Звонки без ответа, патруль и прогулка с мусором в соседний двор. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Четверг Татьяны Султановой
7 мин.

Самоизоляция остается самым надежным способом остановить распространение коронавируса: в Молдове закрыты большинство заведений и магазинов, а часть компаний перевела сотрудников на удаленную работу. NM уже вторую неделю работает в условиях изоляции: журналисты выходят из дома только на задания, а офисные цветы переехали к одному из сотрудников. В новой серии материалов редакция делится своим опытом переживания карантина: как он изменил нашу работу и быт, и как журналисты и редакторы справляются со стрессом, когда приходится постоянно писать о том, как пандемия захватывает мир и Молдову.

x

Дневник четверга
Корреспондент Татьяна  Султанова

Утро.

Встать с постели для меня — самое тяжелое испытание за день. Постоянно откладываю будильники «еще на десять минуточек» до тех пор, пока не встать будет просто нельзя.

Или другой сценарий. Уже не сплю, но не хочется вставать, поэтому беру телефон и читаю сообщения электронной почты или листаю ленту соцсети.

Сегодня читала NM Espresso, потому что это было первое уведомление, которое всплыло на только что включенном экране телефона. Для тех, кто не знает: это ежедневная (кроме понедельника и воскресенья) рассылка NM, которая приходит на почту ровно в 08:08 и содержит емкую информацию обо всем важном, что произошло накануне. Мне это очень удобно, потому что во время работы я узнаю обо всех событиях вскользь из рабочих чатов, а почитать тексты в течение дня времени нет. Рассылка восполняет эти пробелы. Выглядит это примерно так:

Звонки без ответа, патруль и прогулка с мусором в соседний двор. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Четверг Татьяны Султановой

Хотя я пытаюсь соблюдать карантин и не выходить из дома, есть причины, по которым выходить приходится. Одна из них — выбросить мусор. Это нужно сделать именно утром, потому что вечером мой рабочий день заканчивается в 19:00, когда довольно темно. А я в это время стараюсь из дома без острой надобности не выходить.

В подъезде есть мусоропровод и теоретически можно воспользоваться им. Но я решила этого не делать по двум причинам.

Во-первых, я стараюсь сортировать отходы. А с мусоропроводом все эти старания бесполезны, потому что все отходы сбрасываются в один бак и отправляются прямиком в Цынцарены, не проходя никакой сортировки. Мне бы этого не хотелось.

Вторая причина в том, что мусоропровод в моем подъезде просто отвратительный. Он неприятно пахнет, у него отваливается дверца. В общем, это такое микроиспытание, во время которого мне нужно одновременно держать дверцу мусоропровода, выбросить в него пакет с мусором и придерживать дверь, чтобы она меня не пришибла. А еще там лучше не дышать.

Звонки без ответа, патруль и прогулка с мусором в соседний двор. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Четверг Татьяны Султановой

Звонки без ответа, патруль и прогулка с мусором в соседний двор. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Четверг Татьяны Султановой

Именно поэтому сегодня я нарушила карантин и пошла в соседний двор выбрасывать мусор раздельно. Сложила в один пакет то, что нельзя переработать: органику вроде мандариновой кожуры, чайные пакетики, упаковки от мороженого. В другом пакете у меня была бумага, картонная коробка, несколько стеклянных и пластиковых бутылок. Все это я разделила по соответствующим контейнерам и пошла домой, потому что было почти 10:00, а, значит, скоро начнется мой рабочий день.

Перед началом работы я обычно завариваю себе чай. Пока закипала вода в чайнике, я смотрела в окно и увидела, как по улице идут два человека в форме: карабинер и военный. По всей видимости, они патрулируют район и следят за тем, чтобы люди соблюдали карантин. Около минуты они разговаривали с женщиной, которая выгуливала собаку, и продолжили патрулировать.

Звонки без ответа, патруль и прогулка с мусором в соседний двор. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Четверг Татьяны Султановой

Те, кому когда-то приходилось работать из дома, знают, что есть советы, которые могут повысить продуктивность. Например, никогда не работать в постели, обустроить себе рабочее место, изолироваться от всех домочадцев, одеться как на работу, сдерживаться и не гладить домашних животных. Моя коллега Александра Батанова, которая опубликовала свой дневник накануне, писала, что применительно к ней эти правила не работают. А у меня — наоборот. Поэтому утром я провожу целый ритуал, без которого, знаю точно, мне не удастся сконцентрироваться. Перед началом работы обязательно навожу порядок в комнате, застилаю постель, умываюсь. Надеваю джинсы и свитер, который до карантина часто надевала в офис. Вот только теперь, судя по всему, это домашний свитер. Наконец, убираю с рабочего стола все, кроме компьютера, блокнота с ручкой и чашки с чаем. Только тогда можно начинать работу.

Звонки без ответа, патруль и прогулка с мусором в соседний двор. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Четверг Татьяны Султановой

День

В первые дни карантина мне казалось, что моя продуктивность дома почти нулевая. Постоянно хотелось спать и было больно смотреть на кровать, которая стоит рядом с рабочим столом. Через несколько дней начало казаться, что только днем я непродуктивна, а вечером у меня просыпается энергия. Но спустя две недели карантина все наладилось, и мне уже не приходится заставлять себя не смотреть в сторону кровати даже краем глаза. Особенно помогают «включиться» срочные дела, которые нельзя отложить.

Сегодня срочных дел не было, но пришлось сделать много звонков (на большую часть которых мне не ответили), столкнуться с бюрократией и отложить часть тем на завтра из-за того, что не удалось получить ответы сегодня. Единственное, что сегодня удалось выяснить, —  как будут устроены дистанционные пробные экзамены для учеников 9-х и 12-х классов. Об этом можно почитать тут.

В течение дня старалась сфотографировать себя за работой. Но, поскольку я одна дома, и из-за того, что мне редко нравится, как меня фотографируют другие, сделала фото сама с помощью таймера в камере телефона. Для этого мне пришлось использовать вот такой импровизированный штатив. Кстати, это оказалось не так просто.

Звонки без ответа, патруль и прогулка с мусором в соседний двор. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Четверг Татьяны Султановой

А вот то, что получилось.

Звонки без ответа, патруль и прогулка с мусором в соседний двор. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Четверг Татьяны Султановой

В обеденное время позвонил курьер и привез наш с соседкой заказ из одного зарубежного интернет-магазина. Курьер был в маске,  как положено. Я спросила его, как сказался коронавирус на их службе. Курьер ответил, что у них заказы есть, и из-за коронавируса ничего не изменилось.

Звонки без ответа, патруль и прогулка с мусором в соседний двор. Как редакция NewsMaker работает в изоляции. Четверг Татьяны Султановой

Потом я пошла обедать. Раньше мне казалось, что раз уж я теперь постоянно нахожусь дома, у меня будет больше возможности хорошо и разнообразно питаться. Может быть, когда-то потом так и произойдет, но пока из-за нехватки времени и сил, я, как и раньше, обхожусь макаронами, крупами, овсянкой, омлетами да бутербродами.

Около 16:30 у нас в редакции обычно проходят планерки. В условиях карантина мы организуем видеочат и обсуждаем темы, о которых стоит написать.

Вечер

После планерки сделала еще один звонок по работе, на который мне тоже не ответили. Отчаявшись, я перенесла его на завтра, и взялась за написание этого дневника журналиста-отшельника. К вечеру я устаю сидеть за столом, поэтому обычно около пяти-шести вечера перебираюсь на пол и работаю, упершись спиной в диван. Одновременно с этим включила камеру, чтобы сделать таймлапс — ускоренное видео своей работы. Со второй попытки у меня получилось вот так:

Кстати, о самоизоляции. У меня есть много знакомых, которым очень сложно несколько дней подряд находиться в четырех стенах, и им нужно постоянно бывать на свежем воздухе. Так вот я — не такая. Не знаю, хорошо это или плохо. Я и раньше не особо часто гуляла, и все мои выходы на улицу ограничивались дорогой в офис и обратно, поэтому самоизоляцию переживаю нормально.

Но меня беспокоит, что со вчерашнего дня людям запретили гулять в общественных местах, в том числе в лесах. А я живу недалеко от леса, в котором иногда гуляла. Теперь мне туда нельзя. И, хотя я понимаю, что с точки зрения общественного здоровья, и моего, в том числе, эта мера правильная, немного обидно, потому что я не очень люблю, когда ограничивают мою свободу.

Когда закончу этот текст, я что-нибудь поем и пообщаюсь со своими близкими по интернету или телефону. Они живут в Приднестровье, сейчас я не могу поехать туда, не хочу подвергать их опасности. Поэтому все, что мне пока остается, — виртуальное общение по вечерам. Для меня это, наверное, самое грустное во всей этой ситуации.

Чтобы поднять настроение, можно почитать дневник среды, вторника, понедельника и воскресенья.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: