Банкрот в городе. Что не так с ЖЭКами Кишинева, и куда уходят деньги жильцов
5 мин.

Банкрот в городе. Что не так с ЖЭКами Кишинева, и куда уходят деньги жильцов

Ежемесячно кишиневцы платят ЖЭКам за обслуживание дома по одному лею за квадратный метр жилья. При этом 22 из 23 столичных ЖЭКов — банкроты и существуют только на средства, которые платят жильцы. Денег на обслуживание домов не хватает. NM разбирался, чем занимаются ЖЭКи-банкроты, куда уходят деньги жильцов, и что делать, если ЖЭКи ничего не делают.

Как обанкротились столичные ЖЭКи и чем они вообще занимаются

В 2016-2018 годах суд признал несостоятельными 22 из 23 ЖЭКов в Кишиневе. Их признали банкротами из-за долгов госпредприятию Termoelectrica за отопление и горячую воду. По информации Termoelectrica, исторические долги ЖЭКов перед компанией перевалили за полмиллиарда леев.

Не обанкротился только ЖЭК №7, который обслуживает дома в районе аэропорта. Он ничего не должен Termoelectrica, потому что горячая вода и отопление в эти дома поступает из котельной кишиневского Apă-Canal.

После признания ЖЭКов несостоятельными мэрию отстранили от руководства ими. Пока ЖЭКи находятся в процессе банкротства ими через своих администраторов управляет Termoelectrica.

В обязанности ЖЭКов, по словам замглавы столичного управления ЖКХ Геннадия Дубицы, входит управление домом, техническое обслуживание, ремонт крыш, коммуникаций, подъездов и придомовой территории, ликвидация аварий, уборка, заключение договоров с поставщиками услуг и учет оплаты этих услуг жильцами.

В пресс-службе Termoelectrica NM сообщили, что обанкротившиеся ЖЭКи занимаются только «техническим обслуживанием и ремонтом систем отопления и водоснабжения и уборкой придомовой территории». Также ЖЭКи пытаются вернуть исторические долги жильцов, в том числе, подавая на неплательщиков в суд. Возвращенные долги ЖЭКи перечисляют Termoelectrica.

На что ЖЭКи тратят деньги, которые им платят жильцы

По информации мэрии, в Кишиневе около 3500 многоквартирных домов, из них 1400 — в ведении ЖЭКов (остальные дома — кооперативные или образовали кондоминиумы и ассоциации владельцев приватизированных квартир).

Общая площадь квартир в домах, управляемых ЖЭКами, — более 110 тыс. квадратных метров. Каждый месяц жильцы платят ЖЭКам по одному лею за квадратный метр жилья на обслуживание дома и двора.

Как рассказал NM главный инженер ЖЭКа №4 на Ботанике Юрий Гирин, в их ведении 54 дома. «Тариф один лей за квадратный метр установили еще в 2007 году. Тогда зарплата дворника была 450 леев в месяц, сейчас — 2100 леев. ЖЭК находится на самообеспечении, и денег, которые платят жильцы, едва хватает на зарплаты, при этом штат работников пришлось сократить. Ни о каком ремонте на эти деньги не может быть и речи», — рассказал Гирин. Он также отметил, что всем домам, находящимся в ведении ЖЭКа №4, более 40 лет, и все они нуждаются в капитальном ремонте.

В других ЖЭКах отказались дать комментарии по телефону. А главный инженер ЖЭКа №5 на Ботанике Оксана Семчев сказала, что не имеет права говорить, на что расходуются деньги, которые платят жильцы домов, и предложила обратиться с этим вопросом в столичное управление ЖКХ.

По информации мэрии, некоторые ЖЭКи все-таки находят деньги на ремонт домов. Замглаваы управления ЖКХ Геннадий Дубица рассказал, что в этом году ЖЭКи отремонтировали около 25 тыс. кв. м. крыш многоквартирных домов по всему городу.

Что делать, если ЖЭКи ничего не делают

По мнению мэрии и экспертов, лучший выход в этой ситуации — создание кондоминиумов, которые предполагают совместное владение жильцами домом, коммуникациями и придомовой территорией. «Тогда деньги не будут уходить в черную дыру, то есть в ЖЭК, а накапливаться на счету кондоминиума, и на эти деньги можно будет и ремонт сделать, и территорию благоустроить», — отметил Дубица.

В том, что выход — в создании кондоминиумов, не сомневается и экономический эксперт Сергей Тофилат. Но тут, по его словам, есть одно «но»: большинство многоквартирных домов в Кишиневе нуждаются в капитальном или, в лучшем случае, в косметическом ремонте (таких домов, по информации мэрии, 70%): «Поэтому сначала власти должны эти дома отремонтировать, и только потом передать кондоминиумам, либо вернуть им деньги, которые жильцы платили ЖЭКам». Тофилат также считает, что мунсовет должен провести аудит ЖЭКов, «чтобы понять, куда ушли деньги, и передать дело в прокуратуру».

Экономический эксперт Виктор Парликов опасается, что ЖЭКи и управляющее ими госпредприятие Termoelectrica не позволят домам, у которых есть исторические долги за отопление и горячую воду, образовать кондоминиумы.

Юрист Анатолий Албин, однако, сказал NM, что ЖЭКи не могут не передать дома в собственность кондоминиума, потому что это — право жильцов. В Termoelectrica NM сообщили, что, если жители недовольны управлением ЖЭКа, они могут создать кондоминиум и самостоятельно управлять домом.

Как рассказал Геннадий Дубица, в 2020 году столичное управление ЖКХ планирует запустить программу, по которой ассоциациям жильцов и кондоминиумам будут выделять деньги на капитальный или текущий ремонт. На этот счет уже есть проект решения мунсовета, уточнил Дубица.

Как пропал закон «О кондоминиуме»

В конце ноября 2018 года, напомним, парламент принял закон «О кондоминиуме». Закон предусматривает, что все многоквартирные дома будут автоматически считаться кондоминиумами, независимо от того, кто сейчас ими управляет — муниципальное предприятие управления жилфондом (ЖЭК), жилищно-строительный кооператив или ассоциация владельцев приватизированных квартир.

Закон не вступил в силу, так как его не промульгировал президент Игорь Додон. Он отметил, что закон не предусматривает финансовую поддержку государства, и жильцам придется ремонтировать дома за свой счет. «Ремонт аварийных домов 50-х — 70-х годов постройки стоит очень дорого, жители могут просто не собрать на это денег», — отметил Додон и отправил закон на доработку. С тех пор об этом законе ничего не было слышно.

В экономической комиссии парламента NM сообщили, что президент отправил закон на доработку его автору, то есть в минэкономики. И добавили, что после этого закон не поступал в парламент. А в пресс-службе министерства экономики NM сказали, что закон находится на доработке в парламенте, и что, после того как президент его не промульгировал, в минэкономики он не поступал.