунтяну включили в декларацию Парламентской ассамблеи совета (ПАСЕ) «Об освобождении политических заключенных в Молдове».

Осенью 2019 года прокурор Антикоррупционной прокуратуры Владислав Бобров отказался от обвинений в адрес Мунтяну, отметив, что в действиях судьи не было состава преступления. В ноябре 2019 года суд оправдал Мунтяну, а в декабре того же года Высший совет магистратуры (ВСМ) восстановил его в должности.
|
Применить 307 статью пытались и в отношении Домники Маноле, которая в 2016 году, будучи судьей Апелляционной палаты, аннулировала решение Центризбиркома. Речь шла об отказе ЦИК провести референдум об изменении Конституции, в поддержку которого активисты партии «Платформа Достоинство и правда» (DA) собрали 400 тыс. подписей. Маноле тогда обязала ЦИК провести референдум, на который оппозиция хотела вынести вопросы о возврате к прямым президентским выборам, сокращении числа депутатов, лишении их иммунитета и др.

Судью Маноле обвинили в принятии незаконного решения, и в том, что часть этого решения за нее написал лидер DA Андрей Нэстасе. В апреле 2018 года уголовное дело против судьи Маноле передали в суд. В июле 2019 года, после смены власти в стране, прокурор Евгений Рурак отказался от обвинений в адрес Маноле, отметив, что в действиях судьи «не было состава преступления». Тогда же суд Буюкан ее оправдал. Имя Маноле, как и имя судьи Мунтяну, попало в декларацию ПАСЕ.

Судья Домника Маноле
|
Судья Сергей Чобану в июле 2016 года, работая в Военном суде Кишинева, одобрил ходатайство Военной прокуратуры о пересмотре дела Ивана Гросу. В 2000 году Гросу осудили за служебную халатность: проверка выявила недостачу гуманитарной помощи, за которую отвечал Гросу. Он попал под амнистию, но его обязали возместить государству ущерб в сумме 1,1 млн. леев, которые небольшими частями ежемесячно вычитали из его пенсии. Сам Гросу настаивал, что в 2000 году прокуроры ввели его в заблуждение и вынудили признать вину. Он представил результаты двух экспертиз, одна из которых подтвердила недостачу, а вторая — выявила излишки. После пересмотра дела судья Чобану постановил прекратить уголовное преследование против Гросу.

Весной 2017 году против судьи Чобану завели уголовное дело по 307 статье УК, обвинив его в незаконном решении, которое позволило Гросу не возмещать ущерб государству. В октябре 2019 года суд Буюкан оправдал Чобану. Прокурор Константин Попа не согласился с этим приговором и обжаловал его в Апелляционной палате. В мае 2020 года АП оставила в силе приговор первой инстанции. Судьи отметили, что обвинение не доказало вину Чобану. «Выводы о виновности человека нельзя делать на основании предположений. Все неточности обвинения, которые нельзя устранить, интерпретируются в пользу обвиняемого», — говорится в решении суда. Судьи также подчеркнули, что решение судьи Чобану никто не оспорил в Апелляционной палате.
|
Как сообщили NM в Высшем совете магистратуры (ВСМ), с 2011 по 2020 год Генпрокуратура направила в ВСМ 50 ходатайств о привлечении к уголовной ответственности 62 судей по 307 статье. ВСМ разрешил начать уголовное преследование против 46 судей, а запросы о преследовании 16 судей отклонил. Пять из этих 46 судей вернулись на работу, после того как суд признал их невиновными.
Ходатайства о привлечении к уголовной
ответственности судей по 307 статье
привлечены к уголовной ответственности
начато уголовное преследование
суд признал невиновными
После смены власти летом 2019 года минюст, возглавляемый Олесей Стамате, включил вопрос упразднения 307 статьи УК в план действий правительства на 2019-2020 годы. Но в ноябре 2019 года правительство сменилось, и план действий не реализовали.

Следующий министр юстиции Фадей Нагачевский тоже предложил отменить 307 статью. В Стратегии реформы юстиции на 2021-2024 годы говорится, что злоупотребление этой статьей позволяло вмешиваться в работу судей. Статью предложили упразднить, чтобы в будущем избежать подобных ситуаций и укрепить независимость судей.

Фадей Нагачевский, представляя в парламенте проект стратегии, отметил, что на практике невозможно доказать, что судья намеренно вынес незаконное решение. Кроме того, по словам Нагачевского, судьям, которых незаконно преследовали, государство обязано выплатить компенсацию. Однако по предложению депутата от ПСРМ Раду Мудряка 307 статью оставили в Уголовном кодексе.
|
Прокурор Юрий Лялин
Как рассказал NM прокурор Юрий Лялин, каждый месяц Генпрокуратура рассматривает сотни обращений с требованием привлечь судей к уголовной ответственности. По его словам, в основном в этих обращениях люди выражают несогласие с судебными решениями и приводят аргументы своей правоты. Большинство таких обращений не рассматривают в рамках уголовного процесса, так как «прокуратура не имеет права вмешиваться в осуществление правосудия» судами, отметил Лялин. При этом, добавил он, даже если судебное решение незаконно, это не является основанием для возбуждения уголовного дела против судьи. Его судебное решение может отменить вышестоящая инстанция.

«Нет ни одного судьи, у которого не было бы хоть одного решения, аннулированного вышестоящей судебной инстанцией. Судьи тоже люди, и они тоже ошибаются, поэтому у нас три уровня судебных инстанций», — отметил Юрий Лялин. И подчеркнул, что существуют национальные и международные стандарты, которые запрещают привлекать судей к ответственности за высказанное ими мнение при рассмотрении дел.
По его словам, чтобы привлечь судью к уголовной ответственности по 307 статье, судебное решение должно явно не соответствовать закону и, кроме того, должны быть доказательства, которые указывают на умысел судьи.
Выводы о наличии умысла должны основываться на конкретных фактах, а не на догадках или субъективном восприятии одной из сторон процесса

Юрий Лялин, прокурор
Лялин рассказал, что обычно уголовное преследование по 307 статье сопровождается другими обвинениями, например, в коррупции. В этом случае, отметил прокурор, проще доказать умысел судьи при вынесении незаконного решения. «Но тут сначала надо доказать получение взятки. А это не так просто сделать, так как надо зафиксировать момент передачи денег и доказать, что судью не спровоцировали», — отметил Лялин. Но и в этой ситуации, по его словам, большинство приговоров в отношении судей оправдательные.
|
Судья Ион Маланчук
По мнению судьи Иона Маланчука, статья 307 нужна, когда в судебной практике много сомнительных решений. Но до смены власти в 2019 году «разные группы интересов» использовали эту статью «как рычаг давления на судей, которые пытались сопротивляться системе», отметил он.

После смены власти, отметил он, в судебной системе не произошли значительные изменения, и по-прежнему очень много судебных решений, законность которых вызывает вопросы. При этом, по словам судьи, на уровне руководителей прокуратуры «наметилась тенденция прекратить практику заказных уголовных дел, в том числе против судей». По мнению Маланчука, о полном исчезновении риска злоупотребления статьей 307 можно будет говорить, только «если эта тенденция проявится на уровне практики». И в этом случае, считает судья, плюсов от сохранения 307 статьи может быть больше, чем плюсов от ее отмены.
В мае 2019 я бы с уверенностью сказал, что эту статью надо убрать из УК, несмотря на то, что тогда было очень много судебных решений, законность которых вызывала вопросы.

Иона Маланчук, судья
Прокурор Юрий Лялин, напротив, склоняется к мысли, что эту статью было бы лучше упразднить, так как на практике ее почти не применяют, и у многих судей к ней предвзятое отношение. При этом, как подчеркнул прокурор, отмена этой статьи не означает, что судей нельзя будет привлечь к уголовной ответственности за вынесение заведомо неправосудных решений. Это преступление, пояснил он, можно квалифицировать как форму злоупотребления властью (ст. 327 ч. 2 b) или превышения власти (ст. 328 ч. 3 b). «Это более тяжкие преступления для судей и, соответственно, наказание за них более суровое.
Статья 327ч. 2b - злоупотребление властью
Статья 328ч. 3b - превышение власти
Еще одно мнение высказал адвокат Дорин Ботнаренко. Он считает, что будет больше пользы, если 307 статью не отменят, а доработают. В статье, по словам адвоката, должны быть более четкие формулировки, чтобы критерии привлечения судьи к уголовной ответственности были ясными и соответствовали принципам законности.

Он напомнил, что 307 статью ввели в Уголовный кодекс в 2002 году, и за 18 лет в нее не внесли никаких существенных изменений.
Адвокат считает, что статья, в частности, создает риск для судей, которые, рассматривая гражданские дела, могут применить принципы «аналогии закона», «аналогии права» и «contra legem». Первые два — «аналогии закона» и «аналогии права» предусмотрены в Гражданском кодексе и позволяют в ситуации, когда отношения сторон не урегулированы законом, применить к ним нормы закона, регулирующие сходные отношения, пояснил адвокат. А принцип «contra legem» предполагает судебное решение, которое выходит за рамки норм закона, но восстанавливает справедливость. По словам Ботнаренко, при злоупотреблении статьей 307 судебные решения, основанные на этих принципах, могут интерпретировать как «нарушение закона». Чтобы этого избежать, надо внести изменения в 307 статью.

Кроме того, Ботнаренко, как и Лялин, отметил, что в случае отмены 307 статьи в Уголовном кодексе останутся другие статьи, которые можно применить при незаконном судебном решении. И эти статьи (327 ч. 2 b и 328 ч. 3 b) предусматривают более суровое наказание. Наличие в УК более мягкой статьи, считает адвокат, создает определенные «гарантии для судей».
Гарантии для судей надо не урезать, а улучшать.

Дорин Ботнаренко, адвокат
Текст: Надежда Копту
Фото: Андрей Мардарь, NewsMaker
Оформление: Екатерина Узун
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 11
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: