«Миллиардомат» в два хода
Почему Филат и Платон сидят, а Шор нет


Спустя четыре года, после того как стало известно о краже миллиарда из молдавских банков, вступили в законную силу два приговора суда по этим делам — в отношении Влада Филата и Вячеслава Платона. В то же время еще не передано в суд первое дело против экс-главы админсовета Banca de Economii Илана Шора, открытое почти два с половиной года назад. Хотя именно на доказательной базе из этого дела строились обвинения против Платона и Филата. NM рассказывает, что сегодня известно о расследовании кражи миллиарда и о том, почему оно вызывает столько вопросов.




Расследование прокуратуры



По версии прокуроров, с 2007 по 2014 год из Banca de Economii (BEM), Banca Socială (BS) и Unibank (UB) выводили деньги с помощью нехитрых «кредитных схем»: кредиты выдавали компаниям, которые не могли их вернуть, или компаниям, специально созданным, чтобы вывести деньги из банков.

В июне 2018 года прокуратура представила Стратегию возврата украденного из трех молдавских банков миллиарда долларов. В ней говорится, что схему вывода денег реализовали, в том числе, за счет межбанковских размещений между тремя банками и банками из России. Это позволило «создать видимость выдачи новых кредитов, хотя на самом деле это были те же деньги, которые шли на погашение выданных ранее кредитов».

По данным прокуратуры, большинство компаний, через которые деньги выводили из банков (то есть которые получали кредиты), были подконтрольны бывшему главе админсовета BEM Илану Шору, экс-премьеру Владимиру Филату, его родственнику Иону Русу, бизнесмену Вячеславу Платону и бывшему депутату Кириллу Лучинскому.

Сумма ущерба, нанесенного государству, по подсчетам правоохранительных органов, составляет 13,34 млрд леев (тогда примерно миллиард долларов). Эта сумма неточная, так как схема вывода денег из банковской системы была сложной и комплексной. В определении суммы ущерба прокуроры ориентировались на стоимость государственных ценных бумаг (ГЦБ), которые выпустило правительство как гарантию возврата долга Нацбанку, выделившему из своих резервов по просьбе кабмина срочные кредиты BEM, BS и UB.

Из общей суммы ущерба 2,614 млрд леев — стоимость имущества, под залог которого банки выделяли кредиты. Это имущество государство собирается продать. Часть его — на 0,5 млрд леев уже продана. Еще 10,7 млрд леев, согласно стратегии, планируют вернуть за счет конфискации имущества осужденных и обвиняемых по делам о краже миллиарда.

По информации прокуроров, кроме уже переданных в суд дел, в производстве сейчас находятся еще 43 уголовных дела, связанных с банковской кражей. По этим делам прокуроры планируют вернуть 5,06 млрд леев. Еще 5,64 млрд леев собираются вернуть за счет арестованного имущества по делам, уже переданным в суд, в том числе, по которым вынесли приговоры.

В частности, по делу Иона Русу — 52 млн леев, по делу Владимира Филата — 472 млн леев, по делу Вячеслава Платона — 869 млн леев. По этим делам суды уже вынесли решения, вступившие в законную силу.
Примечательно, что суд снял арест с части имущества Платона. Речь идет о банковских счетах страховых компаний ASITO и Moldasig, а также о земельных участках и зданиях, принадлежащих Alliance Insurance Group. По мнению Антикоррупционной прокуратуры, эти компании контролировал Платон. Снять арест попросили страховые компании, и прокуроры их поддержали, объяснив, что не хотят блокировать деятельность компаний, а нанесенный Платоном ущерб намерены покрыть за счет продажи акций ASITO.
С экс-главы админсовета BEM, а ныне мэра Оргеева Илана Шора прокуроры планируют взыскать 2,7 млрд леев. Сейчас Апелляционная палата рассматривает его второе дело. При этом, как сообщили NM в Антикоррупционной прокуратуре, по делу Шора «наложен арест на денежные средства, автомобили и недвижимость на сумму примерно 52 млн леев».

К делам о «краже миллиарда» прокуроры относят и дело Лучинского, с которого намерены взыскать 10 млн леев. Арест наложен на половину дома Лучинского, часть земельного участка, на котором стоит дом и на земельный участок сельхозназначения.

Кроме того, согласно стратегии возврата миллиарда, 1,038 млрд леев должны вернуть за счет «группы Гачкевича» (кроме экс-главы BEM Григория Гачкевича, в нее входят члены админсовета банка и бизнесмены), 485 млн леев — за счет руководства Unibank. Еще 1,06 млрд леев, по подсчетам прокуроров, составляет ущерб по делам, которые находятся на стадии уголовного преследования, а бенефициары денег не определены.


Расследование Kroll



В отчетах американского агентства Kroll (второй отчет опубликован не полностью), которому власти Молдовы поручили расследование банковской кражи, указано, что в ноябре 2014 года весь долг по кредитам в Banca de Economii был досрочно погашен. Большую часть этих средств перевели в Banca Sociala. Из этих денег Banca Sociala выдал ссуды на общую сумму 13,7 млрд леев пяти компаниям «группы Шора». 26 ноября 2014 года кредитные обязательства этих компаний выкупила по балансовой стоимости компания Fortuna United LP.

Финансовые детективы Kroll утверждают, что «группа Шора», которая включала 77 компаний и разных физических лиц, контролировала три вышеназванных банка и руководила процессом отмывания денег. Так, с 2012 по 2014 год компании «группы Шора» получили кредитов в общей сложности на $2,9 млрд. Причем к ноябрю 2014 года доля кредитов «группе Шора» в трех банках составляла 80%. Деньги выдавали в основном на покрытие существующих кредитов.

Из суммы $2,9 млрд большую часть — $2,6 млрд — отмывали по специальной схеме, подробно описанной в отчете Kroll. Еще $220 млн остались в Молдове, чтобы покрыть платежи по текущим кредитам, а $110 млн отправились напрямую в другие страны.

Для этого офшорные компании из Великобритании, Британских Виргинских островов, Панамы и Белиза открыли в двух латвийских банках 81 счет. Большинство этих компаний были новыми, не занимались бизнесом, и о них не было никакой публичной информации. Проводя расследование, Kroll обнаружил параллельную схему отмывания денег, связанную с переводом $58 млн на 45 счетов эстонских банков.

После отмывания $2,6 млрд обратно вернулось только $2 млрд. Таким образом, Kroll оценивает ущерб от этой схемы минимум в $600 млн. Кроме этой схемы, по данным Kroll, использовали и другие: перевод денег в другие молдавские банки, через другие эстонские и латвийские банки, в Китай, Гонконг и Кипр.

Всего же финансовые детективы нашли подозрительные транзакции минимум на $1 млрд. Деньги переводили в другие молдавские банки ($169,3 млн), банки Латвии ($302,1 млн), Кипра ($112,4 млн), Китая ($83,3 млн), России ($80,6 млн), Австрии ($56,1 млн), Эстонии ($51,4 млн), Швейцарии ($42,8 млн), США ($25,2 млн), Гонконга ($22,6 млн) и других стран ($115,5 млн).

В отчете Kroll сказано, что конечное назначение переводов, которые «пошли через эти счета», пока неизвестно. Детективы предполагают, что «деньги перевели по другим направлениям или на них купили активы».

Кроме того, из отчета следует, что молдавские физические лица с помощью разных схем получили около $50 млн. Их имена в отчете не указаны. Kroll обещал передать эти имена правоохранительным органам Молдовы.
Из отчета Kroll общественность так и не получила ответ на вопрос, где деньги.

Что не так


По версии прокуроров, из трех молдавских банков вывели 13,3 млрд леев, при этом, согласно стратегии, прокуроры расследуют вывод только 10,7 млрд. Поиском 2,6 млрд они не занимаются: эти деньги, как сказано выше, решили вернуть за счет продажи имущества трех ликвидируемых банков.

Таким образом, «20% выведенных денег просто выпали из расследования», отмечается в анализе Стратегии возврата преступных активов, который провели эксперты Центра юридических ресурсов в сентябре 2018 года.

Также эксперты указывают, что в стратегии представлены завышенные данные о деньгах из украденного миллиарда, которые удалось идентифицировать. В частности, в стратегии говорится, что, согласно материалам следствия, Илан Шор вывел из банков 5,2 млрд леев. При этом суд первой инстанции постановил, что в деле Шора есть доказательства вывода только 2,7 млрд леев.

Приговор Шору, вынесенный первой судебной инстанцией, еще не вступил в законную силу, тем не менее прокуроры оперируют цифрой 5,2 млрд леев.

Но даже и по 2,7 млрд леев нет судебного решения о взыскании их с Шора. Судьи отказались рассматривать этот вопрос, рекомендовав начать отдельный гражданский процесс. Но начать его могут только после завершения судебного разбирательства по делу Шора, что может занять еще несколько лет (сейчас дело рассматривает АП, а окончательный приговор может вынести только Высшая судебная палата).

При этом в делах против Филата, Платона и Лучинского суд первой инстанции постановил взыскать нанесенный ущерб.

Эксперты Центра юридических ресурсов также отмечают, что в стратегии завышена установленная прокурорами сумма денежного ущерба. Так, в стратегии указано, что Филат получил от банковской кражи около $25 млн (тогда примерно 325 млн леев), а Шор — около $350 млн (4,55 млрд леев). Но, согласно показаниям Шора, из этих $350 млн он дал Филату $25 млн.

Эксперты подчеркивают, что в стратегии нет информации о возврате украденных денег, а есть только информация о возмещении ущерба.
Отметим также, что самое первое дело о краже миллиарда под номером № 2015970346 до сих пор не передали в суд. Хотя именно из этого дела выделяли все остальные дела о банковской краже, и именно из этого дела в них включали доказательную базу.
Примечательно также, что Апелляционная палата отклонила ходатайство Лучинского объединить его дело с делом Шора, так как, по словам прокурора Евгения Рурака (ведет дело Лучинского), доказательство преступного происхождения денег, которые получил Лучинский, «содержатся в [мотивировочной части] приговора Шору». Отказала АП и в ходатайстве адвокатов представить в суде по делу Лучинского текст этого приговора.
Новые дела
В начале этого года Антикоррупционная прокуратура открыла новое дело против Владимира Филата. Как и в первом деле, речь идет об извлечении выгоды из влияния и коррупции. Сообщая о новом деле, глава Антикоррупционной прокуратуры Виорел Морарь сказал, что оно связно с первым делом, по которому экс-премьера приговорим к 9 годам тюрьмы.

Новое дело, связанное с кражей миллиарда, прокуратура завела и против Вячеслава Платона. По первому его уже приговорили к 18 годам тюрьмы, а новое еще не передано в суд.

По словам адвокатов Платона, новое дело строится на показаниях Илана Шора. Платон утверждает, что компании, которые, по версии прокуроров, находились под его контролем, на самом деле принадлежат Илану Шору. Часть этих компаний фигурирует в расследовании «обстоятельств вмешательства фонда „Открытый диалог" во внутреннюю политику Молдовы», которым занимается парламентская комиссия. В СМИ появилась фотография схемы из секретной части отчета комиссии, в которой указано, что фонд «Открытый диалог» финансировался на деньги, полученные от торговли оружием, а также от «Ландромата» и кражи миллиарда.


Громкие дела
Владимир Филат
Бывший премьер-министр
Филата задержали 15 октября 2015 в здании парламента, после того как с него сняли депутатский иммунитет. 18 октября 2015 его поместили под предварительный арест. С момента задержания до передачи дела в суд прошло 2 месяца и 8 дней. Заседания суда проходили в закрытом режиме. 27 июня 2016 года Филата приговорили к 9 годам тюрьмы. АП оставила приговор в силе. С момента задержания он содержится в тюрьме №13.

Под предварительным арестом Филат провел год и 28 дней. По закону максимальный срок предварительного ареста — один год. Допустимый срок предварительного ареста был или превышен, или его содержали под предварительным арестом по второму делу.

Илан Шор
Мэр Оргеева, бывший глава админсовета BEM
Шора задержали 6 мая 2015 года по делу № 2015970346, которое до сих пор не дошло до суда, и поместили под домашний арест. 22 мая Шора освободили из-под ареста, так как его зарегистрировали кандидатом на местных выборах: по закону у кандидатов должны быть равные права и возможности для проведения избирательной кампании. Тогда Шор выиграл выборы мэра Оргеева.

Спустя год, 24 июня 2016 года, Шора вновь поместили под предварительный арест, но уже по второму делу. 5 августа ему заменили меру пресечения на домашний арест. 21 июня 2017 Шора освободили под судебный контроль одновременно с оглашением приговора в суде первой инстанции: Шора приговорили к 7,5 годам тюрьмы за нанесение материального ущерба и отмывание денег в особо крупных размерах. Заседания суда по делу Шора проходили в закрытом режиме. Сейчас это дело рассматривает АП Кагула.

В общей сложности Шор провел под предварительным арестом 43 дня, а под домашним арестом — 10 месяцев и 16 дней. Первое дело против Шора уже 29 месяцев не могут передать в суд. Второе передали в течение двух месяцев.


Вячеслав Платон


Бизнесмен
Платона задержали 25 июля 2016 года в Киеве. 29 августа 2016 года чартерным рейсом его экстрадировали в Молдову. С момента задержания до передачи дела в суд прошло 4 месяца. Заседания суда по делу Платона проходили в закрытом режиме. 20 апреля 2017 года его приговорили к 18 годам тюрьмы, признав виновным в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег. Апелляционная палата оставила приговор в силе. С момента экстрадиции Платон находится в тюрьме №13. Он провел под предварительным арестом год и два месяца, его арест продлили в связи со вторым уголовным делом против него.


Кирилл Лучинский


Экс-депутат парламента
Лучинского задержали 25 мая 2017 года и поместили под домашний арест. С момента задержания до передачи дела в суд прошло 2 месяца. Заседания по делу Лучинского проходили в открытом режиме.4 апреля 2018 года его приговорили к 5,5 годам тюрьмы за отмывание денег и ложную информацию о доходах. После оглашения приговора его перевели под судебный контроль. Сейчас дело Лучинского рассматривает АП Кишинева.

Под домашним арестом он провел 10 месяцев.
Эта статья опубликована в рамках проекта «Консолидация гражданского общества Молдовы в целях установления правосудия», реализуемого Центром юридических ресурсов Молдовы при финансовой поддержке Государственного департамента США при посредничестве Международного бюро уголовного правосудия и применения закона при Посольстве США в Республике Молдова.
Текст: Александра Батанова
Оформление: Александра Батанова
Фото: Максим Андреев, NewsMaker