«Нужно не снижать налоги, а понять, почему они их не платят». Интервью NM с постпредом МВФ в Молдове Володымыром Тулиным
8 мин.

«Нужно не снижать налоги, а понять, почему они их не платят». Интервью NM с постпредом МВФ в Молдове Володымыром Тулиным


Одной из причин отмены налоговых льгот и повышения налогов, в том числе НДС для ресторанов и отелей, в минфине назвали требование МВФ. Постоянный представитель МВФ в Молдове Володымыр Тулин в интервью корреспонденту NM Николаю Пахольницкому рассказал, так ли это, чем чреваты попытки пересмотреть договоренности с МВФ, о том, почему налоговая реформа демократов была в пользу богатых, и почему  не работает логика — снизим налоги, и бизнес выйдет из тени.

«Популистская налоговая реформа была в пользу богатых»

Минфин объявил о повышении НДС для ресторанов и отелей (сектор HoReCa), налогообложении талонов на питание, отмене личного освобождения для физлиц с доходом свыше 360 тыс. леев в год и других мерах пополнения бюджета. Министерство при этом ссылается на то, что это было согласовано с МВФ. Это были требования фонда?

Да, это действительно те меры, которые мы обсуждали в контексте переговоров по новому траншу. Мы их полностью поддерживаем и считаем, что они важны для Молдовы по нескольким причинам. Эти меры будут способствовать сбалансированной налоговой политике и росту доходов, который необходим для обеспечения социальных обязательств и росту капитальных инвестиций, для восстановления социального равенства.

В этом смысле налоговые меры, которые приняла предыдущая власть в июле 2018 года, были рискованными и дорогостоящими. Речь идет о пресловутой амнистии капитала и налоговой реформе, которая предусматривала, в том числе, снижение НДС с 20% до 10% для сектора HoReCa. Это привело к существенной нагрузке на бюджет и увеличению бюджетного дефицита, который надо было потом финансировать.

В конечном итоге финансирование бюджетного дефицита означает рост госдолга, за который платят все и с процентами. А МВФ тогда даже особо и не спрашивали — амнистию и налоговую реформу анонсировали в июле, затем их оперативно приняли и реализовали. Соответственно, мы заморозили программу и оставшиеся транши.

Популистская налоговая реформа, которую провели в июле 2018 года, была регрессивной с точки зрения социального равенства, то есть она была в пользу более богатых и в ущерб более бедных. А меры, предлагаемые новым правительство, направлены на исправление этого дисбаланса.

Все предложенные минфином меры — это требования МВФ?

Нельзя так ставить вопрос: это наши меры, а это ваши. На самом деле мы не диктуем, мы рекомендуем, и вместе находим оптимальные решения. Потому что программа с МВФ — это программа политик правительства, которые мы, МВФ, поддерживаем. Конечно, у наших специалистов есть взгляды на экономическую политику, в том числе на бюджетно-налоговую и, в первую очередь, на то, каким должен быть бюджет, чтобы макроэкономическая ситуация была сбалансирована, чтобы Молдова могла выплачивать зарплаты и пенсии. Причем и в текущем году, и в среднесрочной перспективе. Всегда есть выбор между разными вариантами. Но диктата у нас нет.

А какие еще были варианты?

Давайте рассуждать гипотетически. Конечно, можно было поднять другие налоги, чтобы достичь тех же целей по доходной части бюджета. Но те меры, которые сейчас предложило правительство, правильно сбалансированы, так как способствуют расширению налогооблагаемой базы. Что это означает? Например, есть duty-free, льготы для них — это на самом деле уменьшение налогооблагаемой базы. Отмена льгот означает, что больше этих товаров будут облагаться налогами. Кроме того, надо поработать с темой налоговых льгот и освобождений.

«Это неправильная логика — уменьшим налоги, и бизнес выйдет из тени»

Самой обсуждаемой и спорной из предложенных минфином мер стала ставка НДС для ресторанов и отелей, которую решили поднять с 10% до 20%. Почему для МВФ это так важно?

Подчеркну, что на самом деле речь идет о возврате к тому, что было до пресловутой налоговой реформы, то есть к стандартной ставке в 20%. Тут важно понимать, зачем снизили этот НДС, то есть, какая была мотивация. Тогда власти это объяснили тем, что это поможет вывести этот бизнес из тени. Но это неправильная логика — дескать, если мы уменьшим налоги, то бизнес выйдет из тени. Точно такая же неправильная логика была и с амнистией капитала. Потому что, если кому-то простить правонарушение, это само по себе не будет способствовать законопослушности. Напротив, человек будет думать: если ему простили неуплату налогов один раз, то можно ожидать этого и в дальнейшем. А тот, кто исправно платил налоги, может усомниться в справедливости государственной политики.

Более того, это контрпродуктивно, когда государство говорит — ок, ты был в тени, и мы тебе это прощаем. Получается, что и дальше можно оставаться в тени. Такая же ситуация была и с ресторанами. Это в корне неправильно. Надо не налоги снижать, а попытаться понять, почему их не платят, и устранять сложности, с которыми сталкивается бизнес и налогоплательщики.

На самом деле, когда власти снизили налоги, те, кто не платил налоги, продолжали их не платить. Тогда власти стали вводить налоговые посты, пошли проверки в ресторанах и кафе, и только тогда пошел рост налоговых поступлений. А политика снижения налогов просто не сработала.

С точки зрения ведения бизнеса, в ресторанной сфере проблема налоговой нагрузки не кажется первостепенной. Достаточно много ситуаций, о которых нередко упоминается на вашем сайте: о сложностях легально вести бизнес в Молдове, когда приходится месяцами получать разные разрешения, и т.п.. Часто бизнесу, который ведет себя честно, очень сложно конкурировать с теневым бизнесом.

Снижение НДС, кстати, может стимулировать бизнес к тому, чтобы уйти в тень.

Почему?

Потому что ты закупаешь товары с НДС 20%, а продаешь с НДС 10%. В итоге это ведет к тому, что этой разницей ты кредитуешь государство. Оборотные средства скудеют, меньше ресурсов остается для инвестиций. А когда у бизнеса накапливается ощутимый возврат по НДС, который должно вернуть государство, это само по себе издержки. Насколько я знаю, есть потенциал для улучшения процессов возврата НДС в Молдове. Как правило, это как раз затрагивает малый бизнес.

«Любые попытки пересмотреть договоренности с МВФ означают, что их просто нет. А это чревато»

Один из аргументов противников повышения НДС для HoReCa — ухудшение ситуации в туристическом секторе, который и без того в Молдове плохо развит. Что вы об этом думаете?

В ЕС есть пониженные ставки на ресторанный и отельный бизнес, но чаще всего на отельный. Это тоже объясняется развитием туризма. Но, например, на тех же Балканах это реально не привело к росту количества рабочих мест. В секторах, где льготное налогообложение, растет число низкоквалифицированной рабочей силы. Некоторые страны аргументировали снижение ставок тем, что им нужен такой рост в посткризисный период. Но это не совсем правильный подход, это не стимулирует создание рабочих мест для квалифицированной рабочей силы.

Когда ставка НДС едина для всех, система работает, как часы — на входе имеем одну ставку и такая же на выходе. Это легко администрировать, как бизнесу, так и налоговой службе. Дифференцированные ставки в сфере услуг также вызывают неопределенность с классификацией этих услуг и налоговую несправедливость.

Например, у ресторанов есть служба доставки, где нет услуг официанта, но НДС — 10%. Но ведь в случае доставки ты по сути получаешь не услуги питания, а товар, такой же, например, как в кулинарии супермаркета. Только ресторан с доставкой платит НДС 10%, а супермаркет 20%. А чем тогда отличается служба доставки от такси и т.д?

Отдельная ситуация с алкоголем в секторе HoReСa. Например, в соседней Румынии часто в ресторанах тебе приносят два счета — на алкоголь, где стандартный НДС, и на все остальное, где НДС ниже. Иначе разрыв в ставках может влиять на накопление суммы по возврату НДС. В итоге бизнесу сложнее — нужно вести две бухгалтерии: одну на алкоголь или же табачные изделия, а параллельно на все остальное.

Аргумент, что турист будет приезжать в Молдову именно из-за НДС, я считаю неубедительным. Люди не принимают решение посетить ту страну, где низкие ставки НДС. Кроме того, с точки зрения социального равенства выходит, что более богатые слои населения, представители которых ходят в бары и рестораны, или туристы, которые останавливаются в отелях, по сути субсидируются за счет более бедных слоев населения.

Еще одна мера минфина, которую активно обсуждают, — налогообложение талонов на питание. Как вы к этому относитесь?

Это часть дохода, с которого не платят налоги. То есть те, кто получает талоны, получают необлагаемую часть зарплаты. И тут опять возникает проблема равенства. Плюс государство недополучает налоги. Но понятно, что у бизнеса налогообложение талонов вызывает озабоченность.

А если правительство под давлением бизнеса и общественности откажется повышать НДС для HoReCa? Транша от МВФ не будет?

Повышение НДС — это часть договоренностей по следующему траншу. Это важная мера для корректировки предыдущих фискальных перекосов, и ее необходимо принять как можно скорее. На данном этапе любые попытки пересмотреть достигнутые договоренности означают, что договоренностей нет и все надо начинать сначала. А это чревато задержками, срывом обсуждения следующего транша Советом директоров МВФ, которое должно пройти 20 сентября.