В Приднестровье обвиненному в «оскорблениях» Красносельского не дают приговор. Он обратился в Генпрокуратуру Молдовы (DOC)
6 мин.

В Приднестровье обвиненному в «оскорблениях» Красносельского не дают приговор. Он обратился в Генпрокуратуру Молдовы (DOC)

Власти Приднестровья отказываются выдать обвинительный приговор оппозиционному активисту Геннадию Чорбе. Он год провел в тюрьме по обвинению в призывах к «экстремизму» и «оскорблениях» местного лидера Вадима Красносельского, после чего ему заменили реальный срок на условный. Единственный документ, который ему выдали — справка об освобождении. Власти объясняют все «секретностью». Чорба уже обратился в Генпрокуратуру Молдовы.

На выход со справкой

Оппозиционный активист из Рыбницы Геннадий Чорба стал первым в Приднестровье, кого освободили из тюрьмы после обвинения в «призывах к экстремизму» и «оскорблении» Красносельского. После года, проведенного в тюрьме, его сначала приговорили к 3 годам и 3 месяцам заключения, а затем изменили реальный срок на условный.

Чорбу освободили 10 августа. Однако с тех пор единственный документ, который он получил от властей по своему делу, — это справка об освобождении.

Как пояснил в разговоре с NM Геннадий Чорба, его делу практически сразу присвоили гриф «секретно». Такие решения, уточнил он, принимает специальная комиссия при лидере Приднестровья.

«Это сразу ограничило доступ  к делу„неугодных“ адвокатов. Суды проводили в закрытом формате. И даже того адвоката, которого дали, могли впускать ко мне только с особым разрешением на каждое посещение», — рассказал Чорба.

Гриф «секретно» повлиял и на то, с чем он вышел из тюрьмы. «До сих пор у меня на руках нет ни одного документа, кроме справки об освобождении. Это — нарушение закона», — утверждает Чорба.

Режим секретности

Чорба уже дважды обращался в суд Рыбницы с просьбой выдать ему приговор. Судья Наталья Марченко, которая и выносила ему обвинительный приговор, в первом ответном письме от 17 августа сообщила, что, «согласно Положению по обеспечению режима секретности в ПМР, выдать указанные вами документы не представляется возможным».

Ответ_Суда_Рыбницы_№30_от_17_08_21_Чорбе_Г_П_на_заявл_о_выдаче_копии.pdf by newsmakermd on Scribd

В письме от 20 августа после второго заявления Чорбы судья ответила, что «17 августа вам был дан ответ по поводу запрашиваемых документов». Сам активист настаивает на том, что приговор не может быть отнесен к гостайне, и его необходимо вручить обвиненному не позднее чем через 5 дней после вынесения.

Как уточнил Чорба, и приговор первой судебной инстанции, и приговор Верховного суда, по которому ему заменили реальный срок на условный, он слышал только  устно на заседаниях. С документами ему ознакомиться так и не дали.

В конце августа Чорба также направил письмо генпрокурору Приднестровья Анатолию Гурецкому с просьбой выдать приговоры. Предусмотренные местным законом 10 дней на ответ истекли 8 сентября. Как рассказал Чорба, ответа Гурецкого он до сих пор не получил.

«Закон предполагает только одно — выдать мне приговор, но это означало бы незаконность и всех предыдущих решений по моему делу. А отказ в выдаче приговора означает для Гурецкого новые проблемы в Молдове», — сказал Чорба.

Как уточнили NM в Генпрокуратуре Молдовы, в Кишиневе нет уголовных дел на Гурецкого .

За помощью в Кишинев

Геннадий Чорба — гражданин России и Молдовы. За защитой своих прав он обратился в Генпрокуратуру Молдовы, написав заявление на имя генпрокурора Александра Стояногло. Копии направил в Бюро реинтеграции, Посольство России, Посольство США, миссии ЕС и ОБСЕ.

Чорба попросил завести уголовные дела против всех причастных к его делу чиновников, судей и прокуроров, в том числе против экс-министра внутренних дел Приднестровья Руслана Мовы. Чорба в заявлении называет свое дело «заказным».

В этом документе он также впервые описал происходившее с ним в приднестровской тюрьме как «пытки», имевшие, в том числе, и долгосрочные психологические последствия.

«В связи с пониманием полной незаконности происходящего и заказным характером уголовного дела, у меня на нервной почве возникали серьезные проблемы с давлением, вплоть до гипертонического криза. Я шесть раз объявлял голодовку, при этом зафиксировали только две попытки. Указанные обстоятельства зафиксированы в засекреченной медицинской книжке. Также демонстративное нарушение закона в отношении меня и чувство безысходности в сочетании с полным одиночеством и отсутствием какой-либо информации о родных и близких, создали мне серьезные психические проблемы, вплоть до возникновения мыслей о суициде», — написал Чорба в заявлении. Как пояснил он в разговоре с NM, медицинскую книжку из тюрьмы ему пока тоже не выдают.

Представитель Генпрокуратуры Молдовы Мария Виеру подтвердила NM, что заявление Чорбы поступило в ведомство. Его передали для проверки в Прокуратуру по особым делам (PCCOCS).

Заявление Чорбы в Генпрокуратуру.pdf by newsmakermd on Scribd

***

Отметим, Чорбу освободили спустя две недели после того, как США выпустило официальное заявление с призывом отменить обвинительные приговоры нескольким гражданам: активисту Геннадию Чорбе, пенсионеру Михаилу Ермураки, лидеру местной Коммунистической партии Олегу Хоржану, пенсионеру Сергею Мировичу и жителю Каменского района Андрею Глижину. В сообщении, опубликованном 30 июля Посольством США в Молдове, вынесенные им приговоры назывались «репрессиями».

Кроме того, заседание Верховного суда на Чорбой, после которого его освободили, состоялось 10 августа, накануне приезда в Молдову замглавы администрации президента России Дмитрия Козака.

Ранее миссия ОБСЕ в Молдове тоже сообщала NM, что следит за ситуацией с правами человека в Приднестровье, а в частности за делом Геннадия Чорбы.

Неправительственная международная организация Freedom House в специальном отчете о ситуации в Приднестровье приводила дело Чорбы в качестве примера жесткого ограничения свободы собраний . В этом отчете, отметим, Приднестровье отнесли к «несвободным» территориям.

***

За 2020 год дело Чорбы было уже третьим известным делом об экстремизме, заведенном в Приднестровье. Ранее уголовное дело завели на уроженку Тирасполя, 22-летнюю журналистку Ларису Калик за книгу «Год молодости», в которую вошли анонимные интервью молодых людей, недавно прошедших приднестровскую армию. Калик покинула территорию Молдовы из соображений безопасности.

Следующее аналогичное дело завели на оппозиционного политика из Тирасполя, члена местной Компартии Александра Самония. Его обвиняют в написании анонимных постов в Facebook, где якобы содержатся призывы к «социальной вражде и нетерпимости» и оскорбления лидера Приднестровья Вадима Красносельского. Самоний объявлен в розыск, и скрывается от местных властей.

Ранее в Приднестровье в марте 2019 года в Уголовный кодекс ввели статью за «оскорбление президента». Уже через несколько месяцев NM узнал об аресте двух пенсионеров — Татьяны Беловой и ее супруга Сергея Мировича из села Чобручи Слободзейского района. Их задержали за оскорбление Красносельского в постах в Telegram. Их местонахождение долго не было известно. Весной 2020 года выяснилось, что обоих приговорили к трем годам тюрьмы. Белову выпустили в 2020 году. По сведениям NM она пошла на договор со следствием и признала свою вину. Мирович до сих пор остается в заключении.

Читайте также: Российских миротворцев может и дворник обидеть. Как в Приднестровье преследуют за «экстремизм» и «оскорбления президента»

 

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: