3ºC Кишинёв
Среда 12 декабря 2018

«Это наглядное пособие о том, как люди зверски уничтожают себе подобных». Что рассказала в книге об Андрее Брагуце его сестра

История Андрея Брагуцы — это «наглядное пособие о том, как люди зверски уничтожают себе подобных», и молчать об этом нельзя. Так считает Наталья Брагуца, сестра погибшего в молдавской тюрьме Андрея Брагуцы. Об этом она написала книгу «Невидимая реальность», которую представила 7 декабря в Кишиневе. В блиц-интервью NM она рассказала, почему решила предать гласности эту историю, и как это может спасти жизни многих людей.

На презентации вы говорили, что книга уже получила много недоброжелательных комментариев: многие возмутились самим фактом ее появлением. Как вы считает, почему?

newsmaker.md/rus/novosti/odobrennoe-ubiystvo-chto-pokazala-smert-andreya-bregutsy-33369

Год назад, когда стало известно о смерти брата, в СМИ появилось отвратительным видео. Его смонтировали так, чтобы сформировать определенное мнение о моем брате. После этого под всеми новостями об этой истории были ужасные комментарии. Сегодня [после написания книги] я просто столкнулась с тем же.

Людей возмущает, что снова поднимается тема убийства моего брата. А я не понимаю, почему эти люди не понимают, зачем нужна эта книга. Она — моя боль, моя попытка найти правду.

То есть за год в восприятии людей ничего не изменилось?

Нет, к сожалению. Было очень неприятно, но не моя задача изменять мнение этих людей.

По-вашему, изменилось ли что-то в Молдове, после того как история смерти вашего брата стала публичной, после того как о ней столько писали и говорили? В предисловии к книге вы говорите, что его смерть вызвала системные перемены.

Мне сложно об этом судить, потому что я плохо знаю нынешние реалии в Молдове (Наталья живет в Швейцарии. — NM). Единственное, что я могу сказать: в декабре прошлого года [адвокат правозащитной организации Promo-Lex] Вадим Виеру сказал мне, что благодаря этому делу спасено четыре жизни. Для меня было очень важно, что из-за того, что я не промолчала, кого-то не убили. Тогда это были четыре жизни.

Изменилось ли что-то сегодня, мне сложно сказать. Хотя я получаю информацию несколько иного характера. Все по-прежнему не очень хорошо.

Кого вы считаете виновными в произошедшем с вашим братом? Во время первых арестов многие ждали крупных отставок, вплоть до министерских.

newsmaker.md/rus/novosti/vsya-problema-v-tom-chto-on-byl-na-popechenii-gosudarstva-ofis-narodnogo-advokata-35016

Вы сами ответили на свой вопрос. Знаете, когда в семье нет порядка и нет правил, дети творят все, что хотят. Запреты вроде — нельзя это ломать, нельзя это рвать, потому что это плохо — это, образно говоря, воспитание, за которое отвечают родители. Любые подобные действия [нарушение запретов] должны вызывать ответную реакцию.

Если люди считали, что они могут такое сотворить с другим человеком, они знали, что это останется безнаказанным. Это уже практика. Люди ничего не боялись, и это даже не их упущение. Они поступали, исходя из собственных представлений о жизни и правилах этой жизни.

Вы ведь знаете, что, если вы кого-то убьете, вас посадят. И вы не пойдете убивать. Если говорить только о правилах, то это работает именно так. Тут серьезные упущения. Нет порядка. Нет родителя.

По-вашему, достаточно ли тех уголовных дел, которые открыли в связи со смертью вашего брата, или вы ждали большего?

Я не знаю в деталях все юридические процессы, но, мне кажется, что здесь проблема намного выше [не ограничивается уровнем сокамерников и сотрудников тюрьмы]. Однозначно должны ответить люди, которые избивали моего брата и т.д. Но ведь вы понимаете, что не они главная причина этой истории. Все намного выше.

newsmaker.md/rus/novosti/sistemnaya-reaktsiya-kak-rassleduetsya-delo-andreya-bregutsy-i-chto-govoryat-ob-et-33461

История Андрея Брагуцы вскрыла целый комплекс проблем: от недостатков правоохранительной системы до отношения в обществе к людям с психическими заболеваниями. Насколько остро чувствуется разница в этом отношении между Молдовой и скажем, Швейцарией, где вы сейчас живете?

Тут сложно говорить о терпимости [общества]. Разве Андрея убили за то, что он был болен?

Вопрос, скорее, в реакции людей на его гибель.

Во-первых, его представили в таком виде. Во-вторых, мы говорим о болезни. Во многом эти реакции были связаны именно с видеороликом, который опубликовали после его смерти. Андрей никогда в жизни так себя не вел. А то, что показали — возьмите любого человека, напоите его и увидите, что будет то же самое. Мы, к сожалению, столкнулись с другой бедой — болезнью. Но это не умаляет личностных качеств Андрея. Поэтому у меня не было другого выбора, кроме как написать о нем. Это был очень хороший человек.

Я собрала отзывы тех, кто его знал, чтобы люди поняли, что это был за человек. Да, он заболел. Да, психическое расстройство — это страшно. А тот, кто все это делал с ним? Мы будем называть его здоровым? Вопрос очень тонкий.

Не хотелось бы давать оценок тому, как с терпимостью здесь и там. У того, что произошло, нет оправдания. То, что все преподнесли в таком виде, это на совести людей, которые это сделали. Им это было выгодно, чтобы оправдать то, что произошло. Это все на их совести. Они с этим живут.

Вы говорили, что хотите, в том числе, на средства от продажи книги запустить социальный проект для детей «Люби жизнь» и выпускать мультфильмы и художественные книги. Где вы хотите реализовать этот проект?

Мне кажется, это не имеет значения. Если это мультфильм или книга, они могут быть доступны везде. У меня нет территориальных предпочтений. Это проект, который можно запустить из любой точки. Как это будет, уже жизнь покажет. Зависит от того, каких людей он приведет ко мне.

Это не национальный или территориальный проект, связанный с Молдовой или даже с Россией. К сожалению, беда, которая случилась здесь, происходит везде. Это насущная проблема, и не только молдавская. Со взрослыми сложнее, поэтому надо начинать с воспитания детей, чтобы дать им понимание того, что значит жить и почему это ценность. Фонд, который будет заниматься этим проектом, я создам в память о моем брате.

***

Андрей Брагуца умер под арестом 26 августа 2017 года (по версии полиции, от гнойной бронхопневмонии) через две недели после того, как его задержали полицейские на трассе в Криулянском районе. По официальной версии, его задержали за сопротивление патрульным, которые остановили его за превышение скорости: Брагуца, по словам полицейских, вел себя «неадекватно».

Агрессивное поведение задержанного подтверждает видеозапись, которую полиция «слила» в прессу, когда дело Брагуцы получило большой резонанс. На видеозаписи задержанный ругает полицию матом, а потом нападает на полицейского и бьет его.

Позже прокуроры обнародовали другое видео. Там бьют уже Брагуцу — сокамерники по изолятору № 16. Бьют жестоко, долго, на глазах у полицейских, которые ничего не пытаются предпринять.

Адвокаты правозащитной ассоциации Promo-Lex, которые представляют интересы семьи погибшего, настаивают на том, что именно побои стали причиной смерти Брагуцы, который был психически болен. Отец Брагуцы уведомил полицию о болезни сына сразу после задержания. Но, несмотря на это, суд по ходатайству прокурора поместил Брагуцу под предварительный арест на 30 дней.

newsmaker.md/rus/novosti/eshche-13-politseyskih-predstanut-pered-sudom-po-delu-bragutsy-35498

Обвиняемыми по одному из трех дел о гибели Брагуцы проходят семь человек — четыре сокамерника по СИЗО и трое полицейских, которые допустили его избиение. Также под судом находятся два медика, которые предположительно не оказали ему необходимую медицинскую помощь. Третье уголовное дело по этому случаю также находится в суде: по нему проходят 13 сотрудников СИЗО, которых обвиняют в бесчеловечном обращении.

Автор : Ольга Гнаткова

Партнерские ссылки