Гид доступа
История NM о людях, доказывающих, что Молдова может быть привлекательной
О внутреннем туризме в Молдове говорят в последнее время очень много, но дальше нескольких видеороликов дело не идет. Тем временем проект Your guide in Moldova («Твой гид в Молдове») живет уже несколько лет, рассказывая и показывая иностранцам, какой интересной может быть Молдова за пределами нескольких заезженных туристических маршрутов. Создатели проекта — супруги Мария Аксентий и Дмитрий Ельник рассказали NM, как Китай помогает осознать себя европейцем, почему стереотип о том, что у нас нечего смотреть — это большая беда всей страны, и чем иностранцев привлекает Молдова, причем, порой, настолько, что некоторые из них остаются здесь жить.
«Молдова невероятно интересна, если попытаться посмотреть на нее чужими глазами»
Больше всего Марию Аксентий и Дмитрия Ельника удивляет реакция местных жителей, когда в места, где они живут, привозят иностранных туристов. Обычные вопросы: «А что тут смотреть? А что тут интересного?». Причем, как отметил Дмитрий, многие из тех, кто задает эти вопросы, бывали за границей, но при этом совершенно не задумывается и не понимает, что же здесь, в их стране, в городе или селе может быть интересного.
Дмитрий
Я думаю, нельзя с таким явным безразличием относиться к родной стране. Заинтересуйся сам. Молдова невероятно интересна, если попытаться посмотреть на нее чужими глазами. Кишинев сейчас, мягко говоря, не эталон большого города, но тут есть много образцов архитектурного модернизма, и иностранцам это очень интересно. Например, немцев, помню, поразило внутреннее убранство в отеле «Кишинау»: начиная со ступенек, к которым ковер прижат специальными держателями, и заканчивая тем, как сложены покрывала на кровати. Они такого нигде не видели.
Мария
Да, у нас бездорожье и хаос. Но есть то, чего нет в современной Европе — аутентичность, и это наше конкурентное преимущество. Еще одно большое преимущество Молдовы — это многообразие. Страна маленькая, но на севере, в центре, на юге — все по-разному. Иностранцев поражает, что параллельно используется два языка, в Гагаузии — три, а городское население, особенно молодежь, еще и английский достаточно неплохо знает.
Проект Your guide in Moldova (YG) они создали, чтобы показать иностранцам настоящую Молдову. Причем YG — это не только туризм. Например, немало иностранцев приезжает в Молдову на работу, в том числе ученые, которым интересны наша культура и общество. Но они не знают языка, местной специфики. Для них Молдова — это закрытая книга, а YG, по словам Марии, помогает ее открывать.
Мария
Толчком к этой деятельности стало участие в программе одного экологического НПО, где мы узнали о «социальном предпринимательстве». И это было вау!, то самое, что мы искали. Благодаря этому появился проект Caruta Travel — организация турпоездок по аутентичной, настоящей Молдове, а не тем трем-четырем объектам, куда обычно возят всех туристов Старый Орхей, Криково и несколько отреставрированных монастырей.

Совсем недавно у нас родился еще один проект это развитие outdoor-туризма, или иначе трекинга. Он предполагает пешие маршруты по красивым местам. Интересно и для здоровья полезно. С каждым годом у нас все больше туристов. Молдова действительно очень интересна и совершенно не известна иностранцам.
«Это совсем другой мир, не мой»
Мария Аксентий и Дмитрий Ельник кишиневцы, которые часть жизни, как и многие граждане Молдовы, провели за границей. После окончания кишиневского университета Высшая антропологическая школа (ВАШ) их пути разошлись, но только на время. Молдавские женщины чаще всего уезжают в Европу, а мужчины в Россию. Не отошли от этой «традиции» и Мария с Дмитрием, но оказалось, что именно это и привело их позднее обратно в Молдову, но уже сознательно с целями, планами и новым видением.
Мария
После окончания ВАШ я поехала в Европу. Это была моя мечта. Второе образование, магистратура в Варшаве, очень популярная специальность — «Европейские междисциплинарные исследования», во многом продолжающая мое антропологическое образование. Это был отличный опыт — 118 студентов из разных стран ЕС и СНГ. К тому же Польша для меня была очень комфортной. С одной стороны, узнаваемые типовые пятиэтажки, которые есть, наверное, в любой постсоветской стране. С другой стороны, чистота, безопасность и порядок, которого у нас нет. Порядок даже в мелочах: ты точно знаешь, что автобус придет по расписанию. Для меня Польша стала примером того, как, выйдя из постсоветского пространства, можно добиться пусть не идеального, но хорошего уровня жизни для большинства людей, если при этом знать, куда и зачем идешь.
Дмитрий
У меня, как и у Маши, была мечта — поехать в Китай. Китайский язык начал изучать еще в Кишиневе. У нас семья русскоязычная, поэтому часто поднимали вопрос об отъезде в Россию. Некоторое время я работал в Москве, и была возможность там остаться. Однако, прожив год в Москве, понял, как сильно люблю Кишинев и хочу вернуться. Но благодаря Москве у меня появилась возможность исполнить свою мечту — поехать учиться в Китай. И там я понял, что и в этой стране оставаться не хочу. Это совсем другой мир, не мой.
«Китай очень помогает осознать себя европейцем»
Тех, кто уехал за границу, а потом вернулся в Молдову, у нас нередко считают как минимум странными, как максимум неудачниками. Но у Марии и Дмитрия были свои, нетипичные причины вернуться.
Дмитрий
Если Москва и Кишинев — это общий постсоветский мир, то Китай очень помогает осознать себя европейцем. Я учился в Университете Лудонга в провинции Шаньдун на побережье Желтого моря. Гораздо сложнее, чем учиться, было объяснить китайцам, где находится Молдова, потому что для среднестатистического китайца география небольшой Европы малоочевидна. До учебы в Китае самой «западной» точкой в моей жизни был Львов. Можно много шутить о том, насколько Молдова близка к Европе, но когда ты попадаешь в Китай и живешь там какое-то время, очень четко осознаешь свою европейскую идентичность.
Мария
Польша такого конфликта идентичности, как у Димы, не вызывала. Поэтому была мысль остаться. Но в итоге я решила вернуться, потому что хотелось сделать что-то подобное дома, несмотря на все сложности. И еще я тогда поняла, что рассказы о сложном прошлом — это не оправдание. Польское прошлое тоже непростое. Важно честно говорить обо всем, что было. Хорошее или плохое прошлое — оно такое, какое есть.
Молдова долгое время была, да и сейчас остается перекрестком дорог и миров. Набор стереотипов о ней известен бывшая советская республика; одна из беднейших и самых коррумпированных стран Европы, откуда массово уезжает население; страна с замороженным конфликтом; страна, из банков которой украли миллиард долларов. И вместе с тем — это родной край для трех миллионов человек. Такой, какой есть, но именно в этом, как считают Мария и Дмитрий, его особенность и преимущество перед всеми другими. Большая часть страны, по их словам, до сих пор не очень знает саму себя, разные части существуют как будто в отрыве друг от друга. Но период дезориентации, по мнению Марии и Дмитрия, уже проходит, и wind of changes (ветер перемен), как в старой песне группы Scorpions, уже дует над Молдовой.
Мария
Стереотип о том, что «у нас нечего смотреть» это большая беда всей страны. Его повторяют везде от Кишинева до самого маленького села. Очень любопытно наблюдать, как этот стереотип рушится. После походов и экскурсий мы размещаем в соцсетях фото, и всегда под ними появляются такие комментарии: «А это где, это же не Молдова?», «Это разве в Молдове? И это? И это?». Особенно их поражает, когда говоришь, что это в часе или двух езды от места, где они живут. Наша зацикленность на проблемах очень сильно бьет по тому, что мы хотим видеть вокруг себя, при этом интерес к своей стране совершенно не воспитывается.
«Мы это потеряли, у нас такого уже не осталось, не сохранилось»
Мария
Главное преимущество Молдовы вовсе не в природе и не в пасторально-открыточных видах. Самое главное — это аутентичные села, национальная кухня и старинная обрядность. Аутентичность — вот что очень интересно всем иностранцам. Они смотрят, прикасаются к этому и говорят: «Мы это потеряли, у нас такого уже не осталось, не сохранилось».
Например, село Паланка и открытый в нем гостевой дом Casa Parinteasca — это история Татьяны Попа. Она прошла через депортацию, возвращение и создала Casa Parinteasca. Это, по словам Марии и Дмитрия, всех «цепляет», как и то, что люди там искренне пытаются что-то возродить: национальную вышивку, рукоделие — это очень интересно иностранцам и ценится ими. Или аутентичная Гагаузия — села, запахи, национальная одежда и еда, животные, которых выращивают так же, как и много лет назад.

Другой пример на контрасте — Приднестровье с его явной ностальгической связью с СССР. А есть еще Сороки с их ромским духом и Сороксой крепостью, и грот Duruitoarea Veche — естественное жилище доисторических людей, есть село Рудь, вокруг которого пещеры и лесные водопады. Есть Рашков со всей своей историей и архитектурой, к сожалению, все больше разрушающейся — перечислять нетипичные туристические маршруты Молдовы Мария и Дмитрий могут, кажется, бесконечно.
«У вас тут есть та свобода, которой у нас нет»
Особая часть страны — Кишинев. Так уж вышло, что нынешнее его состояние не вызывает восторга у горожан, а популярные блогеры, приезжающие в молдавскую столицу, чаще всего, описывая ее, не стесняются в выражениях. Но, оказывается, даже в таком Кишиневе много интересного и привлекательного для иностранных туристов. Нужно только посмотреть на него другими глазами.
Мария
Есть категория туристов, которым очень интересен советский период истории города. О Кишиневе надо говорить. Когда я веду экскурсии, рассказываю, например, что на центральной площади за полвека пять раз меняли памятники. Столько же раз менялось название центральной улицы, а центрального парка — трижды. Меня часто спрашивают: «И вы все это пережили и еще живы?». Кишинев — очень активный, полиэтнический и при этом, в целом, безопасный город. Голландцы мне говорили: «У вас тут есть та свобода, которой у нас нет». Но мы же от такой свободы и страдаем. Потому, например что паркуемся где попало.
Необычным сочетанием свободы, которой нет в развитых странах Европы, и при этом полиэтничностью, относительной дешевизной и безопасностью молдавская столица привлекает не только туристов, но и новых жителей гораздо более богатых и развитых, чем Молдова стран. И таких иностранцев, которые сознательно остаются здесь жить, становится все больше. Мария и Дмитрий знают немцев, австрийцев, голландцев и шведов.
«Каждый житель города должен быть вправе влиять на все, что здесь происходит»
Мария
Еще одна наша глобальная идея — улучшить качество жизни в Кишиневе для всех его жителей. В первую очередь это должны быть инфраструктурные изменения, а дальше социальные и культурные. Место определяет человека. Место повседневного обитания влияет на формирование нашей картины мира это научный факт. И каждый житель города должен быть вправе влиять на все, что здесь происходит. С друзьями и коллегами мы основали НПО Centrul de urbanism. Его проекты Dialoguri Urbane (городские диалоги) и Chisinau prin monoclu (Кишинев через монокль) — это бесплатные экскурсии по Кишиневу, истории о местах, людях, о жизни.
Самая популярная из этих экскурсий — по маленьким дворикам старого Кишинева. На первую экскурсию, по словам Марии, людей пришло столько, что все не могли уместиться в небольшом пространстве двориков, и каждый этап экскурсии приходилось повторять несколько раз для новой «порции» экскурсантов. Дворы Петербурга или Одессы давно уже стали брендом, но дворы старого Кишинева оказались ничем не хуже, при этом намного ближе.
Мария
Коллеги из Академии часто спрашивают меня с каким-то ужасом: «И ты водишь иностранцев по нашим разбитым тротуарам, по этому всему?». Да, вожу. И за эти годы никто ничего не сказал. Прошлым летом, например, была большая экскурсия с японцами, они пробирались в центре города через горы песка, плитки и строительного мусора, и ничего. Они были тут неделю, ходили, фотографировали. Для них это была данность. Да, в городе должна быть хорошая инфраструктура — это так же естественно, как есть суп ложкой. Но не видеть ничего, кроме этого, неправильно. Большинство приезжающих иностранцев и так знают, что Молдова — самая бедная страна в Европе. И их больше поражает такое число дорогих машин в центре города и новых особняков. Им непонятно, зачем в такой бедной стране строить такие огромные дома. Потому что огромный дом — это огромные налоги.
«Инфраструктуры попросту нет»
Да, имидж «одной из самых бедных стран Европы» очень плотно связан с Молдовой, и явные признаки этого туристам видны на каждом шагу. Главная проблема внутреннего туризма — инфраструктура, и она не решится сама собой, без желания и усилий государства. Еще одна большая проблема — сервис.
Мария
Инфраструктуры попросту нет. В некоторых случаях даже проехать куда-то сложно, а уж тем более где-то кого-то разместить. Еще одна беда — это сервис, которого не то что бы нет, его просто не существует. И да, мы упорно не хотим воспринимать свою страну как туристически привлекательную. В том же насквозь туристическом Старом Орхее нет никаких указателей. Под Хынчештами есть очень красивые леса, мы сейчас пытаемся там организовать маршруты, но там вообще ничего нет, лес дикий совершенно. Система гостиниц за пределами Кишинева, Бельц и Тирасполя просто отсутствует. У нас есть очень интересная программа на юге страны, но там негде остановиться.
При этом для тех, кто пытается что-то делать в туристической сфере, в Молдове не предусмотрены никакие налоговые льготы. Поэтому предприниматели ищут грантовую поддержку, берут кредиты. Но вкладывать сразу и много в туризм они не готовы — из-за отсутствия элементарных условий для развития такого бизнеса (инфраструктуры, сервиса). В этой ситуации сложно прогнозировать, когда вернутся вложенные деньги и вернутся ли вообще. Продолжать свое дело Марию и Дмитрия вдохновляет благодарность туристов и такие комменты в соцсетях: «Ух ты! Это что, в Молдове?!».
«Да, здесь бардак, но это наш, родной бардак»
Несмотря на бедность, запущенность, социальные контрасты, безразличие и непредсказуемость государства, Мария и Дмитрий верят в будущее Молдовы. И говорят, что тот самый wind of change уже чувствуется над ней. Они утверждают, что стереотипы меняются, молдаване начинают ездить по своей стране, открывать ее для себя и понимать, за что ее можно любить.
Дмитрий
Не помню точно, кто сказал, что Францию, Германию, Англию и другие богатые и сильные страны любить легко. А вот любить Молдову сможет не каждый. Да, здесь бардак, но это твой родной бардак. Ты понимаешь, как он работает, ты часть его, в конце концов. Я смотрю в будущее с надеждой. В ближайшие годы люди не перестанут отсюда уезжать. Но главное , чтобы они уезжали затем, чтобы что-то увидеть, чему-то научиться, а потом вернуться домой и воплотить это здесь.
Мария
У нас огромные культурные разрывы, мы прошли через смены властей, каждая из которых старалась убрать, стереть все, что было «до». Это очень ударило по традициям и культуре. Сейчас только начинается процесс поиска своей идентичности. Важно, чтобы страна перестала выяснять отношения внутри себя, чтобы был диалог между всеми. Мы — там, где мы есть. И надо научиться принимать себя такими, какие мы есть. Поэтому мы и вернулись в Молдову.
Текст: Александр Макухин
Фото: Максим Андреев, Татьяна Обух и из личного архива Марии и Дмитрия