#NMsolution
Вода живая или мертвая?
Как вода в Молдове перестала быть питьевой и что с этим делать
Большая часть воды, которая течет из кранов и которую берут из колодцев в Молдове, непригодна для питья. Повышенное содержание в ней нитратов, бора или фтора грозит серьезными проблемами со здоровьем, а иногда — и острыми отравлениями. Еще десять лет назад Генассамблея ООН провозгласила право каждого человека на безопасную питьевую воду, но в Молдове это право пока систематически нарушается. Что не так с молдавской водой, и как она стала «мертвой», почему пока не помогли многомиллионные инвестиции и как можно все-таки исправить эту ситуацию — в материале NM.
Что с водопроводной водой?
Последнее крупное исследование качества водопроводной воды в Молдове в 2015 году проводил Восточно-Европейский фонд. Выяснилось, что 69,4% проб водопроводной воды из разных регионов республики не соответствует нормам по химическому составу, а 44% — по микробиологическому.

Больше всего оказались превышенными показатели содержания натрия, аммония, сульфатов, железа, нитратов, фтора и бора. Самую большую концентрацию фтора обнаружили в Калараше, Тараклии, Бричанах и Яловенах. Существенное превышение содержания нитратов обнаружили в Криулянах, Корнештах и Тараклии.

Как отмечали авторы исследования, хуже всего были показатели водопроводной воды, которую добывали из подземных источников. В большинстве городов, где водопроводная вода вписывалась в санитарные нормы, ее качали из Днестра или Прута.

Как подчеркивает председатель Кишиневской территориальной организации Экологического движения Молдовы Владимир Гараба, эти реки — единственно возможные надежные источники питьевой воды в Молдове, и именно к ним надо подключать все водопроводные системы. При этом, однако, и эта вода нуждается в дополнительной очистке.
Сколько жителей Молдовы подключены к водопроводу и канализации?
Всего жителей — 2 775 820
48%
Подключены к водопроводу
1 333 298
17,4%
Подключены к канализации
485 274
*По данным Государственной экологической инспекции за 2018 год
*По данным агентства Apele Moldovei
Ежегодно в СМИ попадают снимки и видео того, как из крана течет откровенно грязная вода. Последний резонансный случай произошел в селе Флорень Ново-Аненского района. Там из крана льется вода с червями и ржавчиной. Местный водопровод подсоединен к скважине и питается подземными водами. Эта ситуация уже около года находится в поле зрения прессы, но ничего не меняется.

Кое-где по отчетам или внешнему виду загрязнение воды не заметно, но даже сотрудники операторов водоснабжения не готовы употреблять ее как питьевую. По данным Apa-Canal Chisinau, например, водопроводная вода в Кишиневе вписывается в санитарные требования. При этом, по информации портала Achizitii, где публикуют данные о госзакупках, в июне 2019 года для своих сотрудников предприятие закупило у компании Alex-Neosim 25,7 тыс. полуторалитровых бутылок питьевой воды стоимостью 106 тыс. леев.

В госучреждениях тоже не доверяют отчетам городского предприятия Apa-Canal Chisinau. В 2019 году бутилированную воду закупали Служба информации и безопасности, Налоговая инспекция, Агентство публичных услуг и другие госорганы.

В конце января 2020 года парламент решил отказаться от пластиковых бутылок, но не из-за хорошего качества водопроводной воды, а в пользу кулеров. «К сожалению, вода из-под крана у нас некачественная, поэтому вынуждены привозить питьевую воду. Но мы решили отказаться от пластика», — так прокомментировал это генсекретарь парламента Адриан Албу.
Насколько вода в водопроводе в Молдове НЕ соответствует санитарным нормам?
69,4%
По химическому составу
44%
По микробиологическому составу
*По данным исследования «Мониторинг питьевой воды, распределяемой через центральную систему водоснабжения в городах Республики Молдова» за 2015 год, проведенного Восточно-Европейским фондом
Что еще не так с водопроводом?
Эксперты считают, что в последние годы водопровод часто проводили бездумно. Во-первых, как источники выбирали скважины, где вода с самого начала была некачественной.
Бывало, когда, к сожалению, водопроводы строили там, где вода не соответствует стандартам и загрязнена до 100 метров в глубину. В том числе, это делали за счет средств из Национального экологического фонда. [...] И почему Центр общественного здоровья на этапе технического проекта, когда начинаются работы и исследуют качество воды, дает положительное заключение? Пару лет назад я говорила об этом с одним из сотрудников центра. Он объяснил: „Вмешивается политика". Так покупаются голоса. У людей в кранах вода, они счастливы. Но очистка дорогая, и для этого надо поднимать тарифы. А хочется сохранить низкие, поэтому этим никто не занимается. Ценой здоровья людей мы покупаем голоса.
Юлиана Кантараджиу, эколог, экс-госсекретарь министерства сельского хозяйства, регионального развития и окружающей среды
По мнению экологов, непродуманное строительство водопроводов ведет и к дальнейшему активному загрязнению грунтовых вод, почвы и источников. В частности, многие водопроводы строят без канализации и очистных. Сточные воды напрямую попадают в почву и водоемы без всякой очистки.
«Строить водопроводы надо, но параллельно с очистительными станциями или другими механизмами очистки. За 10 лет мы совершили большое преступление против окружающей среды и здоровья человека: мы размножили источники загрязнения. Человек в селе получает воду, хочет быть таким же цивилизованным, как в городе: появляются стиральные машины, используются моющие средства. И вся химия просто уходит в подземные воды».
Инна Кошеру, эколог Национального центра окружающей среды
Сколько жителей Молдовы обеспечены системой водоснабжения?
*По данным Национального бюро статистики за 2017 год; отметим, НБС исходит из другого общего числа жителей — 3,5 млн человек
Что не так с колодцами?
С каждым годом в Молдове вода в колодцах становится все хуже. Именно к таким выводам пришло Национальное агентство общественного здоровья. В большинстве колодцев вода не соответствует ни химическим, ни микробиологическим нормам.

Чаще всего в ней превышено содержание нитратов, которые попадают в почву из-за хранения навоза и активного использования удобрений на основе солей аммония. Это характерно для всей республики. В Ново-Аненском, Каушанском, Штефан-Водском, Рышканском и Глодянском районах проверяющие обнаруживают и превышение содержания фтора.
Всего в Молдове 176 412 колодцев
Повышенное содержание нитратов в питьевой воде может привести к развитию метгемоглобинемии — заболевания, при котором кровь хуже транспортирует кислород от легких к тканям.
Слишком большое количество фтора в воде может испортить зубы и вызвать флюороз (разрушение зубной эмали, в редких тяжелых случаях при этом заболевании также повреждаются кости).
Избыток бора приводит к заболеваниям желудка, кишечника и почек.
В скольких колодцах в Молдове вода НЕ соответствует санитарным нормам?
По химическому составу:
76,3%
2016 год
78%
2017 год
80%
2018 год
По микробиологическому составу:
55%
2016 год
57%
2017 год
50%
2018 год
*По данным Национального агентства общественного здоровья Молдовы
Кто испортил воду в колодцах?
Короткий ответ — человек. За последние 20-30 лет загрязнители постоянно накапливались в почве и грунтовых водах. Как подчеркивают экологи, плачевное состояние колодцев и подземных источников — прямой результат того, как люди в небольших населенных пунктах ведут домашнее хозяйство. За пределами сел вода в колодцах гораздо чище.
Люди начали разводить больше животных, выбрасывать больше отходов возле дома, через забор, у дорог и в овраги. Из-за дождей и через грунтовые воды все эти отходы, особенно нитраты и тяжелые металлы, текут в колодезную воду. Все эти годы грязь накапливалась. Люди проводят себе воду, но при этом никто не бетонирует выгребные ямы для туалетов, и все просто впитывается в почву. И с каждым годом в воде все больше нитратов и болезнетворных микробов, поэтому она и не пригодна для питья. Ухудшение качества воды происходит из-за антисанитарного состояние населенных пунктов. В этом виноват сам человек.
Владимир Гараба, председатель Кишиневской территориальной организации Экологического движения Молдовы
60% проб из колодцев в 2018 году показали превышенное содержание нитратов
Санитарную культуру в Молдове оказалось непросто переломить. Как отмечает эколог Гараба, то же самое характерно для Украины и Румынии: «все постсоветские и постсоциалистические страны унаследовали эту проблему. В этом мы ничем не отличаемся от других». По свидетельствам его коллег, работа на местах пока не помогает сдвинуть ситуацию с мертвой точки.
По моему опыту проведения мероприятий в селах и общения с людьми, им очень сложно изменить образ жизни. Они с трудом понимают, почему так важно, чтобы как минимум в 200 метрах от колодцев не было источников загрязнения. В селах часто думают, что вода от Бога и Бог о ней позаботится.
Юлиана Кантараджиу, экс-госсекретарь министерства сельского хозяйства, регионального развития и окружающей среды, эколог
Кроме того, в колодцы попадают нитраты и пестициды, которые используют в хозяйстве. Глубина загрязнения почвы нитратами может достигать 100-150 метров.


А как же детские сады и школы?
Во многих школах и детских садах Молдовы не обеспечивается питьевая вода: родители по отдельности или вскладчину покупают детям воду. В некоторых районах учебные заведения по-прежнему получают воду из колодцев.
В 24,2% случаях вода в учебных заведениях Молдовы НЕ соответствует санитарным нормам
В каких районах Молдовы детские сады чаще всего получают воду из колодцев?
*По данным Национального агентства общественного здоровья Молдовы за 2019 год
В каких районах Молдовы школы чаще всего получают воду из колодцев?
*По данным Национального агентства общественного здоровья Молдовы за 2019 год
За 2016-2018 годы в Молдове произошли:
405 случаев острого отравления пестицидами
144 из них произошли с детьми
14 случаев привели к смерти
В 3 случаях погибли дети
44 случая острого отравления нитратами
40 случаев из них произошли с детьми
Что будут делать власти?
Основной план центральных властей — продолжать прокладывать водопроводы. В разных частях страны такие проекты будут финансировать в ближайшее годы как из бюджета Молдовы — из Национального экологического фонда и Фонда регионального развития — так и при поддержке иностранных партнеров. Из экологического фонда на проекты по водоснабжению ежегодно тратят по 150-170 млн леев, из фонда регионального развития — 75 млн леев.

Как рассказал NM госсекретарь министерства сельского хозяйства, регионального развития и окружающей среды Дорин Андрос, также сейчас в Молдове на стадии запуска или реализации несколько проектов, проводимые при поддержке внешних доноров. Так, в этом году начнется разработка технической документации для региона Кишинев-Страшены-Калараш. На этот проект правительство Германии выделило грант €15 млн, и намерено выделить еще €10 млн. Провести водопровод в отдельные участки этих районов планируется к 2030 году и охватить 30 тыс. человек, а к 2035 году — еще 30 тыс. Вода будет поступать из Днестра.

Ведется работа по проведению водопровода в Кагульском районе. Этот проект также финансирует правительство Германии, и его стоимость составляет €25,3 млн. В районе Кагула фрагмент водопровода уже построили при поддержке правительства Швейцарии.

По словам Андроса, сейчас Молдове нужно разработать подробный план, как именно нужно прокладывать водопроводные магистрали, чтобы потом централизованно подключать районы к общей сети.
«Для нас канализация и вода — это приоритет. Уже есть видение, как они будут прокладываться в половине районов Молдовы, в этом году начинаем разработку видения для других районов. У нас есть центральные трубы водоснабжения, допустим, Сорока-Бельцы-Сынжерей, которые должны дойти до Теленешт, и обеспечивать водой шесть районов на севере Молдовы. Достраиваем водопровод и в Фалештах. Со стороны Прута практически везде есть водопроводы, только надо подключать к ним села».
Дорин Андрос, госсекретарь министерства сельского хозяйства, регионального развития и окружающей среды
По словам Андроса, сейчас Молдова обсуждает со Всемирным банком и правительством Швеции их помощь в проведении международного конкурса для поиска компании, которая разработает план проведения магистралей. Компетентной компании в Молдове для этого нет. После выбора компании на разработку самого документа уйдут минимум 18 месяцев.

Однако у центральных властей нет никакого плана относительно того, как села, где пока нет питьевой воды, будут жить до проведения к ним водопровода. По словам госсекретаря, это входит в обязанности местных властей. Как и установка фильтров в источниках, где вода не соответствует санитарным нормам.
«Мы определяем, какие проекты нужно финансировать в приоритетном порядке. Но там должен быть источник с питьевой водой, качество которой подтверждено Агентством общественного здоровья. Если вода не питьевая - местные власти должны сами установить механизмы для очистки воды, иначе они не получат финансирование на проведение водопровода».
Дорин Андрос, госсекретарь министерства сельского хозяйства, регионального развития и окружающей среды
Местные власти и эксперты до сих пор были не довольны тем, как центральные власти распределяют средства и запускают проекты по водоснабжению. В частности, как утверждает экс-госсекретарь министерства сельского хозяйства, регионального развития и окружающей среды, эколог Юлиана Кантараджиу, проекты из Национального экологического фонда финансируются частями, не доводятся до конца, а деньги чаще всего получают те районы и населенные пункты, чьи мэры состоят в «нужных» партиях.
«В целом ответственность за воду ложится на местные власти. Но водопровод — это дорогая игрушка, а все деньги сконцентрированы в центре. И распределяются по политическим критериям, или иногда — всем понемножку. Например, на проект стоимостью до 20 млн леев выделяется по 1 млн леев в год. Кроме того, для этого часто нужен вклад граждан — местная контрибуция. Большинство уже начатых работ к сегодняшнему дню не доводятся до конца. Эффекта ощутимого нет. Наши фонды используются очень неэффективно».
Виорел Фурдуй, исполнительный директор Конгресса местных властей
Как еще можно изменить ситуацию?
Виорел Фурдуй
Исполнительный директор Конгресса местных властей
1
Дать больше полномочий местным властям
«Положительный опыт есть с Гагаузией. [...] Нужно развязать руки местным властям и дать им возможность самим привлекать фонды и распределять их в соответствии со своими приоритетами. Сейчас все ресурсы сосредоточены в центре, а потом средства распределяют неэффективно или по политическим критериям».
2
Создать государственный фонд покрытия контрибуции
«Многие проекты, финансируемые партнерами, предполагают контрибуцию местных жителей. Это 10-15%, но от суммы, доходящей до десятков миллионов леев. Этих денег нет. [...] Если кто-то получил хороший проект и финансирование, государство должно помочь выплатить эту контрибуцию».
3
Поддержать совсем забытые и заброшенные властями села
«Для таких сел нужны специальные программы, им нужно помогать развивать инфраструктуру и специально для них выделять средства».
Владимир Гараба
Председатель Кишиневской территориальной организации Экологического движения Молдовы
1
Форсировать проведение водопровода, потому что с колодцами шансов нет
«Водопровод — единственное решение. Сейчас у нас нет шансов очистить колодцы, потому что плохо налажено управление отходами. У нас нет ни легальных свалок, ни канализаций. В ближайшее время питьевой воды в колодцах не будет. [...] Водопровод нужно строить с учетом того, что надо использовать только воду из Днестра и Прута. Потому что даже в половине артезианских источников, откуда мы сейчас качаем воду, вода не питьевая».
2
Пока не построен водопровод — завозить воду в села цистернами и оградить чистые колодцы
«В небольших селах, думаю, власти должны позаботиться о доставке питьевой воды в эти села цистернами. К сожалению, этот метод у нас не используют. У нас вообще нет программы обеспечения водой сел, где нет водопровода».
3
Пока не построен водопровод — защитить здоровые колодцы и установить фильтры
«Еще нужно отобрать колодцы, в которых качество воды приближаются к санитарным нормам, огородить их, удалить все источники загрязнения и сообщить людям, что надо пить только эту воду. Кроме того, нужно наладить торговлю дешевой питьевой водой. Также власти могут наладить работу станций с фильтрами. Больницы, школы и детские сады ни в коем случае не должны получать воду из колодцев».
Юлиана Кантараджиу
Экс-госсекретарь министерства сельского хозяйства, регионального развития и окружающей среды, эколог
1
Активно информировать людей о том, где какая вода
«Там, где уже проводят водопровод, а вода в источнике некачественная, нужно прерывать проект. Это значит закапывать деньги партнеров в землю. Самое простое — информировать людей, что вода — техническая, ее нельзя пить, но она подходит для мытья, стирки и т.д. А для питья придется покупать в магазине».
2
Повышать тарифы, устанавливать фильтры и очистительные установки
«Другой вариант: если в водопроводе плохая вода, — прийти к общему пониманию, что тариф будет выше, потому что, если мы хотим быть здоровыми, нужно очищать воду. Кишиневу повезло, что нас много, и тариф получается относительно умеренный. В селах процесс будет сложнее и дороже».
3
Реформировать неэффективный Национальный экологический фонд
«Очистка воды в сельской местности входит в задачи местных властей. Но у них нет денег на водопровод и проекты подобного масштаба. Они могут обращаться в местные или внешние фонды. Молдова не может на 100% покрыть расходы на такие инфраструктуры. Но и два наших фонда — экологический и фонд регионального развития, которые занимаются такими проектами, работают неэффективно. Экологический фонд надо реформировать. Такое решение приняли, когда я еще работала в министерстве. Сейчас это — инструмент политических манипуляций. Его нужно вывести из-под управления министерства, чтобы он работал как любой грантодатель: рассматривал заявки и контролировал, как и насколько эффективно тратят деньги».
История о воде и людях

Село Гайдар Чадыр-Лунгского района (Гагаузия) — в числе населенных пунктов, где вода стала острой проблемой. На 4500 жителей здесь всего 34 колодца. Лишь два из них соответствуют санитарным нормам.

Помимо них питьевую воду можно набрать в бювете, очищающем воду из труб, объединяющих серию колодцев. Но он расположен в центре села: живущим на окраине приходится идти за водой 2 км.

История школьницы Ани Чебан и ее семьи:

«Почти каждый день берем воду [в бювете]. Мы живем в конце села, по улице Суворова. У меня есть велосипед, а раньше его не было. Зимой мы берем воду из магазина, потому что он ближе. Девятилитровая бутылка воды стоит примерно 50 лей. Этой воды хватает на день. [...] Мой дедушка говорит, что мы попали на нехорошую землю. У сел в округе хорошая вода, и только у нас плохая, и всегда такой была».

Подробнее о том, как живет село Гайдар читайте в материале NM «Мы попали на нехорошую землю».

Текст: Ольга Гнаткова
Оформление: Кристина Демиан
Фото: twimg.com