«В вагонах гнило зерно, на улицах гнили люди»
Как голод на юге Молдовы уничтожил до половины населения
«На дворе был январь 1947 года. По улицам села ежедневно везли на кладбище окаменевшие на морозе тела. Некоторых "теряли" по дороге, и они лежали в снегу до весны». Голод 1946-1947 годов, по мнению историков, стал самой масштабной катастрофой в истории юга Молдовы и гагаузов. От голода тогда пострадала вся Молдова, но смертность на юге страны была как минимум в десять раз выше. В конце прошлого года в Гагаузии учредили День памяти жертв голода. В Молдове такого дня пока нет. NM рассказывает, что говорят о тех событиях очевидцы и архивные документы.

В 1946-1947 годах, согласно официальной статистике, в Молдове от голода умерло 150-200 тыс. человек. Речь идет о тех людях, в свидетельствах о смерти которых причиной была указана дистрофия. Историки считают, что умерших от голода было гораздо больше.

Особенно пострадал юг страны. «На севере Молдавии от голода погибло 3% населения, на юге — до 50 %. Самой высокой смертность была в Гагаузии. Это объясняется, во-первых, тем, что на юге засуха была самой сильной. Во-вторых, на территории Гагаузии были крепкие хозяйства, в которых были основные запасы хлеба. Хлебозаготовки направили против них, но пострадали все слои населения», — отмечает историк Анатол Цэрану, соавтор сборника документов «Голод в Молдове 1946-1947 годов».
По данным гагаузского писателя и журналиста Тодура Занета и краеведа Константина Курдогло, в 1946-1947 годах от голода погибло от 30% до 50% жителей населенных пунктов современной Гагаузии. По мнению историков, эта трагедия стала самой масштабной катастрофой в истории юга страны и гагаузов.

Константин Курдогло
Голод
Из воспоминаний Ольги Узун, 94-летней жительницы Авдармы
Был январь 1947 года. По улицам села ежедневно везли на кладбище окаменевшие на морозе тела. Некоторых «теряли» по дороге, но не было сил загрузить их обратно на сани, и они лежали в снегу до весны. На кладбище был овраг, в который сбрасывали всех умерших. Присыпали землей и снегом, но собаки, до которых еще не добрались голодающие, грызли замерзшие трупы. Есть хотелось всем.

Церковь была закрыта, священника в селе не было. Людей хоронили без молитвы: ни прощального слова, ни поминальной свечи, не по-христиански.

Весной, возвращаясь с поля, я проходила мимо кладбища и увидела тело мужчины, которое разъедали черви. Душа разрывалась от боли. Проходившие мимо узнали его по темным усам и сказали: «Так ему и надо! Из-за него столько людей умерло, он с активистами отбирал у голодающих последнее зерно».

Отобранное у людей зерно просто гнило в вагонах на станции Кульма. Мои братья в поисках хоть каких-то упавших зерен прошагали пешком до той станции и видели, как горела собранная в кучи пшеница. Рассказывая об этом, они плакали. Тех, кто украл оттуда хоть горсть, судили.
Отобранное у людей зерно просто гнило в вагонах на станции Кульма. [...] Тех, кто украл оттуда хоть горсть, судили.
Из воспоминаний Ольги Узун, 94-летней жительницы Авдармы

Был январь 1947 года. По улицам села ежедневно везли на кладбище окаменевшие на морозе тела. Некоторых «теряли» по дороге, но не было сил загрузить их обратно на сани, и они лежали в снегу до весны. На кладбище был овраг, в который сбрасывали всех умерших. Присыпали землей и снегом, но собаки, до которых еще не добрались голодающие, грызли замерзшие трупы. Есть хотелось всем.

Церковь была закрыта, священника в селе не было. Людей хоронили без молитвы: ни прощального слова, ни поминальной свечи, не по-христиански.

Весной, возвращаясь с поля, я проходила мимо кладбища и увидела тело мужчины, которое разъедали черви. Душа разрывалась от боли. Проходившие мимо узнали его по темным усам и сказали: «Так ему и надо! Из-за него столько людей умерло, он с активистами отбирал у голодающих последнее зерно».
Отобранное у людей зерно просто гнило в вагонах на станции Кульма. Мои братья в поисках хоть каких-то упавших зерен прошагали пешком до той станции и видели, как горела собранная в кучи пшеница. Рассказывая об этом, они плакали. Тех, кто украл оттуда хоть горсть, судили.
Свидетельства о смерти от дистрофии
Причины
Причиной голода была засуха 1945 и 1946 годов. Но ситуацию усугубил обязательный натуральный налог, который должны были сдавать крестьяне.

Как пишет в своей книге «Авдарма. 450 лет истории» историк Игнат Казмалы, без зерна и запасов продовольствия остались не только бедняки, но и зажиточные крестьяне, у которых всегда были запасы на три года. В неурожайные годы они давали это зерно в долг беднякам.

Ничего не удавалось припрятать: в каждом селе формировали местный актив из бедняков, которые вместе с уполномоченными представителями центральной власти ходили по домам, находили спрятанные зерно и продукты и конфисковывали их в счет продналога.
Квитанции о сдаче продовольствия
Как пишет Казмалы, активисты щупами протыкали полы и стены в поисках продуктов, а тех, кто сопротивлялся, по рассказам местных жителей, могли избить и даже убить.

Игнат Казмалы
При этом, согласно сборнику документов «Голод в Молдове 1946-1947», по итогам 1946 года республика сдала в центр 101% спущенного из Москвы плана по сбору зерна. Согласно документам, осенью 1946 года Молдова боролась с голодом, опираясь на собственные ресурсы. Но ситуация все больше выходила из-под контроля. Только во второй половине декабря, когда в Кишинев поступила информация от секретарей уездных комитетов партии о ситуации и размерах необходимой помощи, республиканское руководство осознало масштабы катастрофы.

Впервые официальное сообщение о том, что жители гагаузских сел стали умирать от голода, поступило из Комрата в Кишинев 19 октября 1946 года.

Крестьяне в селах вымирали целыми семьями. Появились случаи каннибализма. В сборнике документов опубликована информационная записка секретарю Бендерского укома КП Бычкова о случаях людоедства в уезде.

Осознав масштабы катастрофы, руководство республики доложило о ситуации в Москву. Но время было упущено — голод уже унес тысячи жизней.
Фото из интернета
По официальной информации, к 15 февраля 1947 года в республике было зарегистрировано 208 941 больных дистрофией.
В феврале 1947 года в Молдавию направили зампреда Совета министров СССР Алексея Косыгина. Вернувшись в Москву, он доложил, что из-за ошибок руководства республики, которое из страха не докладывало в Москву о реальной ситуации, в Молдавии сложилась бедственная ситуация. Косыгин также сообщил, что руководство республики очень плохо организовало доставку продовольственной помощи и борьбу с дистрофией. В результате продукты и лекарства на целые месяцы задерживались в пути, а нередко помощь оказывали тем, кто в ней мало нуждался или не нуждался вовсе.
После этого крестьянам стали возвращать зерно, накопленное на государственных складах. Судя по документам, представленным в сборнике, и этот процесс сопровождался многочисленными нарушениями и злоупотреблениями: воровством, порчей, неправильным распределением. Правительственная хлебная ссуда нередко застревала в городах и на железнодорожных станциях, и сельчане, составлявшие 85% населения, продолжали голодать и умирать в апреле, мае, июне 1947 года.
Фото из книги «Авдарма. 450 лет истории»
Первый сбор урожая арбузов, 1949 год. Самый высокий слева - один из комсомольцев, отбиравших зерно у людей.
Соблюдая православные традиции. Поминальныц день на кладбище села Авдарма. Апрель 1950г
Похороны в Авдарме после голода, 1951-1952 год. На заднем плане - церковь, ее ворота закрыты. Отпревание и церковные службы запрещены
Первый колхозный пруд Авдармы
Знаменитые волы - первая тягловая сила колхоза имени Комсомола, Авдарма.
Дом культуры села Авдарма
Left
Right
Память
О трагедии 1946-1947 годов в Гагаузии впервые заговорили в середине 1990-х. В 1996 году депутат Народного собрания Константин Таушанжи и мэр Комрата Леонид Добров организовали научную конференцию «Голод 1946-1947 годов. Непризнанная трагедия». На этой конференции историки из Академии наук впервые публично представили архивные документы.

На конференции впервые прозвучало предложение учредить в Гагаузии День памяти жертв голода 1946-1947 годов. С этим предложением организаторы форума обратились к руководству Молдовы и Гагауз Ери. Но руководство автономии тогда не поддержало эту инициативу, ссылаясь на ее политические мотивы.
Вопрос об учреждении Дня памяти жертв голода в Гагаузии вновь подняли спустя 22 года — в феврале 2018. С инициативой выступили депутаты Народного собрания Гагаузии (НСГ) Елена Карамит от Авдармы и Екатерина Жекова от Чишмикиоя.
Вопрос об учреждении Дня памяти жертв голода в Гагаузии вновь подняли спустя 22 года — в феврале 2018. С инициативой выступили депутаты Народного собрания Гагаузии (НСГ) Елена Карамит от Авдармы и Екатерина Жекова от Чишмикиоя.
Они отметили, что инициатива направлена исключительно на то, чтобы почтить память безвинно умерших жителей края, и призвали коллег не политизировать этот вопрос.

От нас зависит, будут ли будущие поколения гагаузов знать об этой трагедии. Если мы не учредим такой день, если не будем поминать безвинно умерших, значит, позволим стереть народную память об этой горькой странице нашей истории. Мы предлагаем без поиска виновных этой трагедии утвердить единую дату памяти жертв голода в Гагаузии, чтобы знать, помнить и не допустить повторения.
Екатерина Жекова
Инициативу долго обсуждали в СМИ, на публичных слушаниях, круглых столах. И, спустя полтора года, 15 октября 2019 года, Народное собрания Гагаузии учредило День памяти жертв голода гагаузского народа. Решением НСГ ежегодно во всех населенных пунктах Гагаузии 19 октября будут поминать жертв голода 1946-1947 годов.
Авдарма
За полтора года до этого День памяти жертв голода учредили в селе Авдарма Комратского района. Авдарминцы решили не ждать, когда инициативу поддержат депутаты НСГ, и в феврале 2018 на сходе граждан села решили ежегодно 19 октября отдавать дань памяти умершим от голода в 1946-1947 годах.

Но в Авдарме и других селах Гагаузии еще раньше начали чтить память жертв голода. В 2011 году в Авдарме открыли мемориал Acı köşesi (угол скорби) — в память об авдарминцах, жертв разных войн, репрессий, тифа и голода. По примеру Авдармы такие мемориалы открыли в Казаклии и Бешгиозе.
Мемориал памяти в Авдарме, архив avdarma1563.md
В Авдарме воздвигли и часовню в память жертв тифа 1941-1945 годов и голода 1946-1947 годов. Она построена по инициативе настоятеля Свято-Михайловского храма протоиерея Константина Камбура на территории сельского кладбища на месте большой ямы (чукур), где, по воспоминаниям старожилов села, было массовое захоронение авдарминцев в годы голода.

В Авдарме воздвигли и часовню в память жертв тифа 1941-1945 годов и голода 1946-1947 годов. Она построена по инициативе настоятеля Свято-Михайловского храма протоиерея Константина Камбура на территории сельского кладбища на месте большой ямы (чукур), где, по воспоминаниям старожилов села, было массовое захоронение авдарминцев в годы голода.
В 2017 году по инициативе Музея истории Авдармы школьники Гагаузии записали воспоминания оставшихся свидетелей голода 1946-1947 годов. Тогда же в Музее Авдармы открыли стенд, посвященный тем событиям. Основатель музея Игнат Казмалы установил по архивным документам имена 600 авдарминцев, умерших от голода 1946-1947 годов.
Фото: Ольга Транфилова
Left
Right
Молдова
В Молдове нет дня памяти жертв голода 1946-1947 годов.

В 2007 году историк Анатол Цэрану, бывший тогда депутатом парламента, предложил создать парламентскую комиссию для изучения этого вопроса. Но предложение не поддержали. Цэрану считает, что принятие этой трагедии гагаузским народом должно стать показательным для всей Молдовы.
Гагаузский народ дал пример всей Молдове, как нужно относиться к исторической памяти. Совершенно необходимо осудить преступление против народа. Народ, который не умеет извлекать уроки из своего прошлого, в том числе из своих трагических страниц, неминуемо настигнет та же участь, просто немного в другой форме. Учредив День памяти жертв голода, гагаузы показали настоящую гражданскую ответственность. Это делает честь национальному самосознанию гагаузов.
Анатол Цэрану, историк
Историк Алексей Тулбуре уверен, что тему голода 1946-1947 годов надо обсуждать в обществе, рассказывать об этом молодому поколению в школах и вузах.
«Есть люди, которые оправдывают этот голод, говоря, что жертвы были необходимы, чтобы укрепить государство. Другие же понимают, что ничем нельзя оправдать убийство даже одного человека, тем более десятков тысяч людей, которые сгинули из-за такой политики государства», — сказал Тулбуре NM.
Он считает, что в Молдове не будет проблемы с учреждением Дня памяти жертв голода: «Надо только все досконально изучить и выступить с инициативой, как это сделал гагаузский народ. Жители нашей страны должны знать и чтить свою историю».

Анатол Цэрану тоже считает, что «в скором времени вся Молдова последует примеру Гагаузии и учредит такой день во всей стране».

Текст написан в рамках проекта «Школа NM для региональных журналистов».
Текст: Ольга Трандафилова
Оформление: Кристина Демиан
Фото: Ольга Трандафилова, архив Музея села Авдарма, avdarma1563.md
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: