«Это предрассудок, что человек с ограниченными возможностями — некое бремя»
Четыре истории, разрушающие стереотипы
Их называют людьми с особыми потребностями или ограниченными возможностями. Сами они утверждают, что их возможности ограничены только неприспособленной городской средой и сложившимися в обществе стереотипами. NM рассказывает четыре истории, которые разрушают эти стереотипы: истории о том, как люди, лишенные зрения или использующие для передвижения кресло-коляску, добиваются успеха в профессии, создают счастливые семьи и воспитывают детей.

1
Ксения Симинчук:
«Если акцентировать внимание на том, что ты человек с ограниченными возможностями, к тебе так и будут относиться»
Я никогда не акцентировала внимания на своих особых потребностях. Думаю, поэтому у меня так много друзей: они не видят во мне жертву, но и не выставляют супергероем. Когда мы с мужем познакомились, тоже не было разговоров о том, насколько хорошо или плохо я вижу. Он узнал об этом через два года, после того как мы стали встречаться. Не потому что об этом возник разговор, а потому что он сам это понял.
Думаю, семье мужа было тяжело меня принять. Я видела, как трудно было моей свекрови, из-за того, что сын выбрал, по ее понятиям, человека с инвалидностью. Но она очень мудрая и сильная женщина, я ни разу от нее не услышала ни единого упрека. Когда она и другие родственники увидели, как я живу, как работаю, они стали ко мне по-другому относиться, и сейчас у нас замечательные отношения. Мама мужа гордится мной и всем говорит, что я ее невестка.

Следующая сложная ситуация была, когда мы узнали, что у нас будет ребенок. Я слукавлю, если скажу, что страха не было. Не сомнения — рожать или не рожать (таких мыслей вообще не было), а боязнь, что ребенку могут передаться мои проблемы со зрением. Но опасения были напрасными.
Киру (дочку) старюсь воспитывать так, чтобы она понимала, что в обществе должно быть место для всех, и разные люди должны жить вместе, а не по отдельности. С раннего детства беру ее на разные мероприятия, где есть дети с ограниченными возможностями. Стараюсь знакомить с ними, чтобы она с ними играла. Хочу, чтобы она росла с мыслью, что нет больных и здоровых детей, а есть разные дети, и у каждого есть какой-то талант.
Когда я пришла на работу в местное управление ООН по правам человека, увидела, что коллеги не знают, как адаптировать для меня рабочее место и офис. А секрет наших сегодняшних отличных отношений в том, что ко мне нет никакого специального отношения.

Последние десять лет отношение к людям с ограниченными возможностями в нашем обществе стало меняться. Но процесс этот длительный. И дело не только в особых условиях, которые нужны таким людям для передвижения, получения образования, работы, а еще и в том, что общество до сих пор побаивается и не принимает разнообразия. По мнению многих, например, если такой человек хочет создать семью, то должен искать счастье только в своем кругу.

2
Алексей Романенко:
«Если я не вижу, это вовсе не значит, что меня надо опекать. Это предрассудки»
Зрение я начал терять еще в юности, после спортивной травмы. В те годы начинался военный конфликт на Днестре. Ребят забирали в армию, а меня не взяли из-за зрения. Тогда, помню, постоянно задавал себе и Богу вопрос: «Почему именно я, почему с моими глазами?». А еще помню, как соседка сказала моей маме: «Если бы твой сын был здоров, его бы могли, как и моего, забрать в армию и убить, как и моего, в этом конфликте на Днестре».
Когда я полностью лишился зрения, ушел из дома и стал работать на заводе общества слепых. Там, в коллективе, было много ребят и девушек, с которыми я общался, но мне это скоро наскучило. У нас были разные интересы: у них приоритетными были материальные блага и выпивка, а меня заинтересовало православие. И еще я стал задумываться о создании семьи. На заводе была одна женщина, которая читала нам православную литературу, она была зрячей. Мне она понравилась своим мышлением и взглядами на жизнь, но наши дороги разошлись.
Свою жену я встретил в храме. У нее нет никаких проблем со здоровьем, но она в жизни прошла через много испытаний, в том числе психологических. Однажды спросил Марину, смогла бы она выйти замуж за незрячего? Она ответила: «За тебя — да». Мы долго встречались, а через два года, когда я учился на четвертом курсе юрфака, поженились.

После свадьбы бывали ссоры и конфликтные ситуации, потому что моей жене казалось, что если у меня какие-то проблемы, то мне нужен постоянный уход и опека. Но это предрассудки, что человек с ограниченными возможностями — это некое бремя. Тот, кто так считает, никогда не общался с нами, не жил и не видел, как мы живем, чем дышим и занимаемся. Если я не вижу, это вовсе не значит, что меня надо опекать.

3
Ливия Гончар:
«Если вам не открывают, стучите сразу в несколько дверей»
В 2011 году я окончила факультет журналистики Госуниверситета, а в 2013 получила степень мастера. Некоторые утверждают, что работа сама их находит. В моем случае все было иначе: я приложила много усилий, чтобы заниматься тем, что для меня важно и приносит удовлетворение.
В студенческие годы многие мои друзья говорили, что было бы неплохо создать такую передачу, которая позволила бы людям с особыми потребностями быть услышанными. Я долго отсылала свои работы и CV в разные редакции, но безрезультатно. После многих попыток решила сама пойти в редакцию радио Moldova1. После собеседования мне сказали: «Мы вам перезвоним». Я пришла к ним с идеей о той самой программе, в которую мы приглашали бы людей с ограниченными возможностями и рассказывали их истории. Я почувствовала, что редактору понравилась эта идея, и поэтому постоянно названивала ему. И, наконец, услышала положительный ответ.
С 2014 года я работаю на радиостанции Moldova1 редактором-ведущей программы Ochiul Interior. Это передача о людях с ограниченными возможностями. В большинстве случаев нам с командой приходится записывать программу дома у героев или на их рабочем месте. Здание, в котором находится наша радиостанция, практически не оборудовано для людей с ограниченными возможностями. Для незрячих и слабовидящих нет перил и лент с тактильным покрытием, для людей с проблемами опорно-двигательного аппарата нет пандусов. На радио Moldova 1 я — единственный сотрудник с ограниченными возможностями и, если честно, не могу просить, чтобы только ради меня там все обустроили.
К тому же сегодня у нас везде такая ситуация: здания публичного доступа не обустроены для людей с ограниченными возможностями. То же самое и с городской средой: дороги разрушены, мало звуковых светофоров, пандусы, которые есть, не всегда отвечают нормам высоты или длины. Кроме физических барьеров, постоянно приходится сталкиваться и с психологическими проблемами, вызванными тем, что наше общество еще не готово принять таких людей. К счастью, в нашем коллективе я не сталкивалась с такими проблемами и очень этому рада.
Но самое большое мое счастье — это семья. Муж и замечательная дочурка, которой скоро будет два года. Создание семьи — это ответственный шаг. Когда мы об этом заговорили, у меня было много сомнений: опасалась причинить неудобства или заставить кого-то страдать. Но все эти сомнения в прошлом.

4
Анна Патраман:
«Твое будущее напрямую зависит от того, на что ты тратишь свое время»
Когда настают тяжелые моменты в жизни, мы задаем себе много вопросов: «Почему это произошло? Почему именно со мной? Кто в этом виноват?». Так случилось и со мной. В один миг все, что было ценно для меня в жизни, разрушилось. Я довольно тяжело перенесла самый пик того трудного периода. Затем началось процесс возвращения к жизни, постоянный и непрекращающийся процесс саморазвития.
Конечно, таким людям как мы, намного сложнее найти хорошую работу или построить счастливую семью, но возможности есть у всех. И твое будущее напрямую зависит от того, на что ты тратишь свое время.
Было много страхов, связанных с замужеством и особенно с рождением ребенка. Я не представляла, как буду справляться. Но у меня даже мысли не было, чтобы отказаться от ребенка. Ребенок — это самое большое счастье, которое случилось со мной в жизни. Есть много вещей, которые я физически не могу делать: например, достать из кроватки и посадить ребенка, искупать его, хотя мне очень бы этого хотелось. Но мне во всем помогают муж и родители, и я им очень благодарна. А вообще я обычная мама, и, общаясь с другими мамами, понимаю, что проблемы у всех одинаковые. Просто нам, мамам с ограниченными возможностями, гораздо сложнее решать эти проблемы.
Главное, все в жизни делать с любовью. Вот я занимаюсь рукоделием, и мне это очень нравится. Каждую вещь делаю с любовью, индивидуально для каждого заказчика, и мне очень приятно, что люди доверяют моему вкусу. Если доволен клиент, довольна и я. Времени это, конечно, занимает очень много, и мне его всегда не хватает, а с появлением ребенка его и вовсе не осталось. Поэтому работаю, в основном, когда ребенок спит, в том числе ночью. Чтобы стать счастливым человеком, надо не сидеть сложа руки, а идти к своей цели, и тогда счастье будет идти навстречу.

По данным опроса, проведенного в марте-апреле этого года среди студентов вузов, 87,9 % респондентов считают, что люди с ограниченными возможностями могут вести активный образ жизни, создавать семью и иметь детей. В то же время на вопрос, готовы ли вы создать семью с таким человеком, 65,6% ответили, что пока не готовы на такой шаг. При этом 7,4 % опрошенных написали, что останутся с любимым человеком, если он попадет в беду и его возможности будут ограничены.
Авторы: Денис Дерменжи и Максим Мифтахов