Суббота 21 октября 2017
$ 17.3387 20.5039

Долгом дело делалось. Григоре Фуртунэ об альтернативном варианте возвращения украденного миллиарда

Президент Николае Тимофти за ночь промульгировал пакет из семи «правительственных законов», в числе которых и тот, что переводит в госдолг миллиард долларов, выведенных из трех банков. И факт спешной промульгации этих законов, и вся процедура их принятия возмутили экспертов и взбудоражили общество, дав повод для новых протестов. 

Процедурные трюки уже стали у нас традицией. То правительство тайно под покровом ночи принимает присягу перед президентом. То заседание парламента по вотуму недоверия кабмину назначается внепланово: когда депутаты в разъездах, да еще за пару часов до начала заседания. И вот теперь Тимофти спешно промульгировал семь законов. 

newsmaker.md/rus/novosti/milliard-zavernuli-v-paket-chto-nuzhno-znat-o-semi-zakonah-prinyatyh-v-obhod-parla-27710

Посмотрим и на факт, и на процедуру принятия этого пакета законов. Законодательство отводит на принятие законов не меньше тридцати дней. И в этом есть логика: независимость каждой из трех ветвей конституционной власти должна быть обеспечена на деле, а не на бумаге. 

У президента должно быть достаточно времени для всестороннего изучения законопроектов. Особенно тех, которые, как в этом случае, вызвали широкий общественный резонанс, отрицательные оценки независимых экспертов, специалистов-практиков в финансовой области.

Тем более, что речь идет не о нависшей над страной военной угрозе (не дай Бог), когда необходимо действовать безотлагательно. А уж про то, как в Молдове затягивается принятие законов, точно имеющих срочность, неловко даже говорить. Ярчайший и ближайший пример — закон о бюджете на 2016 год (был принят с опозданием на восемь месяцев. — NM).

newsmaker.md/rus/novosti/v-prezidenture-otvetili-na-kritiku-v-adres-timofti-v-svyazi-s-promulgatsiey-finans-27716

Но президентура повела себя по-пионерски: всегда готова. Не просто не обращая внимания на протесты и критику, а пытаясь представить их элементами избирательной кампании. Напомню, глава администрации президента Ион Пэдурару назвал организованный у президентуры протест частью «арсенала предвыборных технологий».

Трудно предположить, что этот господин так занят, что «не заметил» протестное движение вообще и многочисленные митинги протеста на центральной площади и марши в частности. Начало им, как известно, положило именно «дело о миллиарде». Если же его занятость так велика, что некогда замечать происходящее в стране, то, думаю, сжатые информационные справки об этом поступали президенту от МВД и СИБ. И трудно допустить, что президент не делится такой информацией с главой своей администрации.

newsmaker.md/rus/novosti/ministr-finansov-oktavian-armashu-nm-my-molchali-vidya-chto-tvoryat-filat-i-platon-27700

Два года гражданское общество, общественно-политические движения, не представленные в нынешнем парламенте, протестуют против бездействия властей в истории с выводом миллиарда долларов из трех банков. 

А ведь эксперты-финансисты и СМИ с 2013 года изо дня в день высказывали тревогу по поводу ситуации в банковском секторе, говорили о серьезных проблемах в некоторых банках и опасном бездействии контролирующих и правоохранительных органов. Но вместо реакции и энергичного вмешательства, которых от госструктур требуют статус и закон, чиновники говорили, что все разговоры о проблемах на банковском рынке — это популизм и экономическая безграмотность.

Было бы логично, чтобы в сегодняшней ситуации, прежде чем принимать решение о промульгации законов, президент потребовал бы всестороннего изучения вопроса, обратился за оценкой к авторитетным профильным институтам и экспертам. Можно даже и к зарубежным. Все же не о самосвале помидоров речь, а о миллиарде долларов, которые любой ценой пытаются впихнуть в расходную часть госбюджета в виде туманно сформулированных законов на 25 лет. 

Почему, кстати, не на 26 или на 15? А может, вообще не надо? Или пока не надо? Но это даже не обсуждалось.

Специалисты, которые не глупее тех, что подготовили эти законы, убедительно доказывают, что избранный правительством вариант безграмотный и антинародный и что есть вариант, основанный на общепринятой практике: отразить эти деньги на балансе кредитора. В нашем случае — на балансе Нацбанка, а точнее на каком-нибудь его забалансовом счете. И настойчиво заниматься преследованием злоумышленников и возвратом украденных денег всеми доступными путями. И хорошо бы, чтобы ход расследования контролировал и регулярно обсуждал парламент.

И вот когда все инструменты и способы испробованы и что-то при этом осталось не погашенным, вот тогда правительству и нужно было бы совместно с кредитором (то есть с Нацбанком) рассмотреть варианты возмещения остатка долга.

Но всего перечисленного уже не произойдет. Поэтому беспомощный лепет руководителя администрации президента выглядит нелепой попыткой оправдания добровольного отказа главы государства от своего конституционного права — промульгировать или не промульгировать закон. И от его же конституционной обязанности не допускать беззакония, манипуляций, попыток замаскировать грабеж населения страны, который стал возможен из-за безответственности и бездеятельности властей. 

Никакой Конституционный суд не может отнять этого права у президента, если он действительно хочет пользоваться им, осознавать это свое право и эту свою обязанность.

Трудно отделаться от ощущения, что спешка с принятием и промульгацией «финансового пакета» вызваны неуверенностью тех, кто дирижирует всеми процессами в стране. А вдруг 30 октября выберут не того? Вдруг в президентском кресле окажется тот, кем нельзя манипулировать и кого нельзя шантажировать? Да еще и в первом туре.

Автор — финансист, основатель и первый президент Moldova Agroindbank.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

NewsMaker

Партнерские ссылки