Четверг 22 июня 2017
$ 18.2968 20.4283

«Ни в одной стране мира нет 100% удовлетворенности властью или госсистемами». Интервью NM c министром здравоохранения

Министр здравоохранения РУКСАНДА ГЛАВАН рассказала корреспонденту NM АЛЕКСАНДРЕ БАТАНОВОЙ, какие изменения ждут семейную медицину в Молдове, как минздрав планирует привлекать молодых специалистов в профессию и почему, несмотря на декларируемые реформы, граждане РМ по-прежнему недовольны системой здравоохранения.

«Все медучреждения работают в нормальном режиме и не накапливают долги»

newsmaker.md/rus/novosti/minzdrav-novye-tarify-na-meduslugi-ne-kosnutsya-teh-u-kogo-est-meditsinskiy-polis-29934
 

В начале года возник скандал вокруг резкого повышения тарифов на медуслуги. Парламент тогда приостановил это решение — у депутатов возникли претензии к методологии расчета тарифов. Вы согласны с тем, что методология расчета была неправильной?

Я хочу уточнить, что парламент не приостанавливал решение правительства о повышении тарифов. Парламент рекомендовал пересмотреть тарифы. Министерство здравоохранения много работало над детальной проверкой методологии расчета. На 13 июня запланировано последнее заседание рабочей группы по этому вопросу, поэтому пока преждевременно говорить, будет ли методология пересмотрена. Пока могу сказать, что есть бухгалтерские стандарты, которые нужно отрегулировать в решении правительства.

В прошлом году на компенсируемые медикаменты было направлено €3 млн. Но часть этих средств ушла на погашение исторических долгов Республиканской клинической больницы. Можно ли было так использовать эти средства?

Это было рационально, законно и логично. Когда мы говорим о бюджетном планировании, то ждем, что будут такие-то доходы в бюджет, и что определенную сумму из них мы потратим на больницы, семейную медицину, профилактические меры и компенсируемые медикаменты. В 2016 году минздрав увеличил список компенсируемых медикаментов почти вдвое, поэтому мы запланировали в бюджете на эти нужды дополнительно 150 млн леев. В то же время, в силу объективных причин, эти изменения вступили в силу только в октябре, так как госбюджет приняли в середине года, и нам понадобилось еще несколько месяцев, чтобы привести в порядок все документы.

Получается, что средства на компенсируемые медикаменты мы могли тратить только три месяца — с октября по декабрь. В итоге мы потратили не 150 млн леев, а только половину этой суммы. В конце декабря административный совет Национальной кассы медстрахоания (НКМС), оценив ситуацию и обнаружив, что 77 млн леев не были потрачены, решил оставить эти деньги на счетах НКМС и потратить их в последующие годы или направить на другие нужды системы. Нам было важно ликвидировать исторические долги медучреждений, поэтому часть этих денег направили на то, чтобы вытащить эти учреждения из финансовой ямы, в которую они попали из-за событий последних нескольких лет. Гораздо логичнее было направить деньги, которые были не израсходованы, на помощь медучреждениям, а не хранить их на счетах.

У нас много медучреждений с долгами?

Исторических долгов практически не осталось. Есть 6-7 млн леев долга у Института скорой медицинской помощи. Это связано с проектом минздрава от 2014 года закупки оборудования: тогда эти обязательства не выполнили, но сейчас мы определяем необходимые ресурсы для этого проекта. В остальном, могу заявить со всей ответственностью, медучреждения работают в нормальном режиме и не накапливают долги.

А как сейчас обстоят дела в больницах с закупкой лекарств? Может ли повториться ситуация, когда больницы остались без необходимых медикаментов? Насколько эффективно работает Центр государственных централизованных закупок в здравоохранении, который правительство учредило в конце прошлого года?

После ситуации, сложившейся в 2014-2015 годах, когда медучреждения столкнулись с нехваткой лекарств, несмотря на заключенные контракты, одним из приоритетов правительства стал пересмотр всех механизмов госзакупок в медицине и поиск решений, которые позволят в долгосрочной перспективе избежать подобного кризиса. Также мы постарались добиться, чтобы деньги, которые налогоплательщики платят на медстрахование, расходовались максимально эффективно. Мы исключили закупки из списка полномочий Агентства по медикаментам и создали единый Центр госзакупок в здравоохранении. Он проводит закупки на основе новых принципов: мы убрали все бюрократические проволочки, с которыми сталкивались экономические агенты, пересмотрели критерии участия в тендерах, и это дало результаты.

Когда закупками стал заниматься Центр, нам удалось сэкономить примерно 140-150 млн леев. Эта экономия позволила закупить необходимый объем медикаментов для всех больниц, добиться снижения цен на лекарства на 25-28%, а в некоторых случаях и на 30%. И самое важное — мы разработали механизм мониторинга контрактов: единый Центр следит за тем, как реализуются контракты, как больницы формируют заказы, чтобы они, с одной стороны, не превысили необходимый запас лекарств, а с другой стороны, чтобы пациентам самим не приходилось покупать лекарства, потому что их нет.

В то же время с января этого года заработал механизм мониторинга исполнения контрактов экономическими агентами. Это новый для Молдовы механизм, но он уже доказал свою рентабельность. Сейчас единый Центр разрабатывает информационную онлайн платформу для всех больниц и экономических агентов, чтобы все контракты на 2018 год заключить до конца этого года и не вспоминать о проблемах  обеспечения медучреждений медикаментами.

«Хаотичные мелкие инвестиции не приносят результатов»

Есть ли у минздрава стратегия развития медучреждений в районах? Оборудование и специалисты сконцентрированы в Кишиневе, но не у всех жителей страны есть возможность ездить на лечение в столицу.

История показала, что это ошибочный подход — фокусироваться на реформировании отдельных сегментов системы здравоохранения. В стране 10 лет говорят о необходимости реформы системы больниц, но все остается на уровне анализа и разговоров. Мы изучили разработки предыдущих правительств и подготовили концепцию реформы больничной системы. При этом параллельно разрабатываем реформу системы надзора за общественным здоровьем и реформу семейной медицины. Хотим добиться преобразования всей системы здравоохранения в стране. Мы не можем реформировать только больницы и не уделять при этом внимания, например, системе профилактики заболеваний.

Мы нацелены на рентабельность системы и обеспечение доступности качественных медицинских услуг. Нужно здраво оценивать ресурсы, в том числе человеческие, которыми располагаем. Хаотичные мелкие инвестиции не приносят результатов. Поэтому реформу надо проводить, исходя из численности населения в районе и наличия дорожной сети, чтобы определить, в какую больницу в регионе стоит инвестировать и сосредоточить там высококвалифицированных специалистов в нейрохирургии, кардиохирургии, хирургии, кардиологии. В остальных больницах местного типа нужно развивать услуги реабилитации, паллиативного лечения, для хронических больных — во всех этих услугах есть необходимость, но они слабо развиты.

Расскажите о реформе семейной медицины. Какие принципиальные изменения готовите ?

В семейную медицину за последние 20 лет инвестировали больше всего. Все усилия были сосредоточены на том, чтобы повысить ее качество. Но, как я уже говорила, мы не можем проводить реформы в медицине отдельно. Изменения, которые мы хотим провести в семейной медицине, должны соотноситься с другими реформами. В первую очередь, мы говорим о повышении качества медуслуг, которые получает застрахованный пациент, когда приходит к семейному врачу.

Недавно решили исключить бесполезные направления к специалистам, которые выписывал семейный врач. Это вызывало недовольство пациентов и семейных врачей. У последних есть достаточно знаний и опыта, чтобы во многих случаях самостоятельно поставить диагноз и назначить лечение. При этом мы не исключили возможность отправлять пациентов к специалистам, когда семейный врач сочтет это необходимым.

Мы рассматриваем возможность создать кабинеты семейных врачей, которые, как нотариусы и адвокаты, смогут работать индивидуально. Подготовим все законодательные нормы, чтобы семейные врачи могли стать автономной единицей. Они также смогут объединяться в ассоциации. Конечно, это не произойдет за одну ночь— потребуется несколько лет, чтобы реорганизовать семейную медицину во всей стране.

Есть какие-то временные рамки для реформы семейной медицины?

Мы можем начать в 2017 году, когда предоставим описанные выше возможности молодым специалистам, которые закончат учебу в этом году и через два-три года перевести на такую систему вех семейных врачей.

Существует ли стратегия привлечения в профессию молодых специалистов? В кишиневских больницах — проблема с кадрами есть, а в регионах все еще хуже.

Можете точно сказать, в какой больнице в Кишиневе не хватает специалистов? В столице хватает врачей, в некоторых больницах хирургов, например, больше, чем требуется. Нам не хватает медицинских ассистентов. Обеспечение кадрами медучреждений по всей стране — одно из приоритетов правительства. Мы с экспертами разработали стратегию развития человеческих ресурсов в здравоохранении, там предусмотрены конкретные меры на 2016-2025 голы, среди которых и пересмотр механизма оплаты труда. Этот механизм позволяет обеспечить справедливую оплату труда в системе здравоохранения и стабильное ежегодное повышение зарплаты за счет индексации. Через год после внедрения этого механизма мы проанализируем его эффективность и при необходимости внесем коррективы. А с апреля 2018 года введем механизм ежегодной индексации зарплат.

В то же время мы повысили единовременные выплаты молодым специалистам, которые едут работать в сельскую местность. Те, кто учатся на бюджете, по контракту обязаны после учебы три года проработать там, куда их направит министерство здравоохранения. В этом году мы предлагаем повысить  таким врачам единовременное пособие с 30 тыс леев до 45 тыс леев и выплачивать сразу всю сумму. Этот проект уже находится в парламентских комиссиях, и, мы надеемся, что его примут.

Также надеемся, что проект Prima Casa, инициированный правительством, скоро реализуют, и единовременной выплаты будет достаточно, чтобы молодые специалисты, которые поедут на работу в районные центры, смогли по этой программе внести первый взнос на жилье. Еще одно предложение касается возможности дистанционного обучения по интернету. Врачам не нужно будет бросать свое рабочее место и ехать на курсы повышения квалификации, они смогут учиться с помощью онлайн приложений.

«Чем выше будет конкуренция, тем качественнее будут услуги» 

Как вы относитесь к инициативе Экономического совета при премьер-министре направлять пациентов на лечение в частные клиники частично за счет медстраховки? Не может случиться так, что государственные медучреждения лишатся части финансирования?

НКМС финансирует частные учреждения уже семь или восемь лет. Цель государства, когда оно получает деньги от налогоплательщиков и покупает медуслуги, обеспечить их качество. Я считаю, что место под солнцем должно быть у всех. Чем выше будет конкуренция, тем качественнее будут услуги. Хочу обратить внимание на то, что застрахованные пациенты, которые обращаются в частную клинику, должны знать: никто не должен требовать с них денег. К сожалению, такое случается: люди с полисом идут в частные клиники, их оперируют и под маской дополнительных услуг вытягивают из них деньги, например, за пребывание в палате. Это нарушение, пациенты должны сообщать минздраву о таких случаях.

Сейчас услуги онкобольным оказывает только онкоинститут. Если такие услуги станет оказывать частная клиника, финансирование поделят между несколькими медучреждениями, и онкоинститут может столкнуться с нехваткой средств на поддержание, например, радиологического кабинета.

Сегодня закон не позволяет частным клиникам лечить онкобольных, но я знаю, что в парламенте есть инициатива предоставить частным клиникам такое право, и министерство здравоохранения ее поддержало. Нас не должно интересовать, кто основал медучреждение, нам важно найти того, кто готов оказать услуги за ту сумму, которая у нас есть. Так же, как с ЭКО: мы искали тех, кто может оказать эту услугу качественно за 31 тыс. леев. То же и с онкологией: если закон изменят, у граждан Молдовы появится дополнительная возможность получать услуги радиотерапии. Это не значит, что онкологический институт будет получать меньше средств, это значит, что деньги, которые соберет НКМС, будут распределять и  оптимизировать, чтобы мы могли обеспечить средствами не только онкоинститут, но и другие медучреждения.

newsmaker.md/rus/novosti/reglament-provedeniya-eko-po-medpolisu-ne-predusmatrivaet-oplatu-lekarstv-29950
 

Вы затронули тему ЭКО. Эта услуга уже доступна по медицинскому полису?

Регламент приняли еще в феврале, понадобилось около трех месяцев, чтобы первые пары заполнили анкеты и прошли проверку специальной комиссии. На прошлой неделе состоялось заседание комиссии в Центре матери и ребенка и уже есть 30 семейных пар, которые получат финансирование на ЭКО от НКМС. Надеюсь, что все медицинские процедуры завершаться успешно, и в 2018 году у этих пар появятся малыши. Хочу отметить, что минздрав запросил финансирование процедуры ЭКО для 100 пар в 2017 году, поэтому я призываю другие пары, которым необходимо ЭКО, обращаться к семейным врачам, проходить проверку комиссии и проводить эту процедуру.

Почему, несмотря на все изменения и реформы, систему здравоохранения страны продолжают критиковать?

Ни в одной стране мира нет 100% удовлетворенности властью или государственными системами. Спросите жителей США, что они думают о системе здравоохранения, и они ответят, что у них есть проблемы с доступом к медицине, что медполисы стоят слишком дорого. Спросите жителей Европы и услышите те же жалобы, что у граждан Молдовы; многие, например, недовольны тем, что надо записываться и ждать операции 30, а иногда и 60 дней.

Но я хочу верить, что более 100 тыс человек, которые в 2016 году впервые получили бесплатные медикаменты, — это часть тех, кто чувствуют положительные изменения, как и те 3,5 тыс. человек, которые получили бесплатное лечение от гепатита C, о котором еще год назад они не могли мечтать. Я хочу верить, что положительные изменения ощущают и пациенты больниц, которым не приходится покупать лекарства, катетеры и пр.

Но я реалистка, не живу в иллюзорном мире и понимаю, что нам предстоит еще много работы. Многое станет ясно, когда начнем реформы, о которых я говорила. Это непростые реформы, о них надо рассказывать гражданам, но они окажут положительное влияние на ситуацию уже в ближайшие четыре-пять лет. Мы также продолжим ежегодно повышать зарплаты медикам, расширять список компенсируемых медикаментов для детей и людей с хроническим заболеваниями, чтобы каждый год мы улучшали ситуацию для новой категории граждан.

Александра Батанова