Охота на генпрокурора. Уйдут ли в отставку Александра Стояногло
9 мин.

Охота на генпрокурора. Уйдут ли в отставку Александра Стояногло

После победы PAS на досрочных парламентских выборах усилилась критика в адрес генерального прокурора Александра Стояногло. Ситуацию усугубил отъезд из Молдовы Вячеслава Платона. И хотя пока никто прямо не заявляет о необходимости уволить генпрокурора, этот вопрос стал главным в заочной полемике двух основных политических оппонентов — PAS и ПСРМ. NM вместе с экспертами разбирался, могут ли отправить в отставку генпрокурора.

Недовольство

Президент Майя Санду напомнила на прошлой неделе в телеэфире, что уже высказывала публично свое мнение о работе Генпрокуратуры. «Я просила генерального прокурора показать результат, но не видела результата, хоть он и говорит, что ведется работа. Новое парламентское большинство должно будет предложить, что делать с прокуратурой и с тем, что там нет прогресса. Можно изменить закон, чтобы генпрокурор отчитывался о прогрессе или его отсутствии», — сказала Майя Санду. И добавила, что отмечала в беседах с генпрокурором Стояногло, что, на ее взгляд, прокуратура — это ключевой институт, который должен бороться с коррупцией. Но генпрокурор, по словам президента, не разделяет это мнение.

На прошлой неделе в эфире другого телеканала лидер партии «Действие и солидарность» (PAS) Игорь Гросу заявил, что «органы юстиции не смогли сами себя очистить». «Мы не можем ждать, когда [в стране] появится критическая масса честных прокуроров и судей, поэтому нужна внешняя оценка. У нас также есть вопросы к генпрокурору, так как два года работы достаточно, чтобы показать существенные результаты. Но, когда спустя два года говорят как о достижениях, о том, что прокуратура больше не заводит политические дела, это то же самое, как, если бы я был водителем и говорил как о достижении о том, что больше не езжу на красный свет», — заявил Гросу.

Он положительно оценил то, что прокуратура «вернулась к норме», но подчеркнул, что общество ждет от прокуратуры расследования громких дел: схем на Metalferos и в Moldtelecom, расследования «Ландромата» и др. «Мы не ждем публичных экзекуций, мы ждем, что прокурор выйдет и скажет, сколько вернули украденных из Banca de Economii денег и так далее. Как депутат я огорчен. Мы сняли иммунитет с семи депутатов, поверили аргументам генпрокурора, но почему обвинение ни к чему не привело? Надо объяснить и гражданам. Мы сейчас не говорим о господине Стояногло, мы говорим о тех, кто так и не смог показать результат», — сказал Гросу.

Депутат от PAS Дмитрий Алайба, в свою очередь, задался вопросом, не пора ли потребовать отставки генерального прокурора. «В 2019 году Харунжен продержался месяц после падения своего начальника Плахотнюка, затем уступил общественному давлению и ушел в отставку. Господин Стояногло чего ждет?», — написал Алайба в своем Facebook.

Платон

Добавил критики в адрес генпрокурора отъезд из страны Вячеслава Платона. Его адвокат Ион Крецу, комментируя появившуюся в СМИ информацию об отъезде Платона, заявил, что у его клиента не было запрета на выезд из страны. А в Генеральной прокуратуре сообщили, что у них на рассмотрении нет никаких дел, которые требуют применения мер пресечения против Платона.

Также в прокуратуре отметили, что Платон сам заинтересован в том, чтобы участвовать в уголовных процессах в Молдове, в которых он проходит обвиняемым. «Прокуратура не видит логики в том, чтобы он скрывался […]. Но в зависимости от его поведения в рамках идущих расследований прокуратура может отреагировать и потребовать принять меры, […] в том числе, при необходимости и лишения свободы», — говорится в пресс-сообщении ведомства.

В Генпрокуратуре также назвали «инсинуациями» слова депутата от партии PAS Cергея Литвиненко о том, что генпрокурор «позволил» Платону покинуть страну. В прокуратуре рекомендовали Литвиненко более ответственно подходить «к таким беспочвенным обвинениям».

Литвиненко, напомним, написал в Facebook, что «почти уверен в том, что этого [отъезда Платона] не могло произойти без его [Стояногло] позволения».

Заочная дискуссия между прокуратурой и Литвиненко на этом не закончилась. Депутат заявил, что прокуратура превратилась «в пресс-секретаря заключенного Вячеслава Платона». «К сожалению, Вячеслав Платон — это камень на шее генпрокурора, тянущий его ко дну. Выборы 11 июля показали, что большинство граждан больше не хотят терпеть несправедливость и безнаказанность, а воры должны сидеть в тюрьме. Вопрос, который сейчас задает себе каждый: почему генеральный прокурор на стороне воров?»  — написал Литвиненко в Facebook.

Механизм

Действующий закон «О прокуратуре», разработанный при поддержке Совета Европы, предусматривает полную независимость генпрокурора от правительства, президента и парламента. Согласно этому закону, президент может досрочно освободить генпрокурора от должности, если он подал заявление об отставке; если к нему применили дисциплинарное наказание в виде освобождения от должности; если он баллотируется кандидатом на выборах; если его уличили в совмещении несовместимых должностей; если его признали неспособным с медицинской точки зрения выполнять свои обязанности; если он отказался от проверки, предусмотренной законом; если выявили конфликт интересов при исполнении им обязанностей; если он не подал декларацию о доходах и имуществе; если суд вынес решение о конфискации его незаконного имущества.

Если речь идет о несовместимости должностей или нарушении запретов, увольнение генерального прокурора происходит на основании вступившего в законную силу судебного решения или решения Высшего совета прокуроров.

Ни под один из этих «отставных» пунктов закона Александр Стояногло не подпадает. Как сообщили NM источники, близкие к генпрокурору, он не намерен подавать заявление об отставке. По словам собеседников NM, генпрокурор хочет довести до конца свою работу в прокуратуре.

Вице-председатель PAS Олеся Стамате в эфире одного из телеканалов завила, что новое парламентское большинство введет механизм оценки эффективности работы чиновников и госслужащих, в том числе генпрокурора. «Если его деятельность признают неудовлетворительной, его можно будет освободить от должности. В принципе, этот механизм вписывается в рамки существующего закона, нужны лишь некоторые изменения, чтобы все соответствовало положениям Конституции», — сказала Стамате.

Собеседник NM в PAS, настоявший на анонимности, отметил, что для отставки генпрокурора «механизм найдется», так как исходить в этой ситуации следует из воли граждан, которые «голосовали за борьбу с ворами».

Бывший судья ЕСПЧ и экс-прокурор Станислав Павловский в комментарии NM отметил, что у PAS есть большинство, чтобы изменить закон, но это будет спорно с точки зрения деятельности прокуратуры, которая должна обладать автономностью, чтобы объективно заниматься обвинением. «Все от нас хотят судебной реформы. ЕС, партии на парламентских выборах обещали нам правовую реформу, но трудно сказать, как они ее проведут. Любое изменение закона должно быть объективно необходимым, нельзя изменять закон в чьих-то интересах. Нужна необходимость, и у общества должно быть осознание этой необходимости. Люди должны понимать, в чем именно проблема. А изменять под ту или иную партию, под того или иного генпрокурора — это неправильно, так как нарушает принцип стабильности законодательства. Отсутствие стабильности законодательства влечет за собой его непредсказуемость. Законы не должны зависеть от того, кто победил на выборах», — подчеркнул Павловский.

В то же время он отметил, что сейчас преждевременно давать какие-то оценки и пока вопрос об отставке генпрокурора обсуждают только гипотетически. По словам  Павловского, пока не понятно, что именно намерена делать PAS, и намерена ли она вообще что-то делать. «А вообще победители, как говорится, забирают себе все. Если они хотят должность генпрокурора, то так тому и быть. Но они должны понимать, что, взяв на себя эту должность, они берут на себя и всю полноту ответственности. А я вас заверяю, что это не сладкий кусок пирога, это не синекура, это требует огромных усилий и опыта. Я не вижу на горизонте человека, за которого отдал бы руку на отсечение, что он справится», — сказал Павловский.

Он предположил, что ожидания от Александра Стояногло были большими, так как все ждали посадок, а этого не произошло. «Но, если мы говорим о законности, то она не всегда выражается в посадках, она выражается и в оправданиях. Если нет законных оснований посадить человека, если нет доказательств его вины, его необходимо оправдать», — пояснил Станислав Павловский.

Противостояние

Как бы генпрокурор Александр Стояногло ни пытался дистанцироваться от политики, так или иначе он и Генпрокуратура становятся темой политического дискурса и противостояния политических сил.

В нынешней ситуации за Стояногло заступается ПСРМ, в то время как PAS в лице Дмитрия Алайбы проводит параллели между падениями режимов и сменой генпрокуроров.

Депутат от ПСРМ Влад Батрынча в телеэфире на прошлой неделе напомнил, что Стояногло стал генеральным прокурором на основании конкурса, в котором его оценивала, в том числе, и Олеся Стамате. «Стояногло назначили в соответствии с Конституцией, его мандат императивен. Если они защищают [главу КС] Домнику Маноле, говоря, что парламент не может отправить ее в отставку, то генпрокурор защищен теми же конституционными механизмами. Они могут внести поправки в законодательство, но закон не имеет обратной силы, тут включается принцип ретроактивности. То есть те  условия, которые они внесут, изменив законодательство, будут действительны для будущего генпрокурора, а не для того, которого назначили ранее», — сказал Батрынча.

Он считает, что на самом деле PAS заботит не Александр Стояногло, а то, что на должности генпрокурора  — не их человек.

Станислав Павловский, комментируя слова Батрынчи, заявил, что депутаты могут сами решить, когда начинают действовать внесенные в законодательство поправки, поэтому речь не может идти о принципе ретроактивности.

Доктор политологии Анжела Колацки в комментарии NM отметила, что пока в Молдове не будет создано по-настоящему правовое государство, вокруг всех госдолжностей будет «политическая аура». «Формально генпрокурор политически независим и должен быть равноудаленным, но это не так. В равной степени плохо, когда одна партия нападает на него, а другая защищает. Это две стороны одной и той же медали. К сожалению, на должности генпрокурора, даже если его назначили в результате конкурса, есть политический флер и хвост опосредованной политической поддержки. Поэтому, конечно, будут эти нападки, и они, на мой взгляд, не беспочвенны. С другой стороны, надо ответить на них своими делами», — считает эксперт.

Действия PAS она считает ожидаемым продолжением деятельности правительства Санду в 2019 году, когда возникли «комиссии, начало судебной реформы, дела вокруг генпрокурора». «А теперь давайте вспомним, что в 2019 году больше 600 прокуроров подписали письмо о том, что они поддерживают Плахотнюка. Вы представляете, что там происходит в этой системе? Ну, конечно, возникают вопросы, когда в Апелляционной палате четыре года не могут решить вопрос с осуждением Шора. Потом ситуация с Платоном, где формально все по закону. Но у нас в стране часто, когда все по закону, как говорил Ленин — по сути верно, а по форме издевательство», — отметила Колацки. По ее мнению, генпрокурор должен или показать эффективную работу, или уступить место. При этом Колацки полагает, что Стояногло выберет второй вариант.

 

нт.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 9
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: