0ºC Кишинёв
Воскресенье 16 декабря 2018

«Это была юмореска-экспромт в стиле Геннадия Хазанова». Как Платон «подкупал» сотрудников Pantera. Репортаж NM из суда

На заседании Апелляционной палаты 8 декабря прокуроры потребовали для Вячеслава Платона наказания в виде лишения свободы на 25 лет. Тюремный срок определили с учетом приговора, который Платону вынесли по делу о выводе денег из Banca de Economii. Судебная коллегия отклонила семь ходатайств об отводе судей, полученных от подсудимых и их адвокатов. Судьи, однако, согласилась вызвать Платону скорую помощь, которую он просил еще на заседании 5 декабря. Подробности — в репортаже NM.

Пинг-понг отводов и отказов

Заседание Апелляционной палаты 8 декабря вновь началось с отводов судей. Адвокат Платона Александр Боднарюк подал заявление об отводе председателя судейской коллегии Ксенофона Ульяновского. Тот не стал рассматривать заявление, расценив его как очередную попытку затянуть слушание. Кроме того, судья выразил недовольство манерой поведения адвоката и пообещал подать на него жалобу в минюст. Боднарюк отметил, что и на прошлом заседании получил от судьи не менее пяти замечаний.

«Это заявление уже девятое. Это попытка затянуть слушание. Суд его не рассматривает, но его прикрепят к делу», — отметил Ульяновский.

Затем прокуроры попросили приобщить к делу приговор Платона по делу о выводе денег из Banca de Economii, по которому его осудили на 18 лет. Платон увидел в этом попытку повлиять на судей: «Приговор показывает, что предыдущие трое [судей] вели себя также: отклоняли доказательства, не давали высказаться». Но приговор все же приобщили к делу.

Платон снова подал ходатайство об отводе Ксенофона Ульяновского. В заявлении он сослался на решение Конституционного суда о том, что судебная инстанция не имеет права игнорировать повторное ходатайство об отводе судьи. Платон подчеркнул, что он указал в ходатайстве новые аргументы о том, что суд игнорирует все доказательства, которые предоставила защита, и работает исключительно как обвинительная сторона. Также Платон отметил, что ему не вызвали скорую помощь, несмотря на то, что он просил об этом на прошлом и на этом заседании. «Третье обстоятельство: на прошлом заседании вы отклонили три отвода моих адвокатов. Судебная инстанция относится ко мне крайне негуманно и предвзято», — сказал Платон.

Ходатайство Платона поддержал его адвокат Боднарюк. Он сказал, что председатель коллегии необоснованно отклонил все ходатайства адвокатов. «По закону Апелляционная палата должна заслушать свидетелей, которых не заслушали ни в первой, ни во второй инстанции. Мы на миллион процентов уверены, что суд не объективен», — заключил Боднарюк.

Несмотря на то, что прокурор Александр Черней выступил против рассмотрения заявления, суд все же удалился на совещание. Однако заявление решили не рассматривать и вновь посчитали его злоупотреблением.

Затем судьи предложили заслушать Платона по второму эпизоду обвинения — о подкупе сотрудников спецподразделения Pantera. Подсудимый напомнил суду, что не закончил давать показания по первой части обвинения.

«На прошлом заседании суд не дослушал показания по 390 статье. Ему должны зачитать последние предложения из показаний, и он должен продолжить», — отметила госзащитник Татьяна Малай. Ее поддержали и адвокаты Платона — Александр Боднарюк и Эдуард Руденко. Судья отметил, что Платон достаточно подробно все рассказал на прошлом семичасовом заседании и расценил его попытку продолжить показания по первому эпизоду как отказ давать показания по второму.

newsmaker.md/rus/novosti/vasha-chest-znayu-chto-plahotnyuk-vliyaet-na-vas-o-chem-platon-rasskazyval-sudyam-40512

Платон и его адвокат Руденко попытались дать отвод судьям, но у них вновь ничего не вышло.

Затем судьи решили допросить Андрея Бахчиванжи. «Ваша честь, вы ни разу не остановили прокуроров, а меня, Вячеслава и моих адвокатов вы постоянно перебиваете» — сказал тот. В свою очередь судья предложил ему не отвлекаться от допроса. Тогда Бахчиванжи потребовал дать отвод всей судебной коллегии из-за того, что Платону не дали высказаться. В рассмотрении этого ходатайства суд также отказал.

«Предложение в грубой форме» 

Во время допроса Бахчиванжи заявил, что не виновен. Он отметил, что действовал по поручению владельцев страховых компаний Moldasig и Aliance Insurance Group. «Во время очной ставки в НЦБК директор Moldasig был удивлен и даже ошарашен, увидев меня в статусе подозреваемого по уголовному делу, которое открыли на основе его заявлений», — сказал Бахчиванжи.

Также он сообщил, что через полгода после ареста прокурор Андриана Бецишор предложила ему подписать бумаги, которые можно было использовать против Платона. «Предложение сделали в грубой форме — высокомерно и нагло. Из него было понятно, что это клевета на Вячеслава Платона», — отметил Бахчиванжи.

Кроме того, Бахчиванжи рассказал, что первые полгода, пока он находился под стражей, его обвиняли по одной статье, а, когда дело дошло до суда, статью переквалифицировали: «Обвинение в хищении в крупных размерах чудесным образом приобрело форму умысла». «Пока я находился в тюрьме № 13, НЦБК при их ресурсах не выяснил, пропали миллионные суммы со счетов компании или нет», — сказал Бахчиванжи.

После этого вопросы Бахчиванжи стал задавать его адвокат Виктор Мазнюк. Бахчиванжи подтвердил, что у него не было никакого преступного умысла, и рассказал о «не пригодных для людей» условиях содержания в 13-й тюрьме.

Возможность задать вопросы Бахчиванжи дали и Вячеславу Платону. Часть из них судьи сняли, потому, что посчитали не связанными с делом. Из-за этого Платон снова попытался дать отвод судебной инстанции. Но его проигнорировали. Также судьи сняли вопрос Адександра Боднарюка о том, какое вознаграждение предложила Адриана Бецишор Андрею Бахчиванжи в обмен на предложение оговорить Платона.

Затем Эдуард Руденко заметил, что адвокату Бахчиванжи дали возможность задать вопросы своему подзащитному, а у него с Боднарюком такой возможности не было. Он заявил, что судья нарушает его право задавать вопросы подзащитному.

Вскоре Руденко сообщил, что у Платона сильные боли, и попросил вызвать в суд скорую. Платон отметил, что и конвою, и тюремному врачу жаловался на боли, однако, его просьбу проигнорировали. Он напомнил, что просил вызвать скорую и на заседании 5 декабря, но его просьбу проигнорировали. Несмотря на то, что прокурор Черней расценил поведение защитников Платона как попытку затянуть рассмотрение дела, судьи все же разрешили вызвать скорую.

Ксенофон Ульяновский предложил Эдуарду Руденко допросить подзащитного, пока не приехали врачи. «Я не буду мучать своего подзащитного», — отметил Руденко и предложил дождаться, пока Платону окажут помощь. Однако Ульяновский настаивал на продолжении заседания. В итоге Платон по просьбе адвоката Боднарюка высказался по второму эпизоду обвинения.

Платон подчеркнул, что будет давать показания, превозмогая боль. Он сообщил, что во время заседаний первой инстанции проводил в одной комнате с сотрудниками Pantera по два-три часа, пока ждал начала заседаний, и в перерывах. «На протяжении этого времени мы достаточно много шутили», — сказал Платон. Он рассказал, что однажды начал «юмореску-экспромт в стиле Геннадия Хазанова» — пообещал вступить в ряды сотрудников Pantera и возглавить их коммерческий отдел.

Судья отметил, что эти показания не имеют отношения к делу. В ответ на это Платон потребовал провести экспертизу видеозаписи, которая легла в основу обвинения. В этот момент судье сообщили, что к подсудимому приехала скорая. Сначала врачей хотели пустить в зал суда, но потом все же решили сделать перерыв и дать им возможность осмотреть Платона. Позже врач скорой помощи Евгений Захария сообщил, что у Платона хронические проблемы с зубами, которые начались больше года назад. Он сказал, что дал подсудимому лекарство и подчеркнул, что такие проблемы лечатся только у стоматолога.

Шутки в сторону

Затем судья предложил Платону продолжить показания и объяснить, предлагал ли он сотрудникам Pantera по 5 тыс. евро и автомобили.

«Я говорил, что, если буду коммерческим директором, мы с ними будем совершать коррупционные действия. У нас будет прайс-лист с ценами за передачу мобильных, за освобождения, за свидания с женой с сопровождением на ночь, вплоть до сопровождения на курорт», — рассказал Платон. Он отметил, что благодаря таким изменениям у всех сотрудников Pantera будут машины и квартиры, а девушки будут мечтать выйти за них замуж. «Я объяснил, что за побег заключенного им грозит срок четыре года, но из-за того, что они в масках, они смогут сменять друг друга, и никто не заметит», — сказал Платон.

В этот момент полицейские, которые сидели возле корреспондента NM, не смогли сдержать смех.

Сотрудники Pantera, продолжил Платон, говорили, что ждут меня в отряде, даже если я не сдам нормы физической подготовки. Затем, по словам Платона, один из них спросил, подарит ли он ему iPhone 7, если он придет к нему на дежурство. «Я вам подарок, а вы мне — уголовное дело», — сказал Платон и ничего ему не пообещал.

Платон акцентировал внимание на том, что прокуроры не расшифровали полностью диски, на которых записан этот разговор. «Эксперты центра не смогли расшифровать половину записи, хотя даже мои адвокаты поняли, о чем там идет речь», — сказал Платон. Он отметил, что адвокатам пришлось отправить диски на экспертизу в Россию, чтобы доказать, что беседа имела ироничный характер. «Несмотря на то, что экспертиза это подтвердила, прокуроры продолжают настаивать на обвинении. Несмотря на нелепость, глупость и абсурд происходящего», — сказал Платон.

Затем Боднарюк попросил заслушать в Апелляционной палате всех свидетелей, которые давали показания в первой инстанции. «Противоречия есть не только в показаниях свидетелей, но и в приговоре», — отметил Платон. Он попросил вызвать в суд еще одну обвиняемую — Алену Сташевскую (доверенное лицо Платона, против которой в 2013 завели несколько дел о хищении в особо крупных размерах и превышении полномочий), которая, по его словам, готова дать показания.

Прокуроры отметили, что не против выслушать Сташевскую, однако та находится в розыске. В свою очередь Платон сказал, что прокуроры сами себе противоречат, и снова потребовал отвода коллегии. Суд не стал рассматривать это ходатайство и решил перейти к прениям сторон.

Учитывая дело, по которому Платона уже приговорили к 18 годам лишения свободы, прокуроры попросили назначить ему в общей сложности тюремный срок 25 лет. Также они намерены взыскать с него штраф 300 тыс. леев. Для Бахчиванжи прокуроры попросили девять лет лишения свободы, а приговор Максиму Капанжи оставили без изменений — три года условно. Также гособвинители потребовали отклонить все апелляционные заявления как необоснованные.

Адвокаты попросили, чтобы им дали время подготовиться к прениям. Судьи решили продолжить рассматривать дело 14 декабря.

На заседании 5 декабря, напомним, судьи также проигнорировали несколько заявлений об их отводе. Координатор программ Центра юридических ресурсов Ион Гузун в комментарии NM назвал действия судей «злоупотреблением». По его словам, судьи нарушают право обвиняемых на защиту по этому делу.

Автор : Надежда Копту

Партнерские ссылки