«В пакете были кремы». Что говорят в суде обвиняемые по делу о коррупции судей
7 мин.

«В пакете были кремы». Что говорят в суде обвиняемые по делу о коррупции судей

В столичном суде Буюкан продолжают рассматривать громкое дело о коррупции судей. Осенью 2018 года по этому делу задержали 10 сотрудников судов и прокуратуры, в том числе пять судей. О том, какие деньги считала судья Любовь Брынзэ на видео, попавшем в СМИ, что было в пакете, который ей передала прокурор, и почему она считает эпизод с пакетом одним из доказательств своей невиновности — в репортаже NM.

x

В суде Буюкан продолжают рассматривать дело о коррупции, обвиняемыми по которому проходят пять судей, прокурор и адвокат. Об этом деле стало известно в конце октября 2018 года, когда задержали 10 сотрудников судов и прокуратуры. За судьями следили несколько месяцев в рамках «дела Панагуцэ»: по версии следователей, он дал взятку судьям.

По итогам слежки и прослушки открыли уголовное дело о коррупции судей, состоящее из нескольких эпизодов, провели обыски, арестовали обвиняемых, затем выпустили, а через полгода дело передали в суд. При этом эпизод с Панагуцэ в суд не попал, а обвиняемых по нему судей Любовь Брынзэ и Людмилу Оуш вывели по этому эпизоду из-под уголовного преследования. Прокуроры пришли к выводу, что они не брали взятку у Панагуцэ.

Таким образом, в деле о коррупции судей осталось три эпизода: Вадима Скарлата (по версии обвинения, он заплатил €2 тыс. судье, чтобы не проводить еще одну экспертизу по делу о смерти ребенка во время родов), Михаила Гандрабуры (по версии обвинения, судьи получили €3 тыс. за то, чтобы отправить его дело на пересмотр) и Валерия Рошки (тут речь о коррупции не идет, прокуроры считают, что судьи просто вынесли по этому делу незаконное решение).

«Это выдумки прокуроров»

На заседании 3 августа судья Апелляционной палаты Любовь Брынзэ продолжила давать показания. Она отметила, что уголовное дело Михаила Гандрабуры она рассматривала в коллегии с Людмилой Оуш и Галиной Москальчук (тоже проходят подсудимыми по делу о коррупции судей). Брынзэ рассказала, что Высшая судебная палата вернула в АП на пересмотр дело Гандрабуры из-за нарушений, допущенных при рассмотрении в суде первой инстанции. Брынзэ отметила, что вместе с коллегами приняла законное решение по делу Гандрабуры, и это решение никто не обжаловал, что подтверждает его законность.

Она подчеркнула, что к этому решению не имеют никакого отношения адвокат Надежда Агатий и прокурор Вера Киранда (тоже проходят обвиняемыми по делу о коррупции судей). Свою встречу с прокурором Кирандой в день, когда коллегия АП вернула дело Гандрабуры на пересмотр, Брынзэ объяснила тем, что прокурор пообещала ей передать косметическое средство. Отметим, по версии обвинения, во время этой встречи прокурор Киранда передала Брынзэ пакет, в котором были €3 тыс. Брынзэ подчеркнула, что тогда за ней уже следили в рамках «дела Панагуцэ», но при этом их не задержали при передаче пакета, в котором якобы были деньги. «Это подтверждает, что в пакете были кремы», — считает Брынзэ.

Также Брынзэ рассказала, что на следующий день она одолжила судье Москальчук €1 тыс. на лечение. Она отметила, что их разговор записали на скрытую камеру, установленную в ее кабинете, и там четко слышно, что деньги, которые она передает, не имеют отношения к делу Гандрабуры. Кроме того, Брынзэ сказала, что в этот момент в кабинете была и Людмила Оуш, но ей она никаких денег не передавала. Брынзэ также отметила, что, несмотря на установленную за судьями слежку, прокуроры не доказали, что она обговаривала с Оуш и Москальчук передачу денег по делу Гандрабуры. «Это выдумки прокуроров», — заявила она. Также судья подчеркнула, что решение по делу Гандрабуры, принятое коллегией АП, в которую она входила, было «не в его интересах», потому что дело вернули на пересмотр, а арест продлили на месяц.

Также Брынзэ обвинила прокуроров в намерение «ее очернить» с помощью СМИ. Она напомнила, что после ее задержания в СМИ распространили видео, на котором видно, что она считает деньги. Брынзэ отметила, что журналистам специально показали только фрагмент видеозаписи, прикрепленной к материалам дела. Она рассказала, что на самом деле наводила порядок в своей сумке и проверяла чеки, которые у нее появились во время подготовки к семейному мероприятию.

«Эпизод Скарлата»

По «эпизоду Скарлата» против Брынзэ выдвинули два обвинения: соучастие в активной коррупции и подстрекательство к совершению преступления. По словам Брынзэ, оба обвинения ей выдвинули с процессуальными нарушениями. Она подчеркнула, что «никого нельзя дважды привлечь к ответственности за одно и то же действие». Брынзэ отметила, что тогдашний генпрокурор Эдуард Харунжен начал уголовное дело против нее 20 октября 2018 года, не получив на это разрешение Высшего совета магистратуры (ВСМ). Второе дело начали 4 декабря 2018 года с одобрения ВСМ, однако Брынзэ не пригласили на заседание ВСМ и не позволили ей высказаться.

Брынзэ также подчеркнула, что и по эпизоду со Скарлатом прокуроры не собрали доказательств того, что она передала судье Светлане Тизу (тоже проходит обвиняемой по делу о коррупции судей) деньги, хотя она уже находилась под наблюдением, а ее телефон прослушивали.
Брынзэ рассказала, что дважды встречалась с Тизу в сентябре 2018 года. Они обсуждали личные и рабочие вопросы. По словам Брынзэ, во время первой встречи Тизу рассказала, что к ней попала жалоба Скарлата, и она уже решила, что примет ее. Также она пожаловалась Брынзэ, что работает без ассистента и секретаря, и попросила помочь найти новых помощников.

После встречи со Светланой Тизу Любовь Брынзэ встретилась со своим ассистентом Виталием Фуртурнэ (он тоже проходит обвиняемым по делу о коррупции судей). Брынзэ пересказала ему разговор с Тизу, а тот, в свою очередь, сообщил ей, что сам написал несколько жалоб по делу Скарлата. Также Фуртунэ рассказал, что ВСМ одобрил его назначение судьей, и он, упражняясь писать решения, набросал проект решения по жалобе Скарлата. Через некоторое время Фуртунэ принес в кабинет Брынзэ флешку с проектами решений, которые она должна была огласить на следующей неделе. Брынзэ отметила, что увидела на флешке документ под названием: «Наброски, ЕСПЧ, Скарлат». В тот же день, по ее словам, она встретились с Тизу и передала ей флешку «из солидарности, зная, как тяжело работать без секретаря и ассистента». Брынзэ подчеркнула, что «не знала, что было на флешке».

Также Брынзэ отметила, что не была знакома со Скарлатом, а о его существовании узнала только после того, как против нее открыли уголовное дело. Она отметила, что передача другому судье идей и примеров из юриспруденции ЕСПЧ — это не преступление.

«Эпизод Рошки»

Брынзэ также сказала, что не признает вину по эпизоду с Валерием Рошкой, по которому ее тоже обвинили по двум статьям: вынесение неправомерного решения и вмешательство в осуществление правосудия. «Это абсурд обвинять судью во вмешательстве в рассмотрение дела, которое она рассматривает», — отметила Брынзэ. Также она рассказала, что во время следствия у нее не взяли показания по этому эпизоду, что нарушило ее право на защиту. Брынзэ подчеркнула, что такое обвинение показывает, что у прокурора Марианы Ботезату (вела уголовное дело) «нет элементарных теоретических знаний, «которые есть у студентов третьего курса госуниверситета».

Эти слова возмутили прокурора Елену Казаков, она обратила внимание судей на то, что подсудимая «переходит на личности». Брынзэ в ответ заметила, что это прокурор «перешла на личности» в обвинительном заключении.

Продолжив давать показания, Брынзэ отметила, что не признает свою вину в вынесении «неправомерного решения» по эпизоду Рошки. Она отметила, что его освободили, потому что он отбыл половину наказания и заплатил штраф 60 тыс. леев. Брынзэ также подчеркнула, что решение по делу Рошки никто не оспорил в суде, что подтверждает его законность.

«Уголовное дело против меня — это способ отомстить за правильное исполнение должностных обязанностей», — заявила Брынзэ. Она считает, что процессуальные ошибки, допущенные во время следствия, доказывают, что дело против нее сфабриковали.

«Мое дело — это не только месть мне и моей семье, но и бита для всех судей Молдовы, которые не выполняют указания председателей судов и прокуроров», — заявила Брынзэ. Обращаясь к судьям, которые рассматривают ее дело, она отметила, что они могут «остановить вмешательство в работу правосудия», чтобы честные судьи не боялись сопротивляться давлению.

Когда Брынзэ закончила давать показания, она согласилась ответить на вопросы других участников судебного процесса. На это многие отметили, что рабочий день суда подошел к концу, и предложили продолжить на следующем заседании. Судьи согласились.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: