Я от Плахотнюка. О чем блогер Балакчи говорил в тюрьме с осужденными за убийства Шолтояну и Друцэ
9 мин.

Я от Плахотнюка. О чем блогер Балакчи говорил в тюрьме с осужденными за убийства Шолтояну и Друцэ


В распоряжении NM оказалась видеозапись разговора в криковской тюрьме блогера Вячеслава Балакчи с осужденными за убийства Ионом Друцэ и Ионом Шолтояну. На настойчивые вопросы Шолтояну, от кого он пришел, Балакчи отвечает — «со стороны Плахотнюка». При этом оба заключенных, судя по видео, ничего не знали о визите Балакчи, хотя по закону должны были заранее дать согласие на интервью. Балакчи утверждает, что запрашивал интервью по всем нормам закона, и что знал об утечке видео, которую «обеспечил агент российских служб Ренато Усатый».

Видео

Лидер «Нашей партии» Ренато Усатый передал NM видео из тюрьмы в Криково, на котором Вячеслав Балакчи пытается интервьюировать заключенного Иона Шолтояну м заключенного Иона Друцэ, известного в криминальных кругах как Ваня Писатель.

Видео Усатый передал чуть больше года назад, но попросил NM не публиковать его до тех пор, пока человек, передавший его Усатому, не будет в безопасности. Он также сообщил, что это видео было в личном архиве экс-председателя Демпартии Владимира Плахотнюка, а снято предположительно весной 2017 года.

«Я просил не публиковать это видео, но передал его в правоохранительные органы других стран. где его приложили к материалам уголовных дел. Я пока не могу комментировать уголовные дела в других странах, но в России, вы сами знаете, есть ордер на арест Плахотнюка по делу о покушении на убийство», — сказал Усатый.

Нарезки этого видео с участием Друцэ, отметим, позже появились в материале «Убийца в Законе. *ОПЕЧАТКИ», опубликованном на портале Вячеслава Балакчи Zeppelin.md.

Друцэ

Ион Друцэ отбывает срок за тройное убийство. Он фигурирует в деле о покушении в Лондоне на российского банкира Германа Горбунцова. В ноябре 2017 года киллер Виталий Прока в интервью Jurnal TV заявлял, что убийство Горбунцова заказал Владимир Плахотнюк, который вышел на него через Ваню Писателя (Иона Друцэ). Последний фигурирует и в официальной версии молдавской прокуратуры о покушении на Горбунцова. Правда, по версии прокуратуры, заказчиком убийства Горбунцова был Ренато Усатый, который за это предложил Друцэ деньги, а тот, в свою очередь, нанял Проку.

Из видеозаписи из тюрьмы понятно, что Друцэ не был знаком с Балакчи и ничего не знал о его визите. На встречу с Балакчи Иона Друцэ привел сотрудник тюрьмы. Друцэ спрашивает Балакчи, что это за видеокамеры, и говорит, что не в курсе происходящего.

Друцэ: А почему ты с камерами этими? Что такое?
Балакчи: Насколько мне известно, вы должны быть в курсе.
Друцэ: Я не в курсе. Впервые слышу.

Во время разговора с Балакчи Друцэ говорит, что ему дали срок из-за того, что он не захотел сотрудничать, но не уточняет, с кем. «После этого мне дали срок, сказали, что я должен сидеть и все. Потом говорили, что мои братья сидят за меня», — говорит Друцэ.

На вопрос о том, знает ли он Усатого, Друцэ отвечает, что «Усатый приехал и стал спрашивать про Черчилля (по некоторым данным, так называли Виталия Проку), что почем, и после него начали приходить журналисты RISE и остальные».

«Он [Усатый], чтобы избавиться от проблем, пошел в прокуратуру и сказал, что «писатель знает», и начались спецслужбы румынские, американские, и все на мою голову. До встречи с Усатым у меня не было никаких проблем с ними», — говорит Друцэ.

На видео он отрицает свою причастность к покушению на Горбунцова и заявляет, что все посредники, которые имели отношение к этому делу, исчезли или мертвы, и его постигла бы та же участь, если бы он действительно был посредником.

Друцэ также говорит, что не виновен во всем, в чем его обвиняют, и никогда не был связан с Ренато Усатым, Владимиром Плахотнюком, Владимиром Филатом и любым другим политиком.

 

Шолтояну

В той же тюрьме Балакчи встретился с Ионом Шолтояну, который отбывает срок за убийство бывшего полицейского Иона Стратулата. Из видео понятно, что Шолтояну тоже не знал, кто такой Балакчи, и не знал о его визите.

Шолтояну: Что ты хочешь?
Балакчи: Обсудить темы разные, узнать полную правду, а не часть.
Шолтояну: Какие темы? Стой тут (сотруднику тюрьмы, который попытался выйти из комнаты, но после требования Шолтояну остался). А кто тебя ко мне направил?
Балакчи: Это расследование, которое я веду с 2011 года.
Шолтояну: Если про тюрьму, то в тюрьме все хорошо, еду дают, все нормально.
Балакчи: Мне все же нужен контекст дела, из-за которого вы сюда попали. Мне лично кажется, что все было иначе. Я не хочу говорить об условиях содержания, я хочу говорить о том, что случилось. И параллельно о расследовании, которое я провожу, про Горбунцова и других.
Шолтояну: Не имеет ничего н..й, ну его н..й. Не вмешивайте меня в политику, у меня ничего нет ни с Горбунцовым, ни с Усатым. Про спорт, про шефа (показывает на сотрудника тюрьмы), про зону мы можем говорить.

В другом фрагменте видео Шолтояну объясняет Балакчи, что «с бухты-барахты такие вещи не делаются» «Если бы мне кто-то позвонил и сказал — Иван Андреевич, или шеф бы мне сказал (показывает на сотрудника тюрьмы) — так и так, ты должен сделать, сказать правду или еще что-то…,  а так не делается, я тебя вижу впервые в жизни. Со мной никто не говорил», — говорит Шолтояну.

В разговор вмешивается сотрудник тюрьмы, который утверждает, что «о парнях говорили». «Тебе что, не говорили?», — спрашивает он у Шолтояну.

Шолтояну: Вот он (показывает на сотрудника тюрьмы) меня спрашивает, тебе говорил кто-то, что он придет? А я говорю — нет. Ты же понимаешь, о чем я говорю? Если бы меня предупредили люди, которых я знаю. Ты знаешь, о ком я говорю, это серьезные, хорошие, заинтересованные люди.
Сотрудник тюрьмы: Ваня, но он тоже им помогает.
Шолтояну: Славик, если бы мы говорили о спорте, обо всем и ни о чем… Но перед тем, как делать что-то серьезное, мне должны были сказать, и я должен был продумать позицию, посчитать.
Балакчи: Мне сказали люди, которых я хорошо знаю.
Шолтояну: Кто тебе сказал? Я впервые слышу об этом.
Сотрудник тюрьмы Балакчи: Ты можешь сказать ему, кто тебе сказал.
Шолтояну: Да, скажи, если ты честен со мной, я честен с тобой… Я откуда знаю, с чьей ты стороны пришел?
Балакчи: Если я сейчас назову имя, этот парень все равно не с самой верхушки оттуда
Шолтояну: Да, но этот парень тоже с какой-то стороны, так ты мне скажи, чтобы я знал, с какой. Может, он со стороны Филата (ругается матом)
Балакчи: Кого сейчас интересует Усатый? Кто враг балабола?
Шолтояну: Я не знаю, о ком ты говоришь
Балакчи: Враг балабола сейчас Плахотнюк. Вот ребята оттуда мне и помогли сюда попасть.
Шолтояну: Кто конкретно? Чтобы я знал. Я знаю, о ком идет речь, но не знаю, с кем ты разговаривал.

Вячеслав Балакчи продолжает отвечать уклончиво, отмечая, что парень, который направил его, занимается прессой. Шолтояну начинает раздражаться: «10 раз говорю одно и то же, спрашивая, с какой ты стороны, а ты отказываешься отвечать».

«Со стороны Плахотнюка», — говорит ему Балакчи. Шолтояну такой ответ не устраивает, он настаивает, чтобы блогер назвал конкретную фамилию. Тогда Балакчи называет имя Олег, но и этот ответ не устраивает Шолтояну, и он предлагает Балакчи сначала дать ему подтверждение, что он действительно с «нашей стороны». После этого Шолтояну покидает кабинет.

 

Правила доступа

По закону нельзя получить разрешение на интервью с заключенным без его ведома и согласия. В Национальной администрации пенитенциарных учреждений NM пояснили, что для проведения интервью необходимо написать официальное письмо на имя директора Администрации с просьбой разрешить интервью и написать письмо заключенному, потому что без его согласия провести интервью невозможно.

Пользуясь полученной инструкцией, NM запросил интервью у Шолтояну и Друцэ. Спустя несколько недель в редакцию пришел письменный отказ заключенных от интервью. Шолтояну написал, что не хочет давать интервью, а Друцэ отметил, что не знаком с корреспондентом NM, который запросил интервью, и по личным причинам не делает никаких заявлений.

После этого NM попытался узнать в Национальной администрации пенитенциарных учреждений, как Вячеслав Балакчи получил доступ в тюрьму в Криково в 2017 году, а также, получил ли он согласие Шолтояну и Друцэ, так как они, судя по видео, об этом не знали. Однако на звонки NM в приемной ведомства не ответили, а телефон пресс-секретаря Олега Панти был отключен.

Балакчи

Блогер Вячеслав Балакчи, который считается близким к демократам и ведет свой блог на сайте publika.md, в комментарии NM заверил, что запрашивал интервью в соответствии со всеми законными процедурами, как это делают и другие журналисты, которые интервьюируют заключенных.

Он также сказал, что знал об «утечке информации еще год назад», и Усатый, который передал NM видео, знает, что Балакчи был в курсе.

Кроме того, по его словам, «человек, который осуществил утечку данных, не находился и не находится в опасности». «Как и в случае с отчетом Kroll, цель этой утечки — скомпрометировать доказательства совершения особо тяжкого преступления и помочь Усатому избежать уголовной ответственности», — сказал Балакчи.

На вопрос, получал ли он от кого-то указание взять интервью у Друцэ и Шолтояну, Балакчи ответил отрицательно: «Отвергаю все инсинуации, содержащиеся в вашем сообщении о предполагаемых «указаниях от кого-то». Тактики и стратегии, которые применяет журналист-расследователь, чтобы получить доступ к общественно значимой информации, наверное, знакомы и вам, особенно учитывая вашу работу в, назовем его «таком специфическом» СМИ», — ответил Балакчи.

По его словам, он понимает, почему утечка информации произошла именно сейчас, когда «правовые институты в Кишиневе перешли под контроль российских служб», а эту утечку обеспечил «агент российских служб Ренато Усатый через портал, аффилированный этим службам».

«Небольшая ремарка для тех, кто вовлечен в утечку информации, как и в случае с утечкой отчета Kroll иностранным службам: у госизмены нет срока давности», — добавил Балакчи.

***

Портал Вячеслава Балакчи Zeppelin специализируется на скандальных публикациях, мишенью которых оказываются оппоненты правящей до недавнего времени Демпартии. Все тексты подписаны блогером Вячеславом Балакчи. «Расследования» посвящены, в частности, «Нашей партии» и ее лидеру Ренато Усатому, Вячеславу Платону и некоторым НПО.

Совладелец Andys Pizza Андрей Транга, комментируя уголовное дело, которое против него завели, заявил, что причастность к нему Демпартии доказывает повышенный интерес к делу блогера Балакчи.

newsmaker.md/rus/novosti/fas-atakuet-kak-neugodnye-vlastyam-npo-stanovyatsya-mishenyami-dlya-napadok-42436

В марте 2018 года суд обязал Балакчи опровергнуть свое заявление о причастности бывшего министра финансов Вячеслава Негруцы к краже миллиарда. Согласно решению инстанции от 14 марта, блогер должен опубликовать на своей странице опровержение и выплатить Негруце компенсацию.

В недавнем отчете Центра юридических ресурсов и 17-ти НПО о попытках дискредитации гражданского общества порталу Zeppelin и Вячеславу Балакчи отводится отдельное место.