Обыкновенный трибализм. Правозащитник Вячеслав Балан о том, как Молдова набросилась на этноязыковую «кость»
3 мин.

Обыкновенный трибализм. Правозащитник Вячеслав Балан о том, как Молдова набросилась на этноязыковую «кость»


Видеоролик, в котором полицейский отказался говорить с водителем на русском языке, 14 января стал главной темой в Молдове. Полемика вокруг него переросла сначала в яростные споры, а потом и в откровенное разжигание межнациональной розни. Эксперт по правам человека и экс-глава Управления Верховного Комиссара ООН по правам человека в Молдове Вячеслав Балан написал в восьми пунктах, что с этой историей не так, и кому выгодно, чтобы Молдова в очередной раз бросилась грызть «этноязыковую кость».

1. С точки зрения прав человека и равенства, носители всех языков Молдовы — румынского, русского, гагаузского — имеют право на использование своего родного языка в частной и публичной жизни.

2. Молдова — это родная страна не только этнических молдаван и румын, но и гагаузов, болгар, украинцев, ромов и всех остальных этнических групп, живущих на ее территории. Гагаузы — не гости, не оккупанты, не пришельцы и не туристы в Молдове. Молдова — это и их страна.

3. В истинно демократическом государстве власти, в том числе полицейские, должны служить людям. Всем людям, а не только большинству (языковому или этническому). Этот полицейский на видео на службе не только у румыноязычных молдаван, но и у русскоязычных гагаузов. Его зарплата и бюджет полиции в целом состоит из денег румыноязычных молдаван и русскоязычных гагаузов, в том числе. Если вы претендуете на то, что Молдова — это Европа, то полицейский должен был ответить на русском. Особенно, если он сам сказал, что знает язык. Еще раз: полицейский должен служить и румыноязычным молдаванам, и русскоязычным гагаузам. Он должен им, а не они должны ему.

4. Люди, вижу, сильно путаются с тем, что означает «государственный язык» в демократическом государстве. Так вот, в истинно демократическом государстве государственный язык — это всего лишь способ облегчить общегосударственную коммуникацию, но это не значит, что все жители страны обязаны говорить на государственном языке. Не люди обязаны властям, а власти обязаны людям (в свободном и демократическом государстве).

5. Все нападки на людей по этническому или языковому признаку — это самый настоящий трибализм. То есть образ мысли и действий по первобытно-общинному принципу. Это в первобытно-общинном племени главной была племенная принадлежность и язык, а всех «не наших» принято было «мочить» или заставлять выполнять волю большинства.

6. Я понимаю, что во многих семьях помнят репрессии и преступления советского режима. Но я что-то не понял, как виноват этот гагаузский водитель в том, что кого-то когда-то какие-то «русские» насильно русифицировали? Лично он в чем виноват?

7. Коррупция в Молдове и молдавские политики все годы с момента независимости страны поддерживали и лелеяли разделение страны по этноязыковому принципу, потому что разделенную и раздробленную страну намного легче контролировать и «доить». Как только люди начинают задавать неудобные вопросы, бросаешь им этноязыковую «кость», и все с радостью бросаются ее грызть и обгладывать. Так было, и так происходит сейчас.

8. Те комментарии, которые я прочитал под новостью/видео, еще раз показывают: огромное число людей в Молдове нетерпимы к другим, не уважают людей другого вероисповедания или говорящих на другом языке, склонны решать противоречия не путем переговоров, а силой. Силой большинства в данном случае. А молдавские политики, они ведь не с неба парашютируются в Молдову. Они как раз выходцы из таких вот нетерпимых к другим, неуважающих других людей, решающих все силой и принуждением. Так что Молдове не суждено стать демократической и европейской страной, пока все, что я описал выше, не изменится. Хотите демократии и прав человека в стране — начните с демократии и прав человека у себя в голове и у себя в Фейсбуке.