«ВСМ занял позицию жертвы». Ассоциация Vocea Justitei рассказала о «реальных проблемах» судебной системы
5 мин.

«ВСМ занял позицию жертвы». Ассоциация Vocea Justitei рассказала о «реальных проблемах» судебной системы

Что угрожает независимости судей, кто и как на них давит, и как в работу Высшего совета магистратуры (ВСМ) вмешиваются политики? Ассоциация Vocea Justitei призвала ВСМ обсудить на общем собрании судей «эти реальные проблемы», а не выслушивать «длинные отчеты со статданными». Собрание должно было пройти 13 марта и могло собрать около 400 судей, но его отменили из-за угрозы распространения коронавируса.

На пресс-конференции 12 марта ассоциация Vocea Justitei обратилась к ВСМ с предложениями по повестке общего собрания судей, которой ВСМ теперь проведет после снятия ограничений из-за коронавируса. NM рассказывает, о каких проблемах судебной системы говорили представители ассоциации, и с какими предложениями обратились к ВСМ.

О ВСМ

«Общее собрание судей проводится не для того, чтобы слушать длинные отчеты со статистическими данными и поднимать руки, голосуя за эти», — сказала председатель Vocea Justitei Виктория Cандуца. Она напомнила, что общее собрание — это инструмент «самоуправления судебной системы», на котором надо обсуждать реальные проблемы, с которыми сталкиваются судьи.

Сандуца отметила, что в последнее время ВСМ «добровольно отказался» от многих полномочий, которые позволяют управлять судебной системой. «Они заняли позицию жертвы, которая ждет либо указаний от двух других ветвей власти, либо выстраивает линию поведения в зависимости от политической конъюнктуры», — подчеркнула она. По мнению Сандуцы, продолжать в том же духе больше нельзя, ВСМ должен занять более активную позицию и проводить при необходимости экстренные общие собрания судей несколько раз в год.

Сандуца также подчеркнула, что последние изменения, которые внесли в закон о ВСМ, не соответствуют международным стандартам. По мнению Vocea Justitei, из состава ВСМ надо исключить министра юстиции, главу Высшей судебной палаты (ВСП) и генпрокурора, которые входят туда по праву. Надо исключить политический фактор, подчеркнула Сандуца. Она также назвала «вмешательством политиков» в работу совета избрание новых членов ВСМ парламентом.

О нагрузке на судей

По словам Сандуцы, многие судьи перегружены работой: у некоторых на рассмотрении сразу от 600 до 1,5 тыс. дел: «[В таких условиях] cудья не может физически обеспечить качественные заседания суда и решения». При этом, как подчеркнула Сандуца, судебная инспекция и ВСМ «давят на судей», обвиняя их в том, что они не соблюдают сроки рассмотрения дел. Она считает, что ВСМ должен увеличить количество судей, а также провести исследование, чтобы выяснить, сколько дел один судья может рассмотреть в нормальном режиме.

«Если у судьи нет нормальных условий работы, его независимость можно легко нарушить», — подчеркнула Сандуца. Эти вопросы, считает она, должно решать общее собрание судей, а не только ВСМ.

О политических делах

Судья Ион Маланчук взяв слово, напомнил, что в сентябре 2019 года в кабинете экс-главы ВСП обнаружили список дел с указаниями, какие решения по ним надо принять. Маланчук возмутился, что ни судьи, ни СМИ, ни общество никак не отреагировали на этот список. Но в первую очередь, подчеркнул он, на это должны были отреагировать Генпрокуратура, судебная инспекция, а также судьи, которые фигурировали в списке. При этом ВСП официально не опроверг эту информацию, что может говорить о том, что она соответствует действительности, отметил судья.

По его словам, некоторые дела из этого списка уже находятся на рассмотрении в Европейском суде по правам человека. «Но, если судьи по этим делам выносили «не те» решения, против них начинали дисциплинарные проверки или вынуждали уйти из системы», — сказал Маланчук. «Надо исключить любую попытку запугивания судей», — подчеркнул он.

О давлении на судей

Маланчук также напомнил, что в Молдове есть механизм, который в теории должен защищать судебную систему от судей, которые ей не соответствуют. Но на практике этот механизм не работает, отметил он: «Все сводится либо к каким-то шаблонным решениям, в которых говорится, что «все хорошо «, а судья «молодец «. Либо, если речь идет о судье, который не учитывает пожелания и интересы разных групп, то этот механизм используют, как средство наказания».

Маланчук также рассказал, что система аттестации судей неэффективна: те судьи, которые добились успеха, но не входят «в ближний круг» тех, кто оценивает, получают более низкие результаты, чем те, которые входят в этот круг.
Судья Марина Куртиш, в свою очередь, подняла вопрос о переводе судей из одной инстанции в другую, подчеркнув, что этот перевод должен быть мотивированным. При этом, по ее словам, ВСМ никак не объясняет свои решения о переводе.

О жалобах судей

По словам Михая Мургульца, в последние несколько лет судьи, которые жаловались на то, что на их решения пытаются повлиять, «сталкивались с неприятностями и на работе, и в личной жизни». Мургулец утверждает, что судебная инспекция «бездействует», даже когда судьи представляют доказательства того, что на них пытались надавить.

Представители ассоциации Vocea Justitei предложили обсудить все эти вопросы на общем собрании судей, которое должно было состояться 13 марта. Но ВСМ во второй половине дня 12 марта отменил собрание в связи с угрозой распространения коронавируса и запретом на массовые мероприятия, которые собирают больше 50 человек. На общее собрание могли приехать до 400 судей.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: