24ºC Кишинёв
Вторник 21 мая 2019

Не твое тело. Как трансгендерам живется в Молдове

Можно родиться женщиной, но осознавать себя мужчиной. И наоборот. Несовпадение гендерной идентичности или трансгендерность — такое же врожденное свойство, как гомосексуальность, хотя встречается реже. Нет точной статистики о том, сколько таких людей в мире, поскольку многие страны, включая нашу, ее не ведут. Корреспондент NM Марина ШУПАК выясняла, как живется трансгендерам в Молдове.

Страх и ненависть

До 30 лет Анастасия (имя изменено) была мужчиной, но всю сознательную жизнь считала и ощущала себя женщиной. В какой-то момент она решилась на коррекцию пола и теперь внешне соответствует преставлениям большинства о том, как должна выглядеть женщина. Несколько лет назад она вышла замуж. Супруг Анастасии знал о ее прошлом и принял его.

В прошлом году супруги отправились в родной город Анастасии на севере Молдовы, на празднование юбилея ее подруги. Во время застолья восемь мужчин напали на Анастасию и стали ее избивать с криками: «Ты мужик или баба?» Били в живот и по голове. Заступившегося за нее мужа тоже избили. Полиция возбудила уголовное дело по ст.287 «Хулиганство». Но женщина не приходит на слушания — из-за страха.

«Если бы она пришла и дала показания, дело можно было бы квалифицировать, как преступление на почве ненависти. Напавшим грозило бы более жесткое наказание», — рассказывает NM ЛГБТ-активист, член правозащитной организации GenderDoc-M Артем Завадовский. В прошлом году организация зарегистрировала восемь случаев нападений на трансгендеров. 

ЛГБТ-активист Артем Завадовский говорит, что трансгендеры в Молдове нередко сталкиваются с физическим насилием

Есть и менее жесткие примеры трансфобии. 35-летняя Ольга (имя изменено), будучи сотрудницей одного из госучреждений, начала переход из мужского пола в женский. Она находится в процессе коррекции биологического пола, но уже сменила документы. Ольга столкнулась на работе с травлей. В Международный женский день всех женщин учреждения поздравили, а ее демонстративно обошли вниманием, а недавно обязали пройти осмотр у гинеколога, сказав, что без справки от врача уволят. Это при том, что она еще не сделала операцию по смене пола.

Молдавское общество — одно из самых гомофобных в Европе. Согласно недавно опубликованному рейтингу авторитетной организации ILGA-Europe, Молдова занимает 42 место из 49 возможных в списке европейских стран, нарушающих права ЛГБТ (см. график ниже). Две трети жителей республики считают, что ЛГБТ следует выдворять из страны и лишь 1% готовы принять представителя ЛГБТ как члена семьи. Одна из причин неприятия — неинформированность. О том, кто такие трансгендеры не так давно доступно вот здесь написала «Медуза».  

Рейтинг соблюдения прав ЛГБТ в странах Европы:

С законодательством тоже проблемы. В законе «Об обеспечении равенства», принятом в Молдове четыре года назад, нет упоминаний о гендерной идентичности. 

newsmaker.md/rus/novosti/v-moldove-diskriminatsiya-sushchestvuet-v-otnoshenii-vseh-20443

Тем не менее, если в Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства будет подана жалоба на дискриминацию по гендерной идентичности, ее рассмотрят, поскольку списко защищаемых государством критериев открыт. Впрочем, за время своего существования Совет не получил ни одной жалобы от трансгендеров.

Обычно трансгендеры жалуются в GenderDoc-M — единственную правозащитную организацию Молдовы, которая занимается защитой прав ЛГБТ. Сейчас организация помогает 53-летнему мужчине, живущему в одном из молдавских сел, сделать переход в женский пол. Среди тех, кому GenderDoc-M уже успешно помог с коррекцией пола — преподаватель школы из Кишинева. Правда, когда он начал переход в женский пол, администрация лицея его уволила, хотя ученики и родители учащихся его поддерживали.

Медицина не всесильна

Трансгендеры — это люди, чья гендерная идентичность не соответствует их биологическому полу. Тех из них, кто стремится изменить внешность с помощью медицинского и хирургического вмешательства, чтобы больше соответствовать полу, с которым они себя идентифицируют, называют транссексуалами.

Транссексуалы принимают гормоны и/или делают операции по собственному желанию, никто не может обязать их это сделать. В некоторых странах их заставляют менять внешность, но это не соответствует принципам прав человека.

В Молдове можно сделать лишь несколько косметических операций по коррекции пола. Это мастэктомия (операция по удалению молочной железы) и маскулинизация груди. Их делают в частной клинике. Стоимость — около €2000. В Молдове удаляют и внутренние половые органы. Кольпопластику — трансформацию мужских гениталий в женские — в Молдове не делают.

Первый шаг к коррекции пола — гормональная терапия. Однако, по словам Завадовского, в Молдове есть только один врач-эндокринолог, который готов работать с трансгендерами и входит в их положение. К другим врачам люди не обращаются, потому что опасаются трансфобии.

Артемий из Приднестровского региона сейчас находится в процессе изменения пола. Он родился женщиной, но около 16 лет из-за влечения к представительницам своего пола стал задумываться о своей идентичности. Поначалу ему казалось, что он гомосексуал, но потом он осознал, что ощущает себя мужчиной.

Артемий принимает гормоны без рекомендации врача. Это рискованно, но другого выхода он для себя не видит — найти в родном городе (населенный пункт не указан по просьбе Артемия) врача, который бы с пониманием отнесся к его положению он не смог.

На вопрос NM, почему он решился на гормональную терапию, Артемий ответил: «Если вам холодно — вы одеваетесь теплее, если хотите есть — вы едите. Думаю, ход мыслей ясен». Вскоре он надеется приступить к хирургическим операциям по смене пола. Связанных с этим рисков тоже хватает: «Остаются шрамы на теле, не говоря уже о потере определенных функций, чувствительности нервных окончаний, риске раковых заболеваний и о сокращении продолжительности жизни».

Тем не менее скрывать свою идентичность Артемий больше не хочет.

Бюрократический тупик

Переход из одного пола в другой — это не только гормональная терапия и хирургическое вмешательство, но еще и смена документов. В Молдове нет прозрачного, доступного и быстрого юридического механизма признания гендера. Есть лишь один закон — «Об актах гражданского состояния», в котором говорится, что документы могут быть изменены и обновлены на основании каких-то критериев, в том числе, при предоставлении справки, подтверждающей смену пола. Что это за справка в законе не написано.

В таких продвинутых странах, как Мальта и Аргентина, изменить пол в документах можно лишь на основании заявления в ЗАГC. Это могут сделать даже несовершеннолетние — на основании заявления и разрешения родителей. На Мальте закон распространяется еще и на интерсекс-людей (интерсексуалы имеют признаки обоих полов).

На Мальте запрещено оперировать интерсекс-детей. Считается, что по достижении совершеннолетия они самостоятельно должны выбрать свой пол и гендер.

В Молдове не так: родители решают, каким будет пол ребенка и дают разрешение на операцию.

При минздраве Молдовы есть комиссия по гендерной дисфории — термин, который используется для «лечения» трансгендерных людей. Комиссия, по сути, — единственная государственная инстанция, занимающаяся трансгендерами.

В нее входят сексопатолог, эндокринолог, психолог и другие. Они призваны освидетельствовать человека и поставить ему диагноз — транссексуализм. Дело в том, что молдавское медицинское сообщество считает трансгендерность патологическим отклонением, хотя ЛГБТ-активисты во всем мире борются за то, чтобы транссексуализм не квалифицировали как заболевание.

После прохождения медкомиссии трансгендеру выдается справка с диагнозом «транссексуализм», где содержится рекомендация о смене документов. С этой справкой человек идет в ЗАГС — только этот орган ответственен в Молдове за смену документов. ЗАГС всегда отказывает трансгендерам.

В чем проблема? ЗАГС аргументирует отказ тем, что в законе не описана процедура смены документов, не указано, какой должна быть справка, подтверждающая необходимость изменений. Проблема еще и в том, что возникает противоречие между государственными структурами: ЗАГС относится к минюсту, а комиссия, выдающая справку, к минздраву. И они никак не договорятся о едином механизме замены документов.

Артем Завадовский рассказывает, что были попытки создать межминистерскую рабочую группу, но минюст быстро отказался от участия в ней и не захотел дальше заниматься этим вопросом.

Суды и пересуды

В 2012 году Апелляционная палата (АП) вынесла беспрецедентное решение. GenderDoc-M обжаловал решение суда первой инстанции об отказе трансгендеру в смене документов. Решение было в пользу ЛГБТ-сообщества: ЗАГС обязали сменить документы. В решении говорилось, что выбор гендерной идентичности является правом человека. Но СМИ начали подавать новость как «страшилку» о том, что в Молдове благодаря этому разрешат однополые браки. Вскоре АП отменила свое же решение.

Упрощение процедуры смены документов не означает, что Молдова приблизится к легализации однополых браков, объясняет Завадовский. Замена документов означает смену идентичности, а не сексуальной ориентации. Когда человек меняет в документах один пол на другой, это не значит, что он меняет свои предпочтения при выборе партнера. Допустим, мужчина поменял документы и стал женщиной. Эта трансгендерная женщина, допустим, выходит замуж за мужчину. Получается, что брак гетеросексуальный. И кому какое дело, была ли у нее операция.

Тем не менее в ноябре 2012 года Высшая судебная палата выпустила рекомендацию всем судебным инстанциям по поводу исков о замене документов, подаваемых трансгендерами. Инстанция рекомендовала их удовлетворять. Впрочем, это всего лишь рекомендация и ЛГБТ-сообщество опасается, что при другом политическом раскладе судебные инстанции будут ее попросту игнорировать. Сейчас суды чаще всего удовлетворяют иски трансгендеров против ЗАГСа, но если иск трансгендера попадает к новому судье, есть вероятность, что он будет отклонен, как это случилось с Артемием.

Чтобы начать процесс замены документов, Артемию пришлось пройти вышеупомянутую комиссию при минздраве. Несмотря на справку, суд отклонил жалобу молодого человека. Сейчас его дело находится на рассмотрении в АП. Когда будет вынесено решение — неизвестно. Прохождение комиссии заняло у Артемия год.

Он называет процедуру замены документов «унизительной». «Было очень тяжело проходить всех специалистов. У некоторых из них никогда раньше не приходилось обследоваться и не хотелось бы бывать никогда. Но единственный специалист, перед которым и после которого мое эмоциональное состояние оставляло желать лучшего — это гинеколог. Я понимаю девиз „доверяй, но проверяй“, но это, на мой взгляд, было лишним, — рассказывает Артемий. — Тебя изучили чуть ли не под лупой, обследовали психиатры, психологи. А юристы сомневаются. Это странно».

В 2012 году, чтобы решить проблему с законодательным пробелом в области замены документов, активисты GenderDoc-M вместе с двумя трансгендерами записались на аудиенцию к министру юстиции, которым тогда работал Олег Ефрим. На встречу министр отправил своего зама Владимира Гросу. «Мы поднимали разные вопросы, в том числе, говорили о том, что трансгендерам отказывают в праве голоса. Представьте, что на избирательный участок приходит женщина, которая по документам является мужчиной. Ее не пропускают в избирательную кабину, поскольку считают, что это подставное лицо», — объясняет Завадовский.

Замминистра не внял чаяниям трансгендеров. «Извиняющимся тоном он сказал: „Мы же живем в Молдове“», — вспоминает Артем Завадовский. По его словам, Гросу оправдывался тем, что правительству, разработай оно законодательную  инициативу, решающую эту проблему, пришлось бы доказывать депутатам, что министры сделали все, чтобы этой иницитивы не пропустить и что на них надавили.

Попытка решить с минюстом проблему замены документов для трансгендеров не удалась ни при Олеге Ефриме (на фото), ни после него

С 2012 года ситуация не изменилась и трансгендеры продолжают сталкиваться с бытовыми проблемами, которые большинству людей непонятны.

Например, при пользовании банковскими услугами. В Молдове некоторые персональные данные остаются в базе банков. И если у вас в банке был открыт счет на одно имя, а потом вы пришли туда с новыми документами, то ваш идентификационный номер не меняется. Получается, что в базе данных вы зарегистрированы под одним именем, а приходите под другим. В таких случаях невозможно воспользоваться счетами.

Проблема у трансгендеров возникает и при необходимости получить доверенность на ребенка: ее не выдают, если внешность одного из родителей не соответствует полу, указанному в документах.

«Надоело прятаться»

Ежегодно 31 марта отмечается Международный день видимости трансгендеров. В Кишиневе его тоже отмечают. В этом году — в столичной арт-галерее Cocoșul Roșu. Там была организована выставка картин и инсталляций, выполненных трансгендерами. Только двое из них согласились поговоритьо себе с корреспондентом NM. Один из них — 27-летний кишиневец Саша. Идея организации выставки принадлежала ему. Перед открытием он заметно волновался, то и дело поправляя очки.

Саша пока не думает о смене пола

Увидев Сашу на улице, вряд ли подумаешь, что он трансмужчина. Саша рассказывает, что осознал себя мужчиной в 26 лет. «Раньше всю жизнь была дисгармония, чувство того, что я лишний. Я просто не понимал, что люди могут чувствовать себя некомфортно из-за биологического пола. Когда осознал себя парнем, все встало на свои места», — говорит Саша.

Мать Саши спокойно восприняла новость о том, что ее ребенок не девушка, а парень: «Для нее главное, чтобы я был счастлив. Ведь она видела, как я страдал раньше». Менять документы и делать медицинскую коррекцию пола Саша пока не собирается: «Мне пока и так комфортно. Тем более, что у меня нет проблем с дискриминацией на работе — я работаю из дома».

18-летний Евгений исполнил в Cocoșul Roșu песню собственного сочинения на хорошем английском языке. Он посвятил ее всем трансгендерам. Женя принял непростое решение — больше не скрывать идентичность.

— Разве можно в таком юном возрасте понять, что ты не соответствуешь своему гендеру? — спрашиваю я Женю.

— Мне часто говорили, что я не раскрылся в том гендере, который мне приписывали. Что я не знаю жизнь. Но у меня в том гендере были разные отношения, довольно богатый опыт, к сожалению. С 10 класса начал понимать, что я другой. Придумывал себе разные [мужские] имена. Чувствовал, что я не такой, как все, не такой, каким меня хотят видеть. От меня ожидали женственного поведения. Но не дождались. Было сложно. Потом я узнал, что такое бывает и изменил свою внешность. Теперь чувствую, что живу. До определенного момента думал, что я один такой. Оказывается, в Кишиневе много трансгендеров. При Genderdoc-M есть группа их поддержки: мы вместе смотрим фильмы, обсуждаем общие проблемы. Приятно осознавать, что ты — не исключение.

— Как близкие относятся к тому, что ты осознал себя парнем?

— Это тяжелый случай. Мама узнала об этом из соцсетей, прочитала мой рассказ. Она не понимает этого. Отец считает, чтос возрастом все пройдет. Старшим братьям еще не рассказал, но недавно услышал их разговор и с ужасом узнал, что они неприязненно относятся к той категории людей, к которой я себя отношу.

— Собираешься прибегнуть к медицинским услугам, чтобы изменить внешность?

— Почему всегда задают этот вопрос? Все видят, что я меняю внешность, но никто не видит, что я просто хочу быть счастливым. Конечно, я уже начал менять документы. К сожалению, к окончанию 12 класса не успею, придется позже диплом менять. Летом планирую заняться гормонотерапией.

— На выставке твое видеовыступление увидят много посторонних, в том числе пресса. Не боишься последствий?

— Надоело прятаться. Мне всю сознательную жизнь приходилось скрывать свою идентичность. Мне говорили, что я могу быть «смелой девочкой», но я не девочка. Готов ко всем последствиям. Был готов еще тогда, когда сделал каминг-аут. Просто взял и рассказал обо всем близким друзьям. Часть из них отвернулись от меня, другие приняли. Но, как поет Элтон Джон: «Friends never say good bye» («Друзья никогда не говорят прощай»).

18-летний Евгений говорит, что ему надоело прятать свою идентичность

На выставке была инсталляция в форме человеческой головы, выполненной из проволоки. К голове прикреплены фразы на нескольких языках, которые трансгендерные люди часто слышат в свой адрес: «Это все глупости, пройдет!», «Ты просто не реализовался/не реализовалась как мужчина/женщина», «Ты идешь против природы».

Еще один экспонат — дневник Саши, организатора выставки. В нем его стихи и песни, которые помогают ему жить. Дневник заканчивается цитатой из песни группы «Аквариум» «Инженер на 100 рублей»:

И мне кажется, нет никаких оснований

Гордиться своей судьбой,

Но если б я мог выбирать себя,

Я снова бы стал собой.

Автор : Марина Шупак

Партнерские ссылки